Могут ли ввести адвокатскую монополию

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Могут ли ввести адвокатскую монополию?»

В России хотят ввести «адвокатскую монополию»

Председатель Высшего арбитражного суда вновь напомнил про идею так называемой «адвокатской монополии» — когда судиться можно будет только через адвоката.

Для юридического сообщества это серьезный знак, что тема не только закрыта, но живет и развивается где-то в высоких кабинетах. А значит рано или поздно нам придется смириться, что так оно и будет.

В суд — с личным проводником

Заявление прозвучало (помимо прочих, не менее жгучих) в череде торжественных совещаний, посвященных 20-летию арбитражной системы. Многие знающие люди склоняются к тому, что если и есть у нас пример успешной модернизации чего-то, так это арбитражные суды. Достаточно вспомнить «электронное правосудие» — мог ли кто поверить еще три-четыре года назад, что иски можно будет подавать по Сети?

Инициативы Антона Иванова отличаются тем, что сначала кажутся фантастическими, а потом претворяются в жизнь, и получается очень хорошо. Поэтому к его словам лучше прислушиваться, пока не поздно. Тем более что планы введения «адвокатской монополии» озвучивались и другими источниками, в частности — минюстом.

Суть «монополии» проста: человеку, которому потребуется идти в суд, придется взять с собой профессионального проводника — адвоката. Сегодня на практике брать можно кого угодно: знающего соседа, друга-правоведа, юрисконсульта крупной фирмы и т. д. В крайнем случае, человек может и сам за себя ответить. Конечно, адвокат, возможно, сделает это лучше, но у защитников есть существенный недостаток — они все берут деньги за свою работу. И деньги, порой, немалые. Насколько же вырастут гонорары, когда войти в суд можно будет только под руку с адвокатом?

«Все более очевидной становится необходимость введения института профессионального представительства, — заявил Антон Иванов. — Опыт работы наших судов показывает, что сложность и специфичность рассматриваемых дел таковы, что участие в их рассмотрении непрофессионалов, во-первых, затягивает процесс, а во-вторых, объективно приводит к неравному положению сторон: та из них, чьи интересы отстаивает квалифицированный юрист, изучивший опыт работы судов и правовые позиции Президиума, имеет заведомое преимущество. Да, мы считаем, что в арбитражных судах должны выступать только адвокаты, по крайней мере, в кассационных судах и в надзорной инстанции».

Арбитраж не для дилетантов

Это только на первый взгляд кажется, что проблема касается только бизнесменов и чиновников. Сегодня постепенно расширяется доступ в арбитражные суды и обычных граждан — так называемых физических лиц. Простой человек, например, может обжаловать в арбитражном суде нормативные акты государственных органов, касающихся экономической сферы.

В создающийся в арбитражной системе суд по интеллектуальным правам также смогут обращаться частные лица. А в перспективе планируется принять закон о банкротстве граждан — скажем, набрал кто-то кредиты и не может вернуть — которые отдаст подобные дела на рассмотрение также арбитражам. Так что, надо запасаться адвокатами?

Есть вопросы и у бизнеса. Зачем, спрашивают предприниматели, нанимать адвокатов со стороны, когда в крупной организации всегда есть в штате профессиональные юристы без корочек. В государственных организациях также есть правовые отделы со специально обученными праву людьми. Значит, из одного государственного кармана будем оплачивать труд штатных юристов, да еще нанимать адвокатов для конкретных судебных процессов?

Интересно, как государственная контора определит, что ей нужен для суда именно тот адвокат, а не этот. Чиновники, конечно, давно выработали свои критерии — кто даст откат, тот и наш. Вариация этого принципа — кто родственник, тот и в доле (в смысле, получит заказ). Однако такие подходы — как раз то, с чем мы сейчас активно боремся.

Если введем «адвокатскую монополию», не получится ли реверанс в сторону коррупции? Как ни крути, сфера государственных контрактов чрезвычайно коррупционная (не только у нас — в любой стране). А работа адвоката априори подразумевает определенную гибкость, в том числе гибкость принципов. Можно не сомневаться, они с чиновниками быстро найдут общий язык.

Таковы доводы скептиков. Сторонники же идеи советуют пристально присмотреться к проектам. В предложениях Высшего арбитражного суда речь идет не о тотальной монополии, а частичной. Первая и апелляционная инстанция, согласно прозвучавшим предложениям, должны быть по-прежнему доступны для всех. Тот же, кто захочет судиться дальше, должен нанять профессионала.

Читайте также:  Может ли адвокат отказаться от иска

В таком случае «адвокатская монополия» с ее неизбежными тратами призвана отсечь от высших инстанций тех, кто банально хочет затянуть процесс, спорит ради спора.

«Необходимо принять меры против тех, кто злоупотребляет своими процессуальными правами и сознательно затягивает процесс, прежде всего, путем несвоевременного предоставления доказательств, — сказал Антон Иванов. — Представляется целесообразным закрепить норму, согласно которой доказательства могут быть представлены только на стадии подготовки дела к судебному разбирательству». А следующим пунктом как раз и прозвучала адвокатская монополия.

Верить только адвокату

Поэтому, на взгляд обывателя, ничего страшного в «адвокатской монополии» в арбитражных судах нет, по крайней мере, на первом этапе. Обжаловать постановления государственных органов, отстаивать свои интеллектуальные права или — в будущем — проходить процедуру личного банкротства можно будет и без адвоката. Конечно, никто не знает, решится ли кто пойти дальше, и ввести полную монополию. Однако споры сейчас об этом беспредметны: надо сначала посмотреть, как будет работать частичная монополия, оценить ее плюсы и минусы, и тогда решать.

Планы введения «адвокатской монополии» обсуждаются и в минюсте. Для юристов, работающих в сфере консалтинга, это тревожный сигнал. Минюст предлагает разграничить сферу ответственности адвокатов и всех иных юридических консультантов. «Повышение качества работы адвокатского корпуса станет возможным только в том случае, если лучшие юридические кадры будут стремиться попасть в адвокатуру, а не в общий юридический консалтинг», сказано в программе «Юстиция».

«Общей целью реформирования адвокатуры в нашей стране должно стать создание корпорации профессиональных юридических консультантов, имеющих монополию на осуществление значимых видов юридического консультирования и обладающих существенно более высоким статусом, чем сегодняшние адвокаты, удовлетворяющих для его приобретения и удержания высоким этическим и профессиональным требованиям и дорожащих этим статусом. Иными словами, суть реформирования института адвокатуры состоит в повышении ответственности и компетентности адвокатов в обмен на предоставление им гарантированной экономически привлекательной части рынка юридических услуг», записано в программе.

Проще говоря, адвокаты могут получить в виде пряника монополию, но за это им и самим придется подтянуться. Потому что пряников без кнута в подобных делах не бывает.

Новая концепция регулирования юридического рынка предполагает объединение на базе адвокатуры юристов, оказывающих услуги судебного представительства. Она была разработана при участии Федеральной палаты адвокатов (ФПА).

Число юристов, сейчас практикующих вне адвокатуры, укладывается в диапазон от 70 тыс. до 2 млн.

Как вы прокомментируете концепцию реформы юридического рынка?

Новая редакция госпрограммы «Юстиция» порадовала. Внесение в Госдуму Правительством проекта ФЗ «Об адвокатской монополии» (назовём его так) третий раз – дай бог, стараниями Минюста, не последний! – переносится до конца 2017 года.
По просьбе самого Минюста представители юрбизнеса и руководство адвокатуры подготовили совместный проект Концепции. Однако чьими-то стараниями в Правительство был предоставлен изуродованный вариант, перечеркнувший с трудом найденные решения, которые могли воссоединить юрбизнес и адвокатуру в одну профессию. Так, из Концепции исчезли все положения, защищающие интересы юрбизнеса.

Самое важное – исчезла дополнительная форма ведения адвокатской деятельности в форме специализированного хозяйственного общества – юридической фирмы, которая позволила бы частным консалтерам безболезненно перетечь в адвокатуру. Предполагалось, что юрфирмы в форме ООО или ХП, получив спецстатус, остались бы на рынке, с ограничением правоспособности (для оказания только юрслуг). А участниками и руководителями таких фирм могли бы быть только адвокаты.

Место юрфирмы в Концепции заняло адвокатское партнёрство – некоммерческая организация с элементами корпоративного управления и распределения прибыли от труда наёмных адвокатов. Такая форма невозможна, так как противоречит основам корпоративного законодательства.

Теперь Концепция не достигает ни одной цели, заявленной в программе Юстиция, а наоборот:
Во-первых, частных консалтеров отрежут от судов и их доверители по сотням тысяч дел единомоментно останутся без защиты.
Во-вторых, юристы юрфирм из работников, чьи права защищены ТК, кому предоставляются государством соцгарантии, окажутся на улице без доступа к профессии и без соцгарантий, которые адвокатам как самозанятым не положены.
В-третьих, большой сектор рынка будет убит, а затем монополизирован. Цены возрастут, так как рабочих рук (адвокатов) в разы меньше чем «отодвинутых» юристов.
В-четвертых, поступления в бюджет сократятся с примерно 35% до 13% от дохода сектора юруслуг, так как юрфирмы сейчас платят все корпоративные, социальные налоги, НДФЛ – а адвокаты освобождены от этого (они платят только НДФЛ и не со всех доходов, так как кассовая дисциплина на местах страдает, а надзора нет – адвокатская жеж тайна).
В общем, вместо объединения профессии, юристов и адвокатов снова серьезно поссорили и вернули дискуссию на 6-10 лет назад – в период кидания говн друг в друга. Сеть и СМИ заполнили «средневековые» высказывания радикалов с той и с другой стороны, появились подозрения в перетягивании адвокатурой одеяла в свою сторону, вспыхнули все старые обиды. Спасибо, Минюст!

Читайте также:  Имеет ли право потерпевший на бесплатного адвоката

Предлагаемая концепция не решает главной задачи: реформирования самой адвокатуры. Незаметно грандиозные планы по развитию юридического рынка были подменены местечковыми планами перекройки рынка юридических услуг, оказываемых неадвокатами. Собственно, на этом можно поставить точку, ибо всё остальное является лишь следствием данного обстоятельства. К числу явных проблем предлагаемой концепции относится, во-первых, отсутствие упрощённого перехода в адвокатуру для практикующих юристов. То есть, взрослые и солидные дяди и тёти, десятилетиями практикующие в области права и имеющие ярко выраженную профессиональную специализацию, вынуждены будут сдавать квалификационный экзамен наравне со вчерашними студентами и по всем областям права. Включая и те области, которые им раньше были не нужны и не будут нужны никогда в жизни. Во-вторых, присущие современной адвокатуре анахронизмы повсеместно распространятся на весь рынок юридических услуг. Чего стоит хотя бы один советизм про то, что адвокаты оказывают некую юридическую помощь, а не юридические услуги (которые, в отличие от «оказания помощи», предусмотрены и регулируются Гражданским кодексом и законом о защите прав потребителей). Концепция в её современном виде не решает даже такого элементарного вопроса, как организационно-правовая форма юридического лица, при помощи которого будущие объединённые адвокаты будут вести бизнес. пардон, оказывать квалифицированную юридическую помощь.

Монополия адвокатуры на участие в суде существует во многих странах мира. Этому есть свое разумное объяснения. У всего есть и плюсы и минусы. Оценить сегодня, изменится ли качество юридических услуг в России от введения адвокатской монополии сказать сложно. Надеюсь, да. Поживем — увидим.

По данному вопросу все ответы разделятся на 2 группы: «за» будут юристы, имеющие статус адвоката; «против» — юристы, не имеющие статуса адвоката. Это очередная коррупционная схема, так как, чтобы стать адвокатом, надо неофициально заплатить «круглую» сумму.

The article deals with the prospects of introducing a lawyer monopoly. At the present time in connection with the development of the sphere of legal services and individuals directly providing legal services, this issue is of particular relevance and importance in the regulation of the market of professional legal assistance on the territory of the Russian Federation. The authors of the article define the essence of the» lawyer monopoly » and the prospects of its introduction.

ПЕРСПЕКТИВЫ ВВЕДЕНИЯ АДВОКАТСКОЙ МОНОПОЛИИ

Ю.В. Руднева, старший преподаватель Т.В. Мавринская, студент

Самарский государственный экономический университет (Россия, г. Самара)

Вопрос о перспективах введения адвокатской монополии является актуальным и дискуссионным среди юристов и политических деятелей. В настоящее время в Российской Федерации сфера юридических услуг представляется двумя основными участниками: адвокаты, непосредственно оказывающие квалифицированную юридическую помощь, а также остальные участники рынка юридических услуг, не имеющие адвокатского статуса. В качестве отдельной категории следует выделить корпоративных юристов, патентных поверенных, нотариусов, аудиторов, а также государственных служащих. Сложившаяся система оказания юридической помощи в Российской Федерации не определяет строгих требований к наличию специального правового статуса у лица, занимающего оказанием юридических услуг. Следовательно, в законодательстве Российской Федерации пока что отсутствует полный запрет на оказание юридических услуг лицами, не имеющими статус адвоката.

Что касается вопроса об адвокатской монополии в зарубежных юрисдикциях, то в большинстве стран с устоявшимися правовыми системами юридическую помощь на профессиональном уровне вправе оказывать лица, которые обладают правовым статусом адвоката, солиситора и иных.

Читайте также:  Что может говорить адвокат в прениях

Так, во Франции судебное представительство и правовое консультирование осуществляется адвокатами.

Во всех остальных видах судопроизводства Российской Федерации — в граждан-

— увеличение уровня правовой защиты получателей юридических услуг;

— развитие института адвокатуры, включая устранение ограничений, препятствующих организации продуктивной адвокатской деятельности;

— создание условий для исключения допуска низкоквалифицированных юристов к оказанию юридических услуг, условий для исключения из профессии недобросовестных консультантов;

— создание механизма профессиональной правовой помощи, отвечающего общепризнанным международным стандартам, и создание условий для объединения институциональной среды адвокатуры в мировое правовое пространство [5].

Из вышеуказанного следует, что необходимость введения адвокатской монополии во всех судебных процессах вызвана недостаточно высоким профессионализмом у людей, которые систематически занимаются оказанием юридических услуг. Как полагает Министерство юстиции, только члены профессиональных юридических ассоциаций адвокатуры имеют достаточные знания для реализации указанного закона на территории Российской Федерации.

К чему в итоге может привести введение адвокатской монополии, способна ли такая мера справляться с проблемой оказания юридических услуг лицами с отсутствием юридического образования и уровня профессионализма? Предполагается, что введение адвокатской монополии позволит на рынке юридических услуг навести порядок и обеспечить предоставление гражданам и юридическим лицам квалифицированной юридической помощи [8]. Также введение адвокатской монополии позволит обеспечить соблюдения единых правил допуска к оказанию юридических услуг и квалификационных требований, дисциплинарных процедур. Положительными аспектами данной реформы являются:

— профессионализм представителя, который подтвержден адвокатским статусом, и как следствие — высокое качество защиты прав граждан;

— ответственность адвоката за качество работы, подкреплённая кодексом адвокатской этики и контролем со стороны адвокатской палаты.

Реализация монополии на представительство в суде позволит сделать рынок по предоставлению и оказанию юридических услуг прозрачным, что должно положительно повлиять на качество предоставляемых услуг.

Рассматривая вопрос о перспективах введения адвокатской монополии, следует также отметить и очевидные недостатки данной реформы. Любая монополия способствует снижению конкуренции на рынке, что также применимо и к рынку пре-

доставления и оказания юридических ус- способом улучшения качества юридиче-луг. В связи с этим введение адвокатской ской помощи. Введение адвокатской мо-монополии может привести к повышению нополии может выявить как негативные цен на представительство в суде [7]. Сле- стороны данной реформы, так и позитив-довательно, малообеспеченные граждане ные. Предполагаем, что компромиссным фактически могут остаться без доступной вариантом на первом этапе реформирова-юридической помощи, а также без воз- ния сферы юридических услуг может быть можности защитить свою правоту в суде требование о наличии у представителя по доступной цене. высшего юридического образования, а

Таким образом, необходимо отметить, введение монополии на представительство что введение адвокатской монополии яв- в суде должно осуществляться постепенно. ляется неоднозначным по своей природе

6. Верещагин А.Н. К оценке обоснованности адвокатской монополии // Экономическая политика. — 2017. — Т. 12. — №2. — С. 152-179.

7. Горевая А. Г. К вопросу о монополизации адвокатской деятельности // Молодой ученый. — 2017. — №5. — С. 284-287.

THE PROSPECTS FOR THE INTRODUCTION OF THE ADVOCATEÍS MONOPOLY

Yu.V. Rudneva, senior lecturer T.V. Mavrinskaya, student Samara state university of economics (Russia, Samara)

Abstract. The article deals with the prospects of introducing a lawyer monopoly. At the present time in connection with the development of the sphere of legal services and individuals directly providing legal services, this issue is of particular relevance and importance in the regulation of the market of professional legal assistance on the territory of the Russian Federation. The authors of the article define the essence of the» lawyer monopoly » and the prospects of its introduction.

Keywords: lawyer, lawyer monopoly, defender, representative, lawyer, criminal process, civil process, legal proceedings, Ministry of justice, state program «Justice».

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector