Кто может быть адвокатом подследственного

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Кто может быть адвокатом подследственного?»

На самом деле, факт отказа в допуске адвокатов в московские следственные изоляторы без наличия разрешения следователя давно уже ни для кого новостью не является. Этот вопрос периодически поднимается и обсуждается адвокатами уже более 10 лет, однако проблема до настоящего времени не разрешена.

В данном тексте попытаюсь разобраться, зачем это нужно следователям (я ведь — бывший следователь) и сотрудникам следственных изоляторов, к каким правовым последствиям такой отказ в допуске может привести, и, наконец, как можно разрешить существующую проблему.

Зачем это нужно следователям

Как правило, нормальным следователям это не нужно. Нормальные следователи знают положения УПК РФ о том, что адвокат допускается в уголовное дело по предъявлении удостоверения и ордера, не считают, что все подозреваемые и обвиняемые должны признаваться и что без признания вины уголовное дело в суд направить невозможно.

У нормальных следователей нет необходимости скрываться от появившегося в деле нового адвоката, заявлять тому, чтобы он направлял ходатайства только через канцелярию или некий ящик для обращений, препятствовать свиданиям этого адвоката со своим подзащитным. Нормальный следователь спокоен и уверен в себе, поскольку знает, что, если в деле имеется достаточно доказательств вины и он не допустит процессуальных ошибок, работа адвоката по этому делу будет носить лишь исключительно технический характер.

Однако открою вам секрет: нормальных следователей становится все меньше. Они разочаровываются в своей работе, устают от маленькой зарплаты и постоянного конвейера уголовных дел, в связи с чем переквалифицируются в прокуроров, адвокатов, судей или просто кардинально меняют профиль работы.

Естественно, когда в деле появляется новый адвокат, приглашенный обвиняемым или его родственниками, следователь начинает чинить этому адвокату препятствия в работе, в том числе, уклоняется от выдачи разрешения на свидания с подзащитным, содержащимся в следственном изоляторе.

Читайте также:  Можно ли дать отвод адвокату

Логика здесь проста: чем дольше адвокат по соглашению не попадет к подзащитному, тем больше шансов, что подзащитный в отсутствие этого адвоката пойдет на признание вины, не изменит ранее данные показания (если он ранее признавался), не сможет выработать грамотную позицию защиты, а, значит, расследовать уголовное дело и направить его в суд можно будет проще и быстрее. Направление дела в суд для следователя — хороший статистический показатель, а длительное расследование или, тем более, прекращение уголовного дела – плохой.

Кстати, показательно, на мой взгляд, что проблема отказов в допуске адвокатов в изоляторы остро стоит в городе Москве, и гораздо менее остро — в других регионах. Объяснение этому нахожу в том, что в регионах процент компетентных следователей выше, поскольку текучка в следственных подразделениях гораздо меньше.

Зачем это нужно сотрудникам следственных изоляторов

Никогда не работал в следственном изоляторе, а потому могу судить о психологии сотрудников только со стороны. Однако предполагаю, что сотрудникам следственных изоляторов, по большому счету, без разницы, будет ли адвокат посещать подзащитного, и как часто он это будет делать.

Доводы о том, что у сотрудника изолятора будет меньше работы, если адвокат не будет посещать подзащитного, нахожу не в достаточной мере убедительными. Не думаю, что работа по сопровождению арестованных из камеры в следственный кабинет для свидания с адвокатом занимает так уж много времени.

Более того, теоретически, из соображений облегчения своей работы, сотрудник следственного изолятора, наоборот, должен быть заинтересован в наличии у каждого арестованного хорошего адвоката, который может обеспечить освобождение подзащитного из-под стражи. В настоящее время следственные изоляторы катастрофически переполнены, в связи с чем работа сотрудников изолятора, при не самой высокой заработной плате, весьма трудна. Естественно, всякого рода садистов и палачей, получающих удовольствие от вида мучающихся под арестом людей, я в расчет при данных выкладках не беру.

Читайте также:  Может ли адвокат иметь татуировки

Возможные последствия

Основным последствием в случае длительного отказа в допуске адвоката к своему подзащитному в следственный изолятор будет нарушение права обвиняемого на защиту. Напомню, что право каждого человека на защиту гарантировано статьей 48 Конституции РФ.

В случае, если обвиняемый не получает возможности встретиться со своим адвокатом ввиду того, что следователь уклоняется от выдачи последнему разрешения на свидание, указанное право серьезным образом попирается. Обвиняемый в условиях следственного изолятора находится в растерянности, информационном вакууме, зачастую не может определиться с процессуальной позицией по делу, соглашается на обманчивые предложения следователя или оперативных сотрудников о признании вины, не может самостоятельно защищать свои права, подавать грамотные жалобы и заявлять ходатайства.

В целях реализации права на защиту он, безусловно, нуждается в квалифицированной помощи адвоката, но предоставление такой помощи почему-то ставится в зависимость от письменного разрешения на это стороны обвинения (следователя), которая такое разрешение сознательно не выдает, препятствуя тем самым стороне защиты.

Как решить проблему

После того, как мы с вами определились, что проблема существует, и что она, действительно, представляет опасность для соблюдения прав и свобод человека, необходимо понять, существуют ли способы разрешения сложившейся ситуации.

На мой взгляд, их два.

Первый способ является долгим и трудозатратным, и должен заключаться в изменении психологии следователей, которые должны понимать, что целью расследования уголовного дела является не направление его всеми, в том числе незаконными, способами в суд.

Цели уголовного преследования достаточно подробно описаны в действующем уголовно-процессуальном законодательстве, и необходимо лишь, чтобы эти цели правильно понимались следователями. Признание вины со стороны обвиняемых не должно быть для следователей самоцелью, а адвокат – классовым врагом. Возможно, процессуальным противником, поскольку с противником противостояние ведется по правилам, но не врагом.

Читайте также:  Может ли адвокат преподавать в вузе

Во многом помогло бы в данной ситуации изменение критериев оценки работы следователей путем отмены ныне существующих статистических показателей. Следователи должны понимать, что их не накажут за большой процент прекращенных уголовных дел. Освобождение обвиняемого из-под стражи, и обоснованное прекращение дела является таким же качественным показателем работы, как и направление дела в суд.

Второй способ, скорее всего, является более быстрым, будет в краткосрочной перспективе более действенным, и должен заключаться в издании приказа Министерства юстиции РФ, либо Федеральной службы исполнения наказаний РФ, регламентирующего порядок посещения адвокатами обвиняемых в следственных изоляторах.

Безусловно, идеальным вариантом было бы сочетание двух вышеуказанных способов решения проблемы, что позволит искоренить подобный метод умышленного нарушения прав обвиняемых раз и навсегда.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector