Как может выражать мнение адвокат

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Как может выражать мнение адвокат?»

Ничего плохого в том, чтобы упорядочить поведение адвокатов в огромной мировой паутине, нет (хотя, например, британское регулируемое сообщество юристов легко обходится и без них), но, проанализировав предлагаемые правила поведения адвокатов в информационно телекоммуникационной сети Интернет, приходишь к выводу, что утверждались они не для того, чтобы урегулировать, а для того, чтобы запретить. Необходимость существования таких правил, скорее всего, объясняется исключительно российским синдромом: на каждый чих необходимо издать отдельную инструкцию для того, кабы чего не вышло.

Таким образом, реальная цель принятия правил так и осталась непонятна подавляющему большинству адвокатов. Но таинственность на этом отнюдь не исчерпалась: правила принимались в обстановке повышенной секретности. Проект утверждался специальной комиссией и рассылался для комментариев в региональные палаты адвокатов. Возможность публичного обсуждения правил не была использована. Фактически правила для адвокатов, как в добрые старые времена, спустили сверху.

Разработка правил сама по себе слегка напоминала известное обсуждение российскими сенаторами вопроса о необходимости кесарева сечения у рожавшей принцессы – чем же оно все-таки отличается от понятного сенаторам сечения розгами.

Адвокатское сообщество в России пока, за некоторым небольшим исключением, хранит молчание относительно правил. Многие адвокаты не видят в Интернете никакой пользы для их деятельности, кроме использования мейла и поисковиков, а другие совершенно обоснованно опасаются, как бы чего не вышло. Таким образом, обсуждаемые правила – результат своего рода пассивности адвокатского сообщества, которая потом ему боком и выйдет.

Несмотря на заявления, сделанные на том же брифинге, что в правилах не надо искать подводных камней, которых там нет, в подобном утверждении есть сомнения у всех, кто хотя бы немного понимает, как устроена современная адвокатура. Фактически тайное утверждение правил о поведении в Интернете без широко обсуждения оных в том же Интернете – первое и самое важное этому доказательство. Итак, какие юридические грабли, на которые легко наступить неопытному в Интернете адвокату, есть в правилах?

Хорошо, что в последний момент перед принятием, благодаря взвешенной позиции ряда членов ФПА и небольшой, но горячей интернет-дискуссии вокруг правил, их все-таки удалось поправить хотя бы в части того, что правила не распространяются на публикации информационного, научного, аналитического, дискуссионного характера об изменениях в законодательстве, судебной практике, юридической науке и пр.

Читайте также:  Кто кроме адвокатов имеет право оказывать юридическую помощь осужденным

Представляем сразу несколько ситуаций. Адвокат является известным чемпионом по бодибилдингу и размещает свои фото в трусах с соревнований в своем блоге (уверен, многие сразу вспомнили, о ком приблизительно я пишу). Это приемлемое содержание? А если девушка-адвокат участвует в конкурсе красоты, то ей можно постить фотографии или нежелательно? В коротком платье можно, а в купальнике нет? А где это написано? Или отдельное разъяснение ФПА выйдет? А все фотографии с пляжа? Можно? Или все-таки адвокат с голым торсом – это однозначное табу и дисциплинарное взыскание?

Молодые адвокаты могут негодовать, что я тут выдумываю, но те, кто работал еще при Леониде Ильиче, хорошо понимают, что все это зависит сугубо от того, кто на тебя имеет зуб и кому конкретно твоя фотография не понравилась.

Казалось бы, очень знакомое правило. Сто раз его читали, но никогда не задумывались, о чем оно. Потому что в Кодексе профессиональной этики адвоката оно совсем даже не об этом и звучит по-другому. В статье 15 КПЭА написано, что адвокат не должен:

1) употреблять выражения, умаляющие честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката;

2) использовать в беседах с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями выражения, порочащие другого адвоката, а также критику правильности действий и консультаций адвоката, ранее оказывавшего юридическую помощь этим лицам.

Видите разницу? Одно дело – ругань на процессуальных предшественников, и совершенно другое – критический анализ дел других адвокатов вообще. Может ли организованное и регулируемое юридическое сообщество существовать без разбора действий коллег, анализа, комментариев и предложений по рассматриваемым делам?

Если взять самый широкий спектр европейской юридической литературы самого высокого профессионального уровня от, скажем, CommercialFraudinCivilPractice byPaulMcGrathQC до TradeMarkLawinEurope, то вся она состоит из анализа дел других юристов, в том числе и находящихся в процессе рассмотрения, их анализа и критики. И, разумеется, прогнозов. И юридической науке и практике абсолютно наплевать, что думают на эту тему бонзы ФПА.

Читайте также:  Кто может являться субъектом адвокатской деятельности

Крупнейшие международные юридические фирмы постоянно публикуют критические (разумеется, умеренно, с соблюдением всевозможного политеса) обзоры практики, в том числе и рассматриваемых дел, часто прогнозируя их результаты. Но у ФПА свой собственный путь к праву и морали.

  • Судебные решения
  • Решения ЕСПЧ
  • Обзоры

Европейский суд по правам человека за свою многолетнюю практику выработал относимые универсальные правовые позиции, которые следовало бы знать как судьям, адвокатам, так и адвокатским дисциплинарным органам. Рассмотрим основные из них.

Как видно из приведенных правовых позиций, в демократическом обществе критика суда не только возможна, но и не необходима и, особенно для адвокатов, которые в судебном процессе являются ключевыми игроками, не только несущими ответственность за судьбы своих подзащитных, но и непосредственно заинтересованными в улучшении качества и справедливости правосудия.

Обзор подготовил советник ФПА РФ,
вице-президент АП Ставропольского края Нвер Гаспарян

Задача адвоката – корректно донести свою позицию до судьи, а также создать условия для разрешения спора и вынесения решения в пользу клиента.

В судебном процессе важно привлечь внимание суда, показать тактичное отношение к участникам судопроизводства.

Чем больше ты упоминаешь эту фразу, тем меньше тебя хотят слушать и воспринимать. В итоге уменьшится внимание суда к доводам и позиции.

Вышеназванные слова имеют нейтральный оттенок и не вызывают негативной реакции, которая может помешать адвокату, представителю юридического лица в судебном заседании, а также суду в восприятии позиции стороны.

Это скучно, выглядит крайне неубедительно, впустую расходует процессуальное время судьи и потому воспринимается негативно. Важно научиться говорить лаконично, просто и понятно.

+ Из выступления лучше исключить риторические вопросы, философские размышления и отсылки к мэтрам доктрины права.

Не нужно превращать судебное заседание в театрализованное представление. Как правило, судьи воспринимают это негативно. Если есть что сказать, следует четко и последовательно изложить главные аргументы, не выходя за рамки предмета дела.

Если в судебном заседании юрист цитирует Шекспира и Макиавелли, это выглядит непрофессионально и воспринимается как отсутствие четкой и сильной позиции.

Конституция не регулирует порядка конкретных действий граждан или субъектов хозяйствования. Поэтому ссылки на принципы, закрепленные в Конституции, не воспринимаются серьезно.

Указание конкретного нарушения со ссылкой на норму выглядит убедительнее общих фраз и может лечь в основу решения суда.

В деле, которое рассматривается, мнение другого судьи не имеет никакого значения. Иначе не будут соблюдаться предусмотренные ст. 108 ХПК критерии относимости, допустимости и достоверности.

Решение суда принимается именем Республики Беларусь. Поэтому не совсем корректно ссылаться на мнение конкретного судьи, хотя решение и подписывает конкретное физическое лицо.

В то же время единообразие судебной практики для правовой системы имеет огромное значение. Поэтому на стадии судебных прений вполне уместны обоснованные ссылки на решения судов со схожими обстоятельствами.

Вряд ли разумно говорить суду, что его решение очевидно, предсказуемо, ожидаемо или заранее известно, даже если кажется, что суд ведет себя предвзято. Равно недальновидно демонстрировать, что сторона уже готовится обжаловать решение, которое еще не оглашено. Подобные высказывания дают противоположный эффект, потому что фактически публично ставят под сомнение беспристрастность и объективность суда.

Помните, что есть дела, в которых суд реально может сомневаться на протяжении всего процесса, особенно если подобных споров или обстоятельств в судебной практике не встречалось. Поэтому всегда существует вероятность, что в последний момент мнение суда изменится.

Читайте также:  Может ли адвокат представлять интересы в суде по уголовному делу

+ Высказываться в заседании следует не о будущих выводах суда и не о том, как вы намерены поступить в случае несогласия с этими выводами, а о том, насколько обоснованы и законны доводы стороны, т.е. ваши или оппонента.

В попытках предвидеть или предрешить выводы суда можно ошибиться в прогнозах и вызвать негатив по отношению к себе и, как следствие, к клиенту. Это же касается случаев, когда участник процесса пытается вербально вынудить суд к принятию определенного решения. Подобные тактики изначально провальны.
Эффективнее будет представить в письменном виде четкие доказательства несостоятельности доводов оппонента, не забывая про предмет и распределение бремени доказывания. Тогда суд сможет использовать ваши аргументы в своем решении.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector