Почему адвокатов в россии не берут в судьи

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Почему адвокатов в россии не берут в судьи?»


Такой вывод следует из статистики, представленной главой Высшей квалификационной коллегии судей Николаем Тимошиным. Сказал он это на семинаре с представителями коллегий судей.

Итак, число претендентов в судьи в прошлом году оказалось самым низким за последние пять лет. Причем снижение продолжается уже третий год подряд.

По словам Тимошина, причины снижения количества претендентов на судейское кресло понятны. Число вакансий не уменьшилось, но требования к претендентам ужесточились и расширились.

— Практика показывает, что только три четверти кандидатов получали рекомендацию на должность судьи в 2013-2017 годах, — сказал глава ВККС.

По словам Тимошина, фильтр Квалификационной комиссии судей — не единственный. Может не согласиться с кандидатурой председатель суда. Так, в 2013-2017 годах в региональных квалификационных комиссиях председатели судов вернули 63 заявления претендентов на мантию. Правда, это лишь 0,2 процента от общего числа рекомендованных. А в прошлом году заметили, что возвращать заявления стали меньше.

Одним из самых серьезных фильтров по праву считается президентская кадровая комиссия. В последние несколько лет через этот барьер не проходят до 30 процентов желающих сесть в судейское кресло. А это почти треть всех кандидатов.

Если говорить об основных причинах отказов, то их три. Первая — конфликт интересов. Речь идет о ситуациях, когда претендент участвовал в рассмотрении дел, где одной из сторон была организация, в которой работали его родственники.

На втором месте — предоставление неполных или недостоверных сведений о себе и родне. Сюда же входят сведения о доходах и имуществе.

И наконец — уклонисты от военной службы.

По закону судьей может быть теоретически любой человек, но он должен соответствовать жестким критериям.

Обязательно высшее юридическое образование. Необходимо полное отсутствие судимости или уголовного преследования. Судьей в России может быть только россиянин — человек не имеющий гражданства других государств, видов на жительство в других странах.

Ну, а дальше по списку — не признанный частично или полностью недееспособным, не состоящий на учете в психоневрологических или наркологических диспансерах.

И вот интересный пункт — «не имеющий других заболеваний, препятствующих выполнению профессиональных обязанностей».

Это основные требования, соблюдение которых является обязательным для всех кандидатов на должности судей. Кроме того, судьи разного уровня должны соответствовать и другим критериям, которые касаются возраста и трудового стажа.

Так, судьей арбитражного суда одного из субъектов РФ, а также мировым судьей может стать человек, достигший 25 лет и имеющий опыт работы юристом не меньше пяти лет.

Читайте также:  Кто главнее прокурор или адвокат

Ну а судьей федерального суда округа, а также судьей арбитражного апелляционного суда может стать человек, достигший уже 30 лет, с опытом работы «по юридической профессии» не меньше семи лет.

И дальше возрастная планка лишь растет. Судьей Высшего арбитражного суда РФ может стать человек, достигший 35 лет, с опытом работы юристом не меньше десяти лет.

Претендовать на судейское кресло не может человек, подозреваемый в совершении преступления. Претендентом на мантию не станет человек, имеющий родственные связи с председателем или заместителем главы того же суда, в который устраивается кандидат.

В стаж работы, который нужен для назначения судьей, входит период работы на должностях, требующих высшего юридического образования, в том числе в качестве преподавателя соответствующих дисциплин, нотариуса или адвоката.

Как выглядит процедура отбора в судьи? Председатель суда, в котором появилась вакансия, информирует об этом квалификационную коллегию судей не позже чем через 10 дней после ее появления. В течение десяти дней квалификационная коллегия судей извещает в СМИ об открытии вакансии. Указывается время и место приема заявлений от кандидатов.

Объявления о наличии вакансий председателей, заместителей и судей арбитражных судов (за исключением судей арбитражных судов субъектов РФ) публикуются в «Российской газете» и на портале Высшей квалификационной коллегии судей РФ. Что касается вакансий на должности судей арбитражных судов, об их открытии сообщают коллегии судей субъектов РФ.

Потом по закону кандидаты начинают проходить конкурсный отбор. Кандидат сдает квалификационный экзамен специальной комиссии.

Только после сдачи экзамена можно обратиться в квалификационную коллегию судей и попросить рекомендацию на занятие вакансии. Претенденту понадобятся также характеристики с мест работы за последние пять лет.

Он также обязан предоставить документы о доходах, имуществе и имеющихся обязательствах имущественного характера.

Точной цифры количества судей в 2018 году еще нет. Известны лишь такие данные прошлого года: штатная численность федеральных судей — 24 032 человека, а фактическая численность — 21 367 человек.

Институт проблем правоприменения продолжает серию публикаций о том, что ограничивает независимость судов в России и как реформировать судебную систему, чтобы она могла выполнять свои главные функции: защиту прав граждан и обеспечение справедливости

В этой статье речь пойдет о том, из кого и как набирается судейский корпус судов общей юрисдикции. Кадры накладывают отпечаток на работу системы, но и сама система содержит фильтры, отсеивающие тех, кто не соответствует ее природе. Исследования показывают, что наибольшая доля судей приходит из аппарата судов – помощников и секретарей судебного заседания. Таких в судейском корпусе 30%, причем это преимущественно молодые женщины, которые становятся судьями в возрасте около 30 лет – как только позволяет минимальный, пятилетний юридический стаж.

Читайте также:  Почему лучше обращаться к адвокатам

Такие кадры воспроизводят систему, и она дает им зеленый свет. Работу в аппарате суда – а это кропотливая объемная работа за 14 000 руб. в месяц – выдерживают только те, кто с молодых лет нацелен на то, чтобы стать судьей. При высокой нагрузке, крайне забюрократизированном судебном процессе и строгом контроле по срокам рассмотрения дел работа помощника и секретаря критически важна для любого действующего судьи. Судьи зависят от низкооплачиваемого аппарата – а что они могут обещать взамен? Принять в корпорацию лучших подмастерьев. На этом неформальном контракте – вы пашете после юрфака 5–7 лет в аппарате, а мы вас потом ставим в резерв – держится весь конвейер российской судебной системы.

Многочисленные фильтры поддерживают этот контракт. Чтобы попасть в резерв, кандидат в судьи должен сдать экзамен. В последние годы экзамен сильно усложнился, его сдает один из 5–6 человек, причем многие вопросы и практические задания предполагают знание деталей процесса, а здесь у аппаратных фора. Хотя это никаким законом не предусмотрено, на квалификационной коллегии кандидата в судьи представляет председатель районного суда, который его берет, а председатель суда субъекта Федерации дает свое неформальное согласие. Именно их позиция, а не решение квалификационной коллегии, как положено по процедуре, определяет судьбу кандидата – и документы уходят в Верховный суд и администрацию президента.

Если бы поток из аппарата мог удовлетворить все кадровые потребности судейского корпуса, то вполне возможно, что брали бы только своих и система замкнулась бы на себя. Но берут и прокурорских, особенно в последние 10 лет. Это другая важная субкультура в судейском корпусе, таких 17%, причем из прокуратуры в основном приходят мужчины в более зрелом возрасте. Их привлекает высокая пенсия и социальные гарантии судьи. Стаж работы в прокуратуре зачитывается в судейский стаж, и под конец карьеры выгоднее выходить в отставку судьей. Карьерным судьям, выросшим из аппаратных низов, это не слишком нравится, но квалификация сотрудников прокуратуры, особенно по части уголовного процесса, а также восприятие прокурорских как равных по социальному статусу облегчают им попадание в судьи. Это проверенные кадры; они сами (вместе с ФСБ) визируют документы кандидатов в судьи на предмет чистой биографии, семьи и благонадежности.

Читайте также:  Кто в старину был адвокатом

Среди других категорий в судейский корпус идут из милиции и следственных органов (их 16%), но обе вышеназванные группы судьи считают слабыми профессионалами, и их доля, возросшая в начале нулевых, будет, по-видимому, снижаться. Бывшие корпоративные юристы (12%) и юрисконсульты государственных организаций (11%) составляют небольшой, но заметный сегмент судейского корпуса. Они обладают высокой юридической грамотностью, практическим и жизненным опытом. Из них получаются хорошие, самостоятельные судьи, но именно для них судейская профессия в том виде, в каком она есть сегодня, не обладает большой привлекательностью. Сегодня суть этой профессии не столько в искусстве принятия оригинальных и справедливых решений или, упаси боже, создании прецедентов, сколько в обслуживании огромного потока типовых дел и бумажной рутины, требующей быстрой конвейерной обработки.

Труднее всего в судьи попасть из адвокатов. Сами судьи утверждают, что система им не препятствует – просто у судей работы гораздо больше, чем у адвокатов, а заработки меньше. Но в системе есть неформальные фильтры, которые препятствуют выходцам из адвокатуры. Часть судей, особенно те, которые назначались еще в советское время, ассоциирует адвокатов с интересами подсудимых и откровенно считает их проводниками коррупции. Учитывая, что кандидатов в судьи подбирают председатели судов, а большинство из них судьи еще советской закалки, шансы адвокатов невысоки. Непредсказуемыми фильтрами с точки зрения судебного сообщества являются кадровая комиссия Верховного суда (она в законах не упоминается), а также администрация президента, которая рассматривает каждую кандидатуру, прежде чем отдать документы на подпись первому лицу. В отношении кандидатов в судьи и членов их семей чиновники администрации президента собирают дополнительную информацию, включая то, в каких процессах они участвовали, если работали адвокатами. На этой стадии без объяснения причин отсеивается примерно два кандидата из десяти.

Без внутренне зрелых независимых судей не может быть сильной судебной власти. Набор из практикующих опытных юристов и ученых мог бы постепенно укрепить профессиональное сообщество. Но проблема судейских кадров сложнее, чем кажется: наполнить ее юристами с опытом работы вне аппарата судов или правоохранительных органов не так просто. Для этого надо снизить нагрузку на судей (об этом пойдет речь в следующих публикациях) и уменьшить бюрократическую составляющую. Но самое важное – дать больше полномочий судейскому сообществу за счет снижения влияния председателей и неформальных инстанций наверху, определяющих кадровую политику.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector