Как взыскать расходы на адвоката с частного обвинителя

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Как взыскать расходы на адвоката с частного обвинителя?»

Дело № 2 -185/2012 ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Калач 1 марта 2012 года.

Калачеевский районный суд Воронежской области в составе:

председательствующего Зеленковой Н.В.

с участием представителя истца Соляного А.Ю.

ответчика Сизинцевой Н.А.

при секретаре Краснолуцкой М.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по иску Горловой Валентины Митрофановны к Сизинцевой Наталье Анатольевне о взыскании процессуальных издержек и морального вреда

Горлова В.М. просит суд взыскать с ответчицы в ее пользу 9000 руб. в счет оплаты юридической помощи адвоката по уголовному делу, мотивируя свои требования тем, что приговором мирового судьи судебного участка № Калачеевского района Воронежской области от ДД.ММ.ГГГГ она была оправдана за отсутствием состава преступления. Уголовное дело было возбуждено по заявлению ответчицы в мировой суд о привлечении ее к ответственности по ст. 129 ч. 1 УК РФ. Указанный приговор не был обжалован и вступил в силу ДД.ММ.ГГГГ.

Истица Горлова В.М. в судебное заседание не явилась, хотя будучи надлежащим образом была извещена о месте и времени слушания дела.

Представитель истца Горловой В.М. – Соляной А.Ю. исковые требования доверителя поддержал по основаниям, изложенным в исковом заявлении и суду представил дополнительные доводы, из которых следует, что Процессуальные издержки. Статья 131 УПК РФ устанавливает понятие и перечень процессуальных издержек по уголовному делу. Считает, что расходы на адвоката, участвующего в уголовном деле по соглашению, по существу указанной статьи не являются процессуальными издержками последующим основаниям. Исходя из формулировки ч. 2 ст. 131 УПК РФ, расходы на адвоката, участвующего в уголовном деле по соглашению, предположительно могут подпадать под п. 9 ч. 2 ст. 131 УПК РФ (иные расходы, понесенные в ходе производства по уголовному делу и предусмотренные настоящим Кодексом). Однако, в УПК отсутствует регулирование такого вида расходов, как расходы на адвоката по соглашению, не определен размер фактического взыскания и даже не указаны общие принципы, которыми необходимо руководствоваться при взыскании оплаты услуг адвоката по соглашению по делам частного обвинения. Кроме того, ч. 4 ст. 131 УПК РФ прямо предусматривает, что порядок и размеры возмещения процессуальных издержек устанавливаются Правительством Российской Федерации, что никак не может распространяться на случай заключения соглашения с адвокатом, которое является гражданско-правовой сделкой и подчиняется принципу свободы договора (ст. 421 ГК РФ).

Во-первых, допустимость аналогии закона не предусмотрена в уголовно-процессуальном законодательстве в отличие от гражданско-процессуального законодательства (п. 4 ст. 1 ГПК РФ). Кроме того, правомерность применения аналогии закона в уголовно-процессуальных правоотношениях весьма спорна ввиду того, что уголовно-процессуальные нормы регулируют порядок применения уголовного закона (УК РФ), которым прямо запрещена аналогия закона (ст.3 УК РФ).

Во-вторых, материально-правовая юридическая природа расходов, произведенных по назначению суда, и расходов, произведенных участниками процесса на основании гражданско-правовых сделок, существенно различна. Закон по аналогии можно применять только к сходным правоотношениям. В данном случае правоотношения существенно различаются как по субъектному составу, так и по правомочиям субъектов правоотношений. В случае уголовно-процессуальных издержек основным субъектом является государство, диктующие порядок, размеры и условия выплаты. В случае расходов, произведенных участниками процесса на основании гражданско-правовых сделок, размер и порядок выплат устанавливается только взаимной договоренностью сторон, причем государство участия не принимает. Указанные различия исключают сходность правоотношений, а, следовательно, и применение аналогии

Уголовное преследование Горловой В.М. осуществлялось на основании заявления Сизинцевой Н.А., которая поддерживала обвинение в суде в качестве частного обвинителя и потерпевшего. В отличие от дел публичного обвинения, возбуждаемых государственными органами, которые дают с профессиональной точки зрения оценку наличия оснований для возбуждения уголовного дела, гражданин — потерпевший по делу частного обвинения, обращается в суд за судебной защитой, которая каждому гарантирована ч. 1 ст. 46 Конституции РФ. Отказать в принятии заявления суд не вправе, за исключением случаев, предусмотренных ст. 319 УПК РФ. С другой стороны, в силу положений ст. 43, 246 УПК РФ, частный обвинитель несет в полной мере бремя доказывания состава преступления. В силу ст. 45 УПК РФ частный обвинитель-гражданин имеет право на представителя, которым может выступать только профессиональный участник уголовного процесса — адвокат. Таким образом, частный обвинитель имеет все возможности для доказывания вины обвиняемого. Как уже было указано ранее, Конституционный Суд РФ разъяснил, что обращение в суд в порядке частного обвинения не меняет публично-правового характера уголовной ответственности, что неизбежно влечет наступление неблагоприятных последствий деятельности стороны обвинения, допустившей необоснованное уголовное преследование подсудимого. Кроме того, из смысла ч. 1 ст. 49 Конституции РФ следует, что недоказанность обвинения какого-либо лица в совершении преступления влечет полное восстановление всех его прав и законных интересов, ограниченных в результате уголовного преследования, включая возмещение расходов, понесенных в связи с данным преследованием. Согласно изложенных ранее доводов, восстановление прав по делам частного обвинения производится в порядке гражданского судопроизводства. Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Освобождение от возмещения вреда, предусмотрено п. 2 ст. 1064 ГК РФ только в случае если лицо, причинившее вред, докажет, что вред причинен не по его вине. Считает, что вина частного обвинителя Сизинцевой Н.А. в незаконном привлечении Горловой В.М. к уголовной ответственности очевидна, поскольку частный обвинитель, не имея специальных знаний, выступил с обвинением без помощи профессионального юриста, хотя частному обвинителю разъяснялось судом право на адвоката, право на направление дела на дознание и право на примирение или отказа от обвинения. Частный обвинитель проигнорировал указанные права и настаивал на обвинении, отказался от оказания профессиональной юридической помощи, то есть не предпринял всех необходимых и достаточных мер для осуществления объективного и законного уголовного преследования, ввиду чего он не может быть освобожден от возмещения вреда.

Читайте также:  Сколько лет адвокату егорову

Ответчик Сизинцева Н.А. заявление считает необоснованным.

Выслушав указанных лиц, изучив материалы дела, суд приходит к следующему:

Приговором мирового судьи судебного участка № Калачеевского района Воронежской области от ДД.ММ.ГГГГ Горлова В.М. оправдана по предъявленному обвинению в порядке частного обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 129 УК РФ в виду отсутствия в ее действиях состава преступления, приговор вступил в законную силу ДД.ММ.ГГГГ. При рассмотрении указанного уголовного дела Горловой В.М. были понесены судебные расходы на основании договора об оказании юридической помощи № от ДД.ММ.ГГГГ в сумме 9000 руб., что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру № от ДД.ММ.ГГГГ

В соответствии с п. 9 ст. 132 УПК РФ при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу. При прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон процессуальные издержки взыскиваются с одной или обеих сторон.

Таким образом, процессуальные издержки по уголовному делу подлежат возмещению в порядке установленном УПК РФ. Доводы истицы, что действующим законодательством не разрешен вопрос о порядке взыскания судебных расходов по уголовным делам частного обвинения, поэтому данные требования подлежат разрешению в порядке гражданско процессуального законодательства, являются необоснованными. Возмещение судебных расходов по делу частного обвинения предусмотрено ст. 132 УПК РФ.

Руководствуясь ст. 220 ч. 1 ГПК РФ

Гражданское дело по иску Горловой Валентины Митрофановны к Сизинцевой Наталье Анатольевне о взыскании процессуальных издержек и возмещении морального вреда в части возмещения процессуальных издержек прекратить.

На определение может быть подана частная жалоба в облсуд в течение 15 дней.

20 декабря 2018 г. Конституционный Суд вынес отказное Определение № 3354-О, в котором отметил, что если уголовное дело частного обвинения прекращено по нереабилитирующим основаниям, то право потерпевшего на взыскание процессуальных издержек в порядке уголовного судопроизводства не исключается.

Наталья Склянова участвовала в качестве потерпевшей – частного обвинителя в уголовном деле о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 116 УК (побои). Суд первой инстанции признал обвиняемого виновным, однако, в связи с тем, что до вступления приговора в законную силу ст. 116 УПК была декриминализована, апелляция его отменила и производство по делу прекратила.

Наталья Склянова обратилась в суд с заявлением о взыскании с подсудимого процессуальных издержек по оплате услуг ее представителя, но ей было отказано со ссылкой на то, что уголовное дело прекращено по причине декриминализации деяния, а значит, ее расходы на оплату таких услуг расцениваются как реальный ущерб, вопрос о возмещении которого подлежит разрешению по правилам гражданского судопроизводства.

Женщина обратилась в КС с жалобой, в которой указала, что ст. 132 УПК не соответствует Конституции в той мере, в какой не указывает прямо на возможность взыскать путем подачи заявления в суд, постановивший приговор, понесенные потерпевшим – частным обвинителем расходы на представителя с лица, приговор в отношении которого отменен, а уголовное дело прекращено ввиду устранения преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом, либо возместить эти расходы за счет средств федерального бюджета.

Читайте также:  Кто оплачивает адвоката потерпевшего при дтп

Рассмотрев дело, Конституционный Суд отметил, что по общему правилу преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, а временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления его последствий. Поэтому решение об отмене судом апелляционной инстанции обвинительного приговора, когда до вступления его в законную силу преступность и наказуемость содеянного устранены новым уголовным законом, констатирует, с одной стороны, наличие самого деяния, содержащего состав преступления, а с другой – отсутствие в данном деянии преступности и наказуемости по смыслу нового уголовного закона.

КС указал, что в таком случае прекращение уголовного преследования – хотя и со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК (отсутствие в деянии состава преступления) – не свидетельствует об оправдании обвиняемого, не порождает у него права на реабилитацию и не является основанием для отказа в возмещении потерпевшему процессуальных издержек. Таким образом, оспариваемая норма не исключает право потерпевшего взыскать в порядке уголовного судопроизводства суммы, связанные с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего, и не нарушает права заявительницы в указанном ею аспекте.

Как указал Сергей Бородин, тот факт, что деяние, согласно государственной воле, перестало с определенного момента времени содержать в себе преступность и наказуемость, не свидетельствует о незаконности и (или) необоснованности состоявшегося уголовного преследования, а следовательно, не влечет и не должно влечь отказ потерпевшему в возмещении процессуальных издержек.

Согласно ранее действовавшей редакции ст. 133 УПК РФ положения о реабилитации распространялись не только на подсудимого, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя oт обвинения, но и на подсудимого, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом oт обвинения частного обвинителя.

В настоящее время, согласно действующей редакции ст. 133 УПК РФ, право на реабилитацию имеет лишь подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

Таким образом, положения главы 18 УПК РФ по уголовным делам частного обвинения не применяются, поскольку она регулирует вопросы возмещения государством вреда, причиненного гражданину в результате уголовного преследования, в случаях, если оно осуществляется от имени государства органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором и судом.

Защита прав лиц от незаконного уголовного преследования по делам частного обвинения может быть реализована иным образом, что нашло отражение в решениях Конституционного Суда РФ.

Конституционный Суд РФ, придя к выводу о том, что оспариваемые нормы уголовно-процессуального закона (в частности, ст. 133 УПК РФ) не содержат указания на распространение их действия на случаи возмещения вреда лицу, уголовное преследование в отношении которого осуществлялось в порядке частного обвинения и было прекращено в связи с отказом частного обвинителя от обвинения, указал, что данное обстоятельство не может расцениваться как свидетельство отсутствия у государства обязанности содействовать лицу в защите его прав и законных интересов, затронутых необоснованным уголовным преследованием.

Такая защита может быть осуществлена путем принятия судом по заявлению этого лица решения о возмещении ему вреда в ином процессуальном порядке на основе норм гражданского права (определение Конституционного Суда РФ от 25 января 2007 года №136-О-О по жалобе Яковлева И.А.).

За обобщаемый период допускались ошибки при решении вопросов возмещения вреда по делам частного обвинения.

Так, постановлением мирового судьи с В., являвшейся потерпевшей и частным обвинителем по уголовному делу об оскорблении, был взыскан имущественный вред в размере 15000 рублей, причиненный Головкиной, обвинявшейся в этом преступлении и оправданной по приговору суда. Данная сумма была уплачена подсудимой адвокату за оказание юридической помощи по соглашению. Принимая указанное решение, суд первой инстанции руководствовался положениями ч.2 ст.131 УПК РФ, регламентирующей возмещение процессуальных издержек.

Котласский городской суд в апелляционном порядке оставил постановление без изменения, признав взысканные с заявительницы денежные средства возмещением имущественного вреда реабилитированному.

Судебная коллегия отменила постановление Котласского городского суда по следующим основаниям.

В соответствии с п.5 ч.2 ст.131 УПК РФ к процессуальным издержкам относятся суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению.

Читайте также:  Сколько в америки платят адвокату

По смыслу указанной нормы процессуальные издержки – это расходы, понесенные государством в лице судов и органов предварительного расследования при производстве по уголовному делу.

Согласно требований ч.1 ст.133 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Как следует из материалов дела, уголовное преследование Головкиной осуществлялось не от имени государства, а в частном порядке, путём подачи потерпевшей заявления в суд в соответствии с ч. 1 ст. 318 УПК РФ, в судебных заседаниях первой и апелляционной инстанции в качестве её защитника участвовал адвокат по соглашению.

Поэтому расходы, понесенные Головкиной по оплате услуг адвоката, не подлежали возмещению ни в качестве процессуальных издержек на основании ч.9 ст.132 УПК РФ, ни в порядке реабилитации на основании п.4 ч.1 ст.135 УПК РФ.

Таким образом, суд пришел к ошибочному выводу о взыскании с В. 15000 рублей в пользу Головкиной на основании норм уголовно-процессуального закона.

Защита прав Головкиной могла быть осуществлена путем принятия судом по её заявлению решения о возмещении вреда в ином процессуальном порядке на основе норм гражданского права (№22-1897/09).

Несмотря на то, что данный пример был приведён в Обзоре кассационной и надзорной практики Архангельского областного суда по уголовным делам за 1 полугодие 2009 года, аналогичная ошибка была допущена и в 1 полугодии 2010 года, когда Котласский городской суд, удовлетворяя заявление оправданного Кондрашова о взыскании расходов, понесенных им в связи с рассмотрением уголовного дела по ст. 130 ч. 1 УК РФ, с частного обвинителя Ш., руководствовался положениями статей 133 и 135 УПК РФ, регламентирующими возмещение имущественного вреда реабилитированному в результате уголовного преследования, осуществлённого от имени государства (№ 22-1186/10).

Подтвердив свою позицию о возможности защиты лица, привлекавшегося к ответственности по делу частного обвинения путем принятия судом по заявлению этого лица решения о возмещении ему вреда в ином процессуальном порядке на основе норм гражданского права, Конституционный Суд, вместе с тем, указал, что реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (часть вторая статьи 6 УПК РФ), предусматривает не только защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, но и защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (часть первая статьи 6 УПК РФ).

При этом реализация потерпевшим его процессуальных прав, хотя и по делам частного обвинения, не меняет публично-правовой сущности уголовной ответственности и не является основанием для постановки его в равные правовые условия с государством в части возмещения вреда в полном объеме и независимо от наличия его вины (определение Конституционного Суда РФ от 28 мая 2009 года N 643-О-О по жалобе Васева А.М.)

На необходимость учёта вины потерпевшего при решении вопросов, в частности, возмещения морального вреда указано и в пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», в котором разъяснено: судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 ГК РФ, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст. 10 ГК РФ).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector