Как быть адвокату перед допросом его подзащитного

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Как быть адвокату перед допросом его подзащитного?»

Свидание адвоката с клиентом в следственном изоляторе до первого допроса.

Закон, в частности часть 4 ст. 92 УПК устанавливает момент, когда подозреваемый в совершении уголовного преступления имеет право на свидание с адвокатом. Первое свидание с адвокатом происходит либо в кабинете следователя – это при благоприятных условиях, либо в следственном изоляторе, это когда подозреваемого задержали или ему судом избрана мера пресечения содержание под стражей.

При любых обстоятельствах при первом допросе если вас задержали, то требуйте присутствие адвоката, если вас вызвали на первый допрос по повестке или телефонному звонку то не приходите к следователю один, подписывайте соглашение об оказании юридических услуг с адвокатом и идете ни эти следственные действия со своим защитником.

При подписании любых документов в кабинете следователя знайте, что подписывая протокол, вы участвуете в следственных действиях и в случае неудачно выбранной позиции по делу без помощи грамотного в этом деле адвоката можете в будущем оказаться в крайне невыгодной для себя ситуации. Каждый шаг подозреваемого протоколируется следователем и начинается он с протокола задержания.

В свидании с подозреваемым или обвиняемым может участвовать адвокат, с которым с подзащитным уже было ранее подписано соглашение на оказание юридической помощи или адвокат оказывает помощь по назначению следствия.

Необходимо отметить, что до начала первого допроса следователь обязан выполнить просьбу подозреваемого и обеспечить участие в деле адвоката – защитника, а последний обязан принять на себя защиту и исполнить свои обязанности в соответствии со своим статусом.

В законе точно не определено в какой форме должна быть выражена просьба подозреваемого об участии адвоката. На практике сложились одни требования – это письменное заявление. Однако необходимо так же уточнить, что подозреваемый имеет право выразить свою просьбу в устной форме, которая следователем должна быть внесена в протокол. Несмотря на избранную форму приглашения адвоката в следственный изолятор, следователь обязан выполнить эту просьбу и пригласить защитника до начала первого допроса. Если просьба подозреваемого о предоставлении помощи адвоката произошла на уже начавшемся протоколе допроса, то следователь обязан прервать допрос и продолжить его с участием приглашенного защитника. Все следственные действия в это день совершенные по протоколу должны быть представлены следователем адвокату для их ознакомления.

Свидание адвокату должно быть предоставлено при предъявлении ордера и его служебного удостоверения, иных документов, например требования, предоставить соглашение на оказание юридических услуг, законом запрещено.

Свидания между адвокатом и его подзащитным в условиях следственного изолятора, происходят в специальных следственных кабинетах без ограничении во времени, защитник должен хорошо видеть и слышать своего клиента без всяких разделительных перегородок и присутствия сотрудников следственного изолятора. Однако наряду с разрешительными мерами, существует и правило прекращения свидания адвоката со своим подзащитным. Поводом для досрочного прекращения свидания является: передача запрещенных предметов. В случае выявления нарушений, администрацией следственного изолятора составляется материал выявленного нарушения правил внутреннего распорядка и направляются в палату, членом которой адвокат является.

Читайте также:  Какие документы нужны на судебное заседание без адвоката

Сколько свиданий может быть в изоляторе между адвокатом и его клиентом.

В адвокатском сообществе разгорелась горячая дискуссия о том, как быть адвокату, если его вдруг вызвали на допрос и требуют рассказать, что он увидел и услышал в процессе проведения следственных действий с участием его подзащитного.

Проблема не надуманная. В последнее время адвокатов допрашивают все чаще. Причем делается это по ходатайствам обеих сторон — и обвинения, и защиты. Такая необходимость возникает, когда подсудимый заявляет, будто доказательства его вины получены незаконно, а допрос шел с нарушениями уголовно-процессуального закона. Например, что адвокат в допросе не участвовал, а подписал протокол уже позже. К тому же не протестовал против применения следователем или оперативным работником насилия, шантажа и запугивания.


Цель такого превращения защитника в свидетеля на первый взгляд как бы и оправданна: это поможет установить истину. Но проблема в том, что Уголовно-процессуальный кодекс не разрешает допрашивать в качестве свидетеля адвоката, которому при оказании подзащитному юридической помощи стали известны те или иные обстоятельства дела. Закон об адвокатской деятельности еще более строг. Он запрещает не только допрашивать адвоката о таких обстоятельствах, но и вызывать его в качестве свидетеля. Такой запрет закреплен и в Кодексе профессиональной этики адвоката. «Адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей», — записано там.

Так всегда и было. Но в 2003 году Конституционный суд в определении N 108-О вынес иное решение, истолковав упомянутый запрет как неабсолютный. Конституционные судьи решили, что УПК не исключает право адвоката дать показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы и согласны огласить те или иные конфиденциально полученные сведения. В противном случае, сказал главный суд, может оказаться нарушенным конституционное право человека на судебную защиту.

При этом следует уточнить, что в определении Конституционного суда обосновано право на такой допрос только по ходатайству стороны защиты, а не обвинения. Однако на деле все вышло с точностью до наоборот. Адвокатов стали таскать на допросы и по ходатайству прокуроров, ссылаясь на то, что суд обязан обеспечить равенство прав участников судебного разбирательства.

Ясность мог бы внести Верховный суд, но его позиция по этой проблеме противоречива. Например, в кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам от 1 марта 2004 года показания адвоката, допрошенного по ходатайству прокурора, были признаны недопустимым доказательством. А в постановлении президиума Верховного суда от 7 июня 2007 года содержится вывод о недопустимости допроса адвоката по ходатайству и стороны защиты, даже если сам адвокат согласен.

Читайте также:  Что такое союз адвокатов россии

Сообщество в растерянности. Эта проблема обсуждалась на Всероссийской научно-практической конференции адвокатов, ей посвятили специальное заседание Научно-консультативного совета при Федеральной палате адвокатов РФ. Но авторитетные представители адвокатской корпорации и ученые-процессуалисты к единому мнению тоже не пришли.

В спорах сформировались две точки зрения. Одну из них наиболее полно выражает глава адвокатской палаты Москвы Генри Резник. Он считает, что вызванный на допрос судебной повесткой адвокат обязан явиться в судебное заседание в назначенный срок либо заранее уведомить суд о причинах неявки, а затем принять все меры, чтобы предотвратить свой допрос в качестве свидетеля. Для этого адвокату следует заявить о незаконности вызова на допрос в связи с запретом, установленным п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ. И обратить внимание суда на то, что в соответствии с толкованием данной нормы, содержащимся в определении Конституционного суда N 108-О, допрос адвоката даже по ходатайству стороны защиты возможен только при согласии самого адвоката.

По мнению Генри Резника, в случае если после этого суд не освободит адвоката от допроса, тот вправе сделать выбор: или воспользоваться свидетельским иммунитетом, установленным Конституцией, или дать свидетельские показания в таком объеме, чтобы защитить себя от обвинений в нарушении профессионального долга, выдвинутых против него подсудимым.

Другой подход сформулировал президент Федеральной палаты адвокатов Евгений Семеняко. Он считает, что адвокат должен руководствоваться прежде всего принципом: не можешь помочь доверителю — не навреди. Адвокат, заявил Евгений Семеняко, вправе дать в качестве свидетеля показания о тех или иных обстоятельствах, ставших ему известными в процессе оказания юридической помощи подзащитному. Но сделать это можно только в одном случае — когда эти показания усиливают позицию клиента. При этом, подчеркнул президент Федеральной палаты адвокатов, должны быть соблюдены три непременных условия. Во-первых, если адвоката вызывают по ходатайству стороны защиты. Во-вторых, когда его показания необходимы для защиты прав и интересов обвиняемого. И в-третьих, если имеется согласие доверителя на вызов адвоката в качестве свидетеля.

Показания лица привлекаемого к ответственности – важный инструмент защиты.

Решать вопрос о даче показаний в качестве подозреваемого или обвиняемого можно только после более или менее полного понимания того, в каком направлении идет следствие. Спешить с этим не следует, но и затягивать с дачей показаний тоже нельзя.

Идеальный вариант: задержанный впопыхах и неготовый к даче показаний, гражданин отказался от дачи показаний, воспользовавшись ст. 51 Конституции. После этого вместе с адвокатом решают, о чем и в каких выражениях обвиняемый (подозреваемый) будет говорить со следствием. И только защитник сам может заявить ходатайство о производстве допроса.

Читайте также:  Что нужно для учебы на адвоката

Я сторонник последовательной позиции при даче показаний. Если подзащитный будучи подозреваемым признавал вину, обвиняемым признавал частично, подсудимым не признавал полностью, а в апелляции заявил, меня надо оправдать, поскольку все доказательства недопустимые, толку не будет. Суды очень негативно воспринимают такую позицию.

Поэтому нужно четко определиться с позицией по делу, хотя допускаю, что она может дрейфовать от непризнания вины до признания под влиянием собранных следствием доказательств. Но спешить с этим до ознакомления со всеми доказательствами обвинения не стоит.

Я всегда при подготовке к допросу печатаю показания подзащитного на основе его пояснений данных мне, затем отправляю ему на согласование, затем распечатываю и сохраняю на флешке. С этим и идем на допрос.

Если следователя устраивает текст, он просто его переносит в протокол. Если он негативно относится к такой процедуре допроса и у него есть свои вопросы к обвиняемому, то подготовленные заранее показания все равно попадут в протокол.

Допрашиваемый вправе дополнить свои показания, а защитник задать свои вопросы подзащитному. Да следователь может их отвести, но занести в протокол обязан. У защитника к тому же есть возможность внести в протокол свои замечания о нарушении этих прав и необоснованность действий следователя. В качестве замечаний можно указать нечеткое и неполное изложение показаний допрашиваемого с изложением того, как сказало лицо на самом деле. Обычно один раз повредничают, потом соглашаются на флешку.

Считаю для себя допустимым предупреждать подзащитного, что ему не следует отвечать на каверзный вопрос следователя. Иногда возникают конфликтные ситуации, следователь считает, что не адвокат должен отвечать на его вопросы и не вправе советовать отвечать на них или нет. Дача показаний не является обязанностью подозреваемого. Если он согласился давать показания, то это не означает, что он не имеет права отказаться от ответа на вопросы, представляющие собой ловушку. Помочь избежать ее – прямая обязанность защитника.

Перед допросом согласуйте с подзащитным его поведение при поставке следователем сложного, неожиданного вопроса. Допрашиваемый может обратиться к следователю с ходатайством приостановить допрос и предоставить ему свидание с защитником наедине. Предоставление такого свидания не будет противоречить закону. Если следователь откажет, подозреваемый может вообще отказаться давать показания. В этом случае защитнику стоит внести в протокол замечание об отказе следователя.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector