Что нового в россии адвокатура

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Что нового в россии адвокатура?»

Попыткой дискредитировать адвокатское самоуправление назвал действия организаторов конференции 13 июля статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин

«Слухи о расколе в адвокатуре сильно преувеличены. Тему “раскола” педалируют несколько физических лиц – организаторов собрания 13 июля 2019 г. в московской гостинице “Салют”. Это мероприятие не было поддержано ни органами самоуправления адвокатского сообщества, ни СПЧ, ни системой ОНК – что, собственно, организаторы вынужденно и как бы нехотя, но признают. Число участников мероприятия, судя по опубликованной в Сети резолюции, принятой единогласно, – не превышало 50.

Примечательно, что конференция, которая называлась “От конфликта – к диалогу”, де-факто пыталась простимулировать как раз конфронтацию в сообществе. Нет ли здесь противоречия, причем кричащего?

Организаторы и участники конференции, а также их адепты выступили и продолжают выступать с прямыми личными выпадами и оскорблениями в адрес: старейшины и мэтра сообщества Г.М. Резника (он был назван “олигархом, приватизировавшим адвокатуру в 1990-е годы”); вице-президента АП г. Москвы В.В. Клювганта (которого отдельно шельмовали за его защиту М.Б. Ходорковского, чьими защитниками в свое время были также и некоторые устроители/идеологи мероприятия в гостинице “Салют”; президента Санкт-Петербургской международной коллегии адвокатов И.М. Кучеренко. Президент ФПА РФ Ю.С. Пилипенко был назван дословно “марионеткой Резника”.

В частности, всерьез обсуждался вопрос о засилье лиц еврейской национальности в российской адвокатуре.

Надо ли понимать, что подобный стиль общения коллеги видят этической и эстетической основой для диалога с абсолютным большинством адвокатского сообщества страны?

Насколько можно понять основной комплекс идей конференции, он таков: ставится под сомнение сама система адвокатского самоуправления в рамках адвокатских палат, взамен предлагается ориентация на органы государственной власти, в частности Министерство юстиции РФ и Следственный комитет РФ.

Об излишне длительном пребывании в своих креслах некоторых руководителей региональных адвокатских палат, а заодно кумовстве углубленно рассуждает многоуважаемый глава АП Удмуртской Республики, который занимает свой пост 17 лет. А до недавнего времени в Совет той же палаты входил его сын, получивший подряд на автоматизацию деятельности палаты. Еще раз: нет ли здесь кричащего противоречия?

Прозвучавшие со стороны организаторов конференции призывы к организации пикетов, манифестаций и даже к забастовке адвокатов фактически противопоставляют интересы адвокатуры жизненно важным интересам наших доверителей и ставят под удар репутацию адвокатуры как института.

КС РФ подтвердил право адвокатов занимать муниципальные должности на непостоянной основе

Должность депутата как основание привлечения к дисциплинарной ответственности

Как сообщалось ранее, поводом к рассмотрению дела стала жалоба адвоката АП г. Москвы Олега Сухова, в которой он указывал, что оспариваемая норма запрещает адвокату занимать муниципальные должности, в том числе при избрании в орган местного самоуправления, независимо от исполнения обязанностей в нем на постоянной или на непостоянной основе.

Так, решением Совета АП г. Москвы от 27 марта 2017 г. Олег Сухов был привлечен к дисциплинарной ответственности, поскольку был депутатом муниципального Совета депутатов муниципального округа Нагорный в г. Москве. Адвокату был установлен шестимесячный срок, чтобы либо отказаться от депутатских полномочий, либо приостановить адвокатский статус. Также в решении Совета палаты подчеркивалось, что абз. 1 п. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре не содержит оговорки о запрете адвокату занимать муниципальные должности только на постоянной основе.

Читайте также:  Каков статус адвокатуры это

Олег Сухов оспорил данное решение в Хамовнический районный суд г. Москвы. При этом он указал, что установленный указанной нормой категорический запрет на замещение адвокатом должности муниципального депутата противоречит ст. 16 того же закона, содержащей закрытый перечень оснований для приостановления статуса. Исходя из подп. 1 п. 1 ст. 16 Закона об адвокатуре статус приостанавливается в случае избрания адвоката в орган государственной власти или местного самоуправления на период работы на постоянной основе. Следовательно, полагал истец, на период работы на непостоянной основе его приостанавливать не требуется.

Отказав в удовлетворении иска, суд отметил, что адвокату запрещено занимать муниципальные должности (в том числе должность депутата) вне зависимости от того, на постоянной или непостоянной основе он осуществляет эти полномочия. Решение устояло в апелляции. Таким образом, предписание Совета палаты устранить длящееся нарушение осталось в силе.

В жалобе в Конституционный Суд РФ заявитель сослался на Постановление КС РФ от 2 июля 2015 г. № 1523-О, согласно которому ограничения допустимы только в целях защиты конституционных ценностей на основе принципов юридического равенства и вытекающих из него критериев разумности, соразмерности (пропорциональности) и необходимости.

Также он указал, что согласно п. 9.1 ст. 40 Закона о местном самоуправлении и п. 5.1 ст. 12 Закона об организации органов госвласти депутат член выборного органа местного самоуправления либо выборное должностное лицо, осуществляющие полномочия на постоянной основе, не могут участвовать в качестве защитника или представителя (кроме случаев законного представительства) по гражданскому, административному или уголовному делу либо делу об административном правонарушении. На муниципальных депутатов на непостоянной основе данное ограничение не распространяется. При этом Олег Сухов добавил, что, разрешая депутатам на непостоянной основе выступать в качестве судебных представителей и защитников, указанные законы фактически разрешают им вести адвокатскую деятельность.

Также Олег Сухов обратил внимание Конституционного Суда РФ на то, что согласно выводам Совета палаты совмещение адвокатской деятельности со статусом лица, занимающего муниципальную должность, даже на непостоянной основе, нарушает принцип равноправия, поскольку такой адвокат получает возможность использовать депутатские полномочия и привилегии, в том числе при оказании юридической помощи доверителям. Заявитель подчеркнул, что в условиях разделения властей и независимости судебной системы адвокат, избранный муниципальным депутатом, не приобретает дополнительных полномочий, которыми мог бы воспользоваться в адвокатской деятельности.

КС подчеркнул безосновательность запрета на совмещение адвокатских и депутатских полномочий

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд РФ отметил, что адвокат, являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам, на которого законом возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина (в том числе по назначению судов), осуществляет деятельность, имеющую публично-правовой характер, реализуя тем самым гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи (Постановление КС РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П). В то же время приобретение статуса адвоката выступает формой реализации права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч. 1 ст. 37 Конституции РФ).

Читайте также:  Кто такой личный адвокат

В связи с этим, отмечается в постановлении, оспариваемая норма сама по себе могла быть воспринята правоприменительной практикой как запрет совмещать адвокатскую деятельность с муниципальной службой и (или) как запрет адвокату занимать должность депутата представительного органа муниципального образования или иную выборную муниципальную должность вне зависимости от того, на какой основе он исполняет эти полномочия.

Суд добавил, что ГУ Минюста России по г. Москве разделяет позицию, что если адвокат был избран на должность депутата представительного органа муниципального образования и осуществляет данные полномочия на непостоянной основе, он должен либо прекратить полномочия депутата, либо утратить адвокатский статус. В то же время, подчеркивается в постановлении, Адвокатскими палатами Московской, Ленинградской и Омской областей, Краснодарского края и Республики Башкортостан совмещение адвокатской деятельности и исполнения полномочий депутата представительного органа муниципального образования на непостоянной основе не рассматривается как недопустимое и влекущее прекращение или приостановление статуса адвоката.

По мнению Конституционного Суда РФ, лишение гражданина, осуществляющего депутатские полномочия на непостоянной основе, статуса адвоката только в силу факта замещения муниципальной должности и безотносительно к характеру публично-правовой функции не имеет разумного конституционно-правового обоснования. КС РФ указал: несмотря на то, что органы местного самоуправления являются элементом системы публичной власти, их основное предназначение – решение вопросов местного значения (Постановление КС РФ от 2 апреля 2002 г. № 7-П). Кроме того, Конституция не содержит предписаний, прямо запрещающих адвокату без утраты статуса осуществлять полномочия депутата на непостоянной основе. Из ее положений также не следует прямой запрет федеральному законодателю исключить возможность совмещения адвокатской деятельности с осуществлением полномочий депутата на непостоянной основе.

Вместе с тем, отмечается в документе, положения Закона об общих принципах организации местного самоуправления во взаимосвязи с п. 1 ст. 2 и подп. 1 п. 1 ст. 16 Закона об адвокатуре позволяют полагать, что в случае избрания адвоката депутатом представительного органа муниципального образования на непостоянной основе приостановление адвокатского статуса на период осуществления полномочий не предусмотрено.

Кроме того, осуществление адвокатом депутатских функций на непостоянной основе Закон об адвокатуре прямо не относит и к обстоятельствам, влекущим прекращение статуса (п. 1 и 2 ст. 17). Таким обстоятельством, в частности, подп. 3 п. 2 ст. 17 называет неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции, о чем был предупрежден заявитель в связи с разъяснением в решении Совета АП г. Москвы о необходимости устранения допущенного им, по мнению Совета, нарушения оспариваемого законоположения.

Иное понимание подп. 1 п. 1 ст. 16 и подп. 3 п. 2 ст. 17 Закона об адвокатуре в их взаимосвязи в рамках действующего правового регулирования было бы, как полагает КС РФ, несовместимо с положениями ч. 3 ст. 55 Конституции, поскольку влекло бы несоразмерное ограничение прав граждан, гарантированных ст. 32 (ч. 1 и 2) и 37 (ч. 1) Основного закона.

Читайте также:  Что нужно чтобы поступить на адвоката в беларуси

Таким образом, резюмируется в постановлении, действующее законодательное регулирование позволяет утверждать, что законодатель не предусматривает правовых последствий замещения адвокатом муниципальной должности для его адвокатского статуса, если он избран депутатом представительного органа муниципального образования и осуществляет свои полномочия на непостоянной основе.

По итогам рассмотрения оспариваемую норму Закона об адвокатуре КС РФ признал конституционной как не предполагающую запрета адвокату совмещать адвокатскую деятельность с осуществлением депутатских полномочий на непостоянной основе. Правоприменительные решения, вынесенные в отношении заявителя, признаны подлежащими пересмотру.

Не законодательный пробел, а квалифицированное умолчание

Адвокаты полностью поддержали позицию КС

По его мнению, возможность совмещения статусов адвоката и депутата муниципального образования, работающего на непостоянной основе, несомненно приведет к расширению возможностей для становления этого уровня организации власти на муниципальном уровне. Данное постановление Суда, как полагает Владимир Плигин, способствует решению вопросов организации муниципальных образований в России.

В УПК РФ внесены поправки, концептуально соответствующие позиции ФПА РФ

Президент РФ Владимир Путин подписал закон, которым вносятся изменения в ст. 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса РФ в части уточнения сроков содержания под стражей и порядка их продления для предпринимателей. В ФПА РФ положительно оценили принятый закон, поскольку он устанавливает зависимость между решением суда о продлении срока содержания обвиняемого под стражей и степенью интенсивности расследования уголовного дела.

Суд вправе продлить содержание под стражей на меньший срок, чем указано в постановлении о возбуждении ходатайства, если посчитает его достаточным для выполнения объема следственных и иных процессуальных действий. Продление срока допускается каждый раз не более чем на 3 месяца.

Суд также вправе отказать в удовлетворении ходатайства следователя и освободить обвиняемого из-под стражи. При этом судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом указанных в ст. 99 Кодекса обстоятельств, избрать в отношении обвиняемого меру пресечения в виде запрета определенных действий, залога или домашнего ареста.

Направляя в Государственную Думу ФС РФ письмо с изложением своей правовой позиции по данному законопроекту, Федеральная палата адвокатов РФ предложила усилить гарантии, обеспечивающие запрет продления срока содержания под стражей, в случае если по уголовному делу имеет место неэффективная организация расследования. Важнейшим критерием, определяющим разумные пределы содержания обвиняемого под стражей, ФПА РФ назвала должную активность органов предварительного расследования по проведению следственных и (или) иных процессуальных действий в отношении лица, содержащегося под стражей.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector