Кто из адвокатов защищал интересы

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Кто из адвокатов защищал интересы?»

Помимо двух уголовных дел, Беньяша привлекли к административной ответственности за нарушение порядка организации публичного мероприятия и за невыполнение требований сотрудников полиции (ст. 19.3 и ст. 20.2 КоАП). Ленинский районный суд Краснодара назначил Беньяшу наказание в виде 40 часов обязательных работ и 14 суток ареста, а Краснодарский краевой суд подтвердил законность этого решения. В ближайшее время оно будет обжаловано в ЕСПЧ.

В марте 2016 года адвокат Юрий Грабовский был найден мертвым возле трассы в Киевской области. Следствие установило, что 5 марта Грабовский по частному делу выехал в Одессу, где отдыхал в одном из ресторанов со своими недавними знакомыми, а затем отправился на встречу, с которой уже не вернулся.

Четыре года назад именно адвокатское сообщество помогло защитникам Мураду Мусаеву и Дарье Трениной, которые подозревались в подкупе свидетелей и давлении на присяжных по делу полковника Юрия Буданова. Тогда Мусаева вызвались защищать 93 адвоката, а Тренину – 40 адвокатов, среди которых был Александр Гофштейн. В феврале 2015 года Преображенский суд Москвы прекратил это уголовное дело в связи с истечением срока давности.

Гофштейн знает, что такое уголовное преследование адвокатов. В 2006 году он сам был задержан в Испании за оказание помощи русской мафии. По сути, адвокату вменялось осуществление профессиональных обязанностей. Несмотря на это, Гофштейн около года провёл в испанской тюрьме, прежде чем был оправдан.

Адвокат из Хакассии Владимир Дворяк в 2016 году был осуждён за разглашение тайны предварительного следствия при оказании услуг по защите одного из руководителей регионального управления МЧС. Его приговорили к 400 часов обязательных работ. Вмешательство адвокатского сообщества, а также непосредственное участие в защите Резника позволили обжаловать приговор и оправдать Дворяка.

Е. Рудацкая, адвокат Московской областной коллегии адвокатов.

Часть 6 ст. 49 УПК РФ полностью повторяет ч. 6 ст. 47 УПК РСФСР, где сказано, что одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого. Значит, если не противоречат — то может. Но на практике даже в этом случае возникают проблемы.

Конечно, защищать сразу двух обвиняемых по одному уголовному делу адвокату удобно и выгодно — это экономия времени и более высокий гонорар. И действительно, в адвокатской практике все чаще встречаются такие случаи. Но сама эта практика и показывает, что между двумя и более обвиняемыми по одному делу на судебной стадии рассмотрения дела почти всегда возникают противоречия. Все очень просто: защищаясь от обвинения, они «валят» вину друг на друга. Именно такой, заранее, впрочем, предвидимый результат был получен по изучении 50 уголовных дел, рассмотренных районными судами г. Москвы, в которых один адвокат защищал двух и более подсудимых.

Читайте также:  Что говорить адвокату при особом порядке

Например, при производстве предварительного следствия в ОВД «Нагорный» г. Москвы адвокат К. защищал интересы двух обвиняемых С. и Л. по факту тайного хищения имущества из автомашины. Обвиняемый С. дал показания о том, что у него была договоренность с Л. о краже из автомашины только магнитолы, а как оказались в руках Л. колонки, ему неизвестно. Обвиняемый Л. от дачи показаний на предварительном следствии отказался, воспользовавшись правом, предоставленным ему ст. 51 Конституции РФ. Следователь оснований для отвода адвоката и запрета осуществлять защиту двух обвиняемых не имел, так как их интересы в тот момент, казалось, не противоречили друг другу. Противоречия появились в судебном заседании, где Л. показал, что о хищении магнитолы у него с С. договоренности не было. Они бесцельно слонялись по двору, как вдруг С. быстро вскрыл дверь стоящей автомашины, вытащил из нее колонки и всунул ему в руки, попросив подержать, а сам вновь нырнул в салон автомашины и извлек магнитолу. В этот момент они и были задержаны сотрудниками милиции. У него, подсудимого Л., никакого умысла на хищение чужого имущества не было: С. действовал один, совершенно самостоятельно. Давать показания на предварительном следствии отказался, так как был подавлен этим внезапным задержанием и последующим заключением под стражу. Л. настаивал на своих показаниях. В этих условиях С. отказался от услуг адвоката К. и заключил договор с другим адвокатом, но возможности его защиты новым адвокатом оказались, конечно же, усеченными, поскольку на предварительном следствии он в деле не участвовал.

Защищать интересы двух обвиняемых особенно выгодно адвокату по назначению. В каждой юридической консультации ведется учет дел, проведенных адвокатами по назначению. Каждый адвокат должен ежемесячно отработать несколько таких дел. Конечно же, практически бесплатная работа никого не прельщает. Если дежурному адвокату, выезжающему по вызову следователя для работы по назначению, удается участвовать в защите сразу двух или более обвиняемых одновременно, он за один раз выполняет месячный план работы по назначению.

Читайте также:  Когда требуется помощь адвоката

Приведу пример. Адвокат С. вызван следователем для защиты по назначению в уголовном деле, возбужденном по факту хулиганства. Обоим обвиняемым по этому делу необходим адвокат по назначению, так как оба испытывают материальные затруднения. Адвокат приступил к их защите. Обвиняемый В. показал, что он не принимал участия в уличной драке, просто шел мимо и был задержан сотрудниками милиции. Обвиняемый М. от дачи показаний отказался. Дело поступило в Преображенский суд г. Москвы, где оба подсудимых выглядели не очень убедительно, так как все свидетели прямо показали на них как на активных участников уличной драки, которые при этом называли друг друга по именам, т.е. были знакомы. Подсудимый В. продолжал настаивать на своей непричастности, а второй подсудимый дал показания о том, что инициатором драки был именно В., и попросил предоставить ему другого адвоката. Адвокат по назначению выполнил план по защите двух обвиняемых, однако качество такой защиты оставляет желать лучшего.

Получила распространение практика защиты двух и более обвиняемых адвокатами из числа бывших следственных работников. Такой, с позволения сказать, адвокат раздает свои визитки бывшим коллегам — следователям, которые, в свою очередь, рекомендуют своим подследственным заключить с ним соглашение. Показания обвиняемых «корректируются» так, чтобы скрыть противоречия их интересов, чтобы можно было защищать их одновременно. Совершенно очевидно, что польза от такой «защиты» равна нулю: почти всегда обвиняемый всеми способами пытается избежать уголовной ответственности или хотя бы получить минимальный срок наказания, и очень часто за счет своего «подельника». Адвокаты, специализирующиеся на уголовных делах, знают об этом. И все же берутся защищать одновременно двух и более клиентов в ущерб их интересам. Такие действия нельзя оценить иначе, как нарушение права обвиняемого на защиту.

Случается, что защитниками двух обвиняемых, имеющих противоречащие друг другу интересы, являются адвокаты, состоящие в близком родстве. Например, отец и сын. Кто из обвиняемых может рассчитывать при этом на полноценную защиту? Ясно, что не оба.

Читайте также:  Как раскрутиться адвокату в москве

Беспристрастной, полноценной защиты у адвокатов — близких родственников не получится. Они пойдут на «компромисс» — в пользу того, кто заплатит более высокий гонорар, за счет интересов другого подзащитного.

С учетом приведенных доводов и соображений ч. 6 ст. 49 УПК РФ предлагаю изменить и дополнить следующим текстом: «Одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых по одному уголовному делу, так же как не могут быть защитниками двух подозреваемых или обвиняемых с противоречивыми интересами адвокаты — близкие родственники».

При отказе суды исходили из того, что ответчик – коллегия адвокатов, являющаяся профессиональным участником в сфере оказания юридических услуг, не доказала необходимость привлечения представителя для оказания юридической помощи и не представила доказательств фактического несения расходов на представителя. Предъявленный чек-ордер не был признан надлежащим доказательством по делу.

В своей жалобе в КС РФ заявитель указал, что принцип разумности судебных расходов, закрепленный в ч. 2 ст. 110 АПК РФ, нарушает его право на получение квалифицированной юридической помощи, гарантированной ч. 1 ст. 48 Конституции РФ.

Конституционный Суд, изучив представленные материалы, не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению. КС РФ разъяснил, что обязанность арбитражного суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя лица, в пользу которого был принят судебный акт, с оппонента в разумных пределах признается способом сдерживания необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и методом установления баланса между процессуальными правами и обязанностями лиц. Тем самым, по мнению Суда, реализуются требования ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Таким образом, оспариваемое положение АПК РФ признано КС РФ не нарушающим конституционные права и свободы заявителя в указанном им аспекте.

При этом он резюмировал, что критерии разумности применительно к вопросу компенсации судебных расходов на оплату услуг представителя подлежат уточнению, однако нет оснований говорить, что ст. 110 АПК РФ в этой части не соответствует Конституции РФ.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector