Как наказывает адвокатская палата

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Как наказывает адвокатская палата?»

ЖАЛОБА НА АДВОКАТА Дисциплинарное производство осуществляется только квалификационной комиссией и Советом адвокатской палаты, членом которой состоит на момент возбуждения такого производства. Поводами для возбуждения дисциплинарного производства являются: Жалоба, представление, сообщение признаются допустимыми поводами к возбуждению дисциплинарного производства, если они поданы в письменной форме и в них указаны: Лицо, требующее привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, должно указать на конкретные действия (бездействие), в которых выразилось нарушение им профессиональных обязанностей.

Жалоба на адвоката: образец, правила и особенности Нечистые на руку адвокаты в России встречаются чаще, чем хотелось бы: на юридических сайтах и формах практически каждую неделю появляются новые вопросы о том, что делать, если адвокат не выполняет свои обязательства или попросту получает деньги и не выходит на связь с клиентом.

Куда обратиться и как правильно составить жалобу на недобросовестного адвоката?

Об этом – в нашей новой статье.

Адвокатам наказали быть скромней Может ли ругать в социальной сети судью? Или — смеяться над прокурором?

А если защитник выложит в Интернете свои веселые и нетрезвые фото с курорта, не ударит ли это по авторитету адвокатуры?

Правда, к ответственности обычного правоведа, расшалившегося в Сети, не привлечешь. Зато первые дисциплинарные дела по, сделавшим что-то некрасивое в Интернете, уже есть.

Например, в Кировской области был наказан, анонимно хваливший себя в Интернете.

Ибо этика была попрана на самом гадком уровне (сговор с ответчиком, невыполнение обязательств и хамство в ответ на вопросы) Что можно сделать ? Имеется платежный документ и частично эл.переписка Скромно заметил бы следующее. Квалификационная комиссия в Палате.

Тот с наказанием не согласился и оспорил его в Дзержинском райсуде Санкт-Петербурга (2-826/2019). Береговой настаивал, что выбранный им способ защиты не противоречит закону.


Зачем адвокаты выписывают ордер сами себе или указывают в нем несуществующее соглашение с задержанными, и чем это грозит? С помощью сервиса Caselook «Право.ru» подготовило подборку из пяти самых интересных споров за год (с сентября 2015 г.), в которых защитники обжаловали дисциплинарные наказания. Один адвокат жаловался, что палата лишает его работы и не дает прокормить семью. Чувство собственной правоты довело его до Конституционного суда. Другого прямо в судебном заседании назвали «карманным адвокатом» и обвинили в желании угодить следователям. Подробности работы защитников — в материалах судебных дел.

Пристава насторожил запрос адвоката «в защиту самого себя» и он сообщил о нем в Адвокатскую палату Ленинградской области (АП ЛО). Там решили, что действия Берегового подрывают доверие к адвокатуре, и вынесли ему предупреждение. Тот с наказанием не согласился и оспорил его в Дзержинском райсуде Санкт-Петербурга ( 2-826/2016 ). Береговой настаивал, что выбранный им способ защиты не противоречит закону. Но представитель АП ЛО указал на п. 6 ст. 25 Закона об адвокатуре, согласно которому, деятельность ведется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Но Береговой возражал, что эта и другие нормы противоречат Конституции, которая закрепляет право каждого защищаться всеми законными способами и пользоваться квалифицированной юридической помощью (ч. 2 ст. 45 и ч. 1 ст.48 основного закона). Поэтому, настаивал адвокат, необходимо обратиться с запросом в Конституционный суд. Но суд отклонил и ходатайство, и сам иск Берегового.

Читайте также:  Кто такой клиент в адвокатской деятельности

Апелляционная жалоба тоже ничего не дала. Санкт-Петербургский городской суд повторил, что адвокат работает на основании соглашения с доверителем ( 33-12020/2016 ). Договор – это несколько волеизъявлений, а не одно, а статус адвоката не порождает новых субъектов правоотношения. Поэтому оформление ордера для помощи самому себе – это умышленное нарушение закона об адвокатуре и кодекса профессиональной этики (КПЭА), в том числе, обязанности работать честно и добросовестно. Таким образом, действия Берегового умаляют авторитет адвокатуры, подытожила апелляция.

Судя по реестру адвокатов, сейчас Береговой продолжает профессиональную деятельность, но в КС так и не обращался.

С этим Тахматзиду была не согласна и объяснила суду, почему. Она участвовала в следственных действиях по вечерам, выходным и праздникам, когда не было дежурных адвокатов, а до Путинцева невозможно было дозвониться. Напротив, отказ от вступления в дело затормозил бы его и нарушил права подозреваемых, объяснила она. Кроме того, по мнению адвоката, ее дважды наказали за одно и то же – объявили замечание и обязали пойти на курсы.

Судья Владимир Капралов согласился только с последним доводом. Во-первых, это действительно двойное наказание, во-вторых, Кодекс профэтики не предусматривает такой дисциплинарной меры, как обучающие курсы. В остальном суд встал на сторону адвокатской палаты и счел наказание вполне заслуженным.

Если Тахматзиду приняла без распределения семь заявок, то ее бывший коллега из Удмуртии Владимир Невоструев самовольно вступил в уголовные дела в 121 случае, за что получил два предупреждения, а затем был лишен статуса. После этого в апреле 2015 года он обжаловал в Октябрьском райсуде Ижевска не только свои взыскания, но и сам порядок распределения заданий. Он вредит интересам подзащитных, потому что они не могут выбрать того адвоката по назначению, которого хотят, был убежден Невоструев.

Что касается самих защитников, они должны иметь возможность по своему желанию вступать в уголовные дела по назначению органов предварительного расследования или суда, настаивал истец. Палата ограничивает это право, чем нарушает конституционную свободу труда и любой экономической деятельности (ст. 34 и 37 основного закона). Невоструев жаловался, что действующий порядок во многом не дает ему работать и не предлагает других возможностей взамен. В результате у него не хватает средств, чтобы содержать адвокатский кабинет и обеспечивать свою семью.

Этот довод к делу не относится, возражала представитель Адвокатской палаты Удмуртской республики (АП УО)адвокат Галина Баласанян. Она пояснила суду, что Федеральная палата адвокатов и объединения на местах обязаны разрабатывать особый порядок организации помощи по уголовным делам и следить за его выполнением (п. 5 ч. 3 ст. 31 закона об адвокатуре). Эта система не препятствует работе защитников, а лишь распределяет между ними нагрузку. К тому же, ничто не мешает Невоструеву оказывать услуги по соглашению, а не только по инициативе суда или следствия, отметила Баласанян. Ее не убедил и довод о том, что подзащитный должен иметь возможность выбрать адвоката по назначению – Уголовно-процессуальный кодекс такого права не предусматривает.

Читайте также:  Какие предметы нужны для поступление на адвоката

В итоге судья Алексей Плеханов с этими аргументами согласился и отклонил жалобу Невоструева ( 2-4885/2015 ). Тогда же, в октябре 2015 года, аналогичные доводы бывшего адвоката рассмотрел Конституционный суд. Как гласит Определение от 27 октября 2015 г. № 2436-О , порядок распределения дел обеспечивает, с одной стороны, участие защитника в уголовных делах, с другой стороны – интересы самих адвокатов, поскольку они обязаны работать по назначению. А решения адвокатской палаты касательно порядка распределения могут быть проверены в суде. Поэтому аргументы заявителя безосновательны, решил КС.

В апреле 2011 года Адвокатская палата Брянской области (АП БО) возбудила дисциплинарное производство в отношении Бориса Чаусова по жалобе жены его доверителя Игоря Домникова* Ирины*. По ее словам, адвокат и его клиент договорились об услугах на стадии предварительного следствия и в суде первой инстанции, за что Домников передал 203 000 руб. (это подтверждали свидетельские показания). Чаусов взял эти деньги, но целиком не отработал, отказавшись от защиты, настаивала Домникова. Когда она обратилась в палату, то узнала, что в соглашении указана другая сумма — 30 000 руб., которые защитник и внес в кассу палаты. Остальные 173 000 руб., по словам доверителя, «исчезли». За это палата лишила Чаусова статуса, но Советский районный суд Брянска признал это решение незаконным ( 2-660/2013 ). На руку адвокату сыграло время. Наказать его за проступок можно в течение 6 месяцев со дня его обнаружения (п. 5 ст. 18 КПЭА), однако палате потребовалось на это больше года — решение она вынесла лишь в июне 2012-го. Из-за этого опоздания райсуд признал решение палаты незаконным, а Чаусов вернул статус.

В параллельном процессе Домников пытался вернуть свои деньги ( 2-467/2014 ; сумма требований из судебного акта вымарана). В подтверждение своих слов он ссылался на заключение адвокатской палаты о том, что Чаусов взял 203 000 руб., а документы оформил на 30 000 руб. Но судья Советского райсуда Оксана Ильюхина указала, что оно не имеет преюдициальной силы. К тому же, у Домникова нет письменного соглашения с требуемой суммой, а Чаусов в суде отрицал, что получал ее. Решение Ильюхиной устояло в апелляции, а вот с делом по обжалованию «дисциплинарки» адвокату повезло меньше — его отменил Брянский областной суд.

Тот решил более основательно изучить материалы дисциплинарного производства и обнаружил, что оно приостанавливалось по просьбе самого Чаусова. Тот просил подождать, пока не будет рассмотрен его иск к Домникову о защите чести, достоинства и деловой репутации ( 2-4327/2011 ). Адвокат хотел заставить клиента опровергнуть свои обвинения. Первая инстанция удовлетворила его требования, но в дальнейшем решение было отменено. В результате этого производство в отношении Чаусова было поставлено «на паузу» на целый год. Хотя закон об адвокатуре или КПЭА этот вопрос не регулируют, палата собственным решением установила, что может продлевать сроки дисциплинарного разбирательства. Коллегия облсуда под председательством Валентины Суярковой приняла это правило во внимание. Определением от 30 января 2016 года она отменила решение первой инстанции, а Чаусов, таким образом, все-таки потерял статус.

Читайте также:  Плюсы адвокатского кабинета

Владимир Тен обжаловал решение Адвокатской палаты Приморского края (АП ПО) лишить его статуса за то, что тот выступил в качестве защитника без правовых оснований ( 2-5552/15 ). Как установила палата, Тен принял участие в допросе задержанного по ордеру. В документе бывший адвокат написал, что между ними есть соглашение, хотя на самом деле его не было. Также, как выяснила палата, он не проводил беседу с подзащитным и не выяснял его позицию.

Все это обернулось тем, что на допросе задержанный дал признательные показания. Позже они легли в основу его обвинения. Это стало известно адвокату, которая действительно заключала соглашение с этим подзащитным (фамилия адвоката из судебного акта вымарана). По ее словам, она сообщала начальнику следственного отдела о том, что защищает задержанного, но о допросе с участием Тена узнала постфактум. Задержанный пожаловался на псевдо-представителя в АП ПО, которая и лишила его статуса.

Юрист был не согласен с решением и обжаловал его во Фрунзенский райсуд Владивостока. Он утверждал, что не имел возможности участвовать в дисциплинарном производстве, и его доводы не были учтены. Истец не отрицал проступка, но считал наказание чрезмерно суровым — прав задержанного он не нарушал, а всего лишь неправильно заполнил ордер. Он молодой и малоопытный адвокат, следователь ввел его в заблуждение, жаловался Тен. Но судью Ларису Храмцову эти аргументы не впечатлили: требования она отклонила. Судя по электронным картотекам, это решение не обжаловалось.

  • Имя и фамилия изменены редакцией.

Адвокатская палата Санкт-Петербурга привлекла к дисциплинарной ответственности адвоката, который отчитался перед следователем о поведении своего бывшего клиента.

Жалобу на адвоката подал его бывший доверитель И. Адвокат в течение полугода оказывал ему юридическую помощь на стадии предварительного расследования, за что получил 70 000 руб. в качестве гонорара. Затем клиент отказался от его услуг и пригласил другого защитника. После чего первый адвокат был приглашен к следователю ГСУ СКР по Санкт-Петербургу. Клиент сообщил в АП, что адвокат дал согласие и был допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными при оказании юридической помощи.

Комиссия заключила, что, давая показания без согласия доверителя об обстоятельствах заключения соглашения с И., адвокат разгласил адвокатскую тайну, то есть нарушил требования Кодекса профессиональной этики адвоката.

Таким образом, адвокат фактически оказал содействие органам следствия, действуя вопреки законным интересам доверителя. Дезавуируя на допросе показания клиента относительно обстоятельств проведения следственных действий, адвокат занял позицию, противоположную позиции доверителя, и действовал вопреки его воле, то есть нарушил требования подпункта 2 п. 1 ст. 9 КПЭА.

Совет Адвокатской палаты объявил адвокату предупреждение.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector