Как адвокат собирает информацию

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Как адвокат собирает информацию?»

В настоящее время практически завершилась научная дискуссия и оформилась правоприменительная практика об отнесении сведений, собранных адвокатом, не к процессуальным доказательствам, а, как отвечает Федеральная палата адвокатов РФ на обращение адвоката Ю.В. Гусакова (ответ от 9 июля 2015 года), к сведениям, которые могут быть признаны таковыми при условии их процессуального оформления.

Поскольку право адвоката на собирание доказательств в силу Определения Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 года № 128-О, ставшего отправной точкой в развитии идеи диспозитивности процессуальной формы адвокатского расследования, не связано процессуальными рамками, то говорить о каких-либо процессуальных условиях, от которых это право может зависеть, также не приходится. Относительно третьего элемента процессуальной формы в приводимом источнике сказано, что уголовно-процессуальные гарантии – это специальные правовые средства, обеспечивающие реализацию прав и законных интересов участников процесса, а равно выполнение ими своих обязанностей. Права и законные интересы иных, кроме доверителя, участников уголовного процесса – это забота следствия, дознания, прокурора и суда, но не адвоката, который должен лишь соблюдать запрет – воздерживаться от нарушений прав других лиц.

Таким образом, процессуальная форма – это одна их гарантий от злоупотребления носителями обвинительной и судебной власти своими полномочиями. Адвокат призван защищать личность от указанных правонарушений, в том числе при помощи контрдоказательств. Поэтому процессуальная форма адвокату не только не свойственна, но и противопоказана в силу её несовместимости с требованием доверительного характера его взаимоотношений с клиентом. Кодекс профессиональной этики адвоката требует от него избегать действий (бездействия), направленных на подрыв доверия (ч. 2 ст. 5). Целями адвокатской деятельности являются защита прав, свобод и интересов доверителей, а также обеспечение доступа к правосудию (п. 1 ст. 1 Закона об адвокатуре). То есть адвокат не имеет легальной возможности непосредственно ограничить или лишить кого-либо прав и свобод, тогда как органы обвинительной и судебной власти такими полномочиями обладают. Поэтому контрольная функция процессуальной формы в объёме, характерном для доказательств обвинения, адвокату не требуется.

В отношении адвокатских доказательств превалирующее значение имеет не столько форма, сколько их содержание, в отличие от доказательств государственного расследования, для которых содержание не менее важно, однако допустимо в доказывании лишь в строго установленной процессуальной форме, а несоблюдение последней должно неминуемо приводить к исключению их из числа доказательств, как этого требуют положения ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ или ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ. Отсюда следует, что доказательства государственного расследования возникают с момента их процессуального оформления, с которого они считаются собранными в установленном процессуальным законом порядке. С этой точки зрения доказательствами является всё то, что допустимо к процессуальному доказыванию. В отношении доказательств адвоката процессуальный порядок собирания не установлен, именно поэтому они потенциально допустимы к доказыванию с момента их собирания в соответствии с Законом об адвокатуре либо иным способом, не противоречащим федеральному законодательству, а не с момента представления, предусмотренного процессуальным законом. Более того, в отличие от доказательств государственного расследования собранное адвокатом доказательство не обязательно подлежит представлению в дело, поэтому в силу принципа равноправия сторон, диктующего и равную юридическую силу собранных (а не только представленных) ими доказательств, таковыми являются все сведения, законно собранные адвокатом, вне зависимости от факта их представления. Итак, собранные адвокатом сведения становятся доказательствами не в момент представления в дело, а после их собирания в соответствии с законом, поскольку доказательства – это не только фактически допущенные, но и потенциально допустимые для процессуального доказывания сведения.

Из анализа сформулированных признаков, свойственных сведениям, собираемым адвокатом, следует, что это: – доказательства универсального свойства, выражающегося в их собирании вне процессуальной формы, что должно исключать их недопустимость по причине несоответствия последней вне зависимости от вида судопроизводства, в рамках которого имеет место их представление, при безусловном сохранении требований законности самой деятельности адвоката и относимости его доказательств, нарушение которых только и может явиться основанием для исключения их из доказательственной базы; – доказательства, имеющие равную с доказательствами субъектов государственного расследования юридическую силу, что отражает конституционный аспект адвокатского расследования, реализующего принцип равноправия и состязательности сторон любого вида судопроизводства (ст. 19 и 123 Конституции РФ); – доказательства, которые становятся таковыми с момента их собирания в соответствии с законом, поскольку доказательствами следует считать все сведения, потенциально допустимые к процессуальному доказыванию; – доказательства, которые должны включаться в состав юридического дела по ходатайству адвоката в соответствии с выбранной тактикой и стратегией правовой защиты.

Н.Н. Брюховецкий, юрист Центра налогового и правового консультирования московской компании «ИРБиС-С».

Читайте также:  Какие листы декларации 3-ндфл заполнять адвокату

Осуществление правосудия по гражданским делам на основе предусмотренных ч. 1 ст. 12 ГПК РФ (далее — ГПК) состязательности и равноправия сторон реализуется судом и участниками спора путем всестороннего исследования обстоятельств, лежащих в основе заявленных требований, приведенных возражений. Сама по себе четко обозначенная стороной дела суть нарушения принадлежащих ей гражданских прав, свобод и законных интересов действиями (бездействием) оппонента, впрочем, как и заявленная этим оппонентом правомерность своего поведения, без должного подтверждения не могут позволить суду на законных основаниях установить наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для дела и подтверждающих позиции участников спора. Картину произошедшего гражданского правонарушения или отсутствие такового суд восстанавливает на основании имеющихся в деле доказательств (ч. 1 ст. 55 ГПК). Автор не ошибется, утверждая, что 90% всех доказательств по гражданскому делу составляют разного рода справки, схемы, счета, договоры, акты и другие документы, т.е. письменные доказательства (ст. 71 ГПК). Так как гражданское судопроизводство инициируется лицом, обратившимся в суд за защитой своих интересов либо интересов других лиц согласно ст. 4 ГПК, то совершенно справедливо ч. 1 ст. 56 ГПК вменила в обязанность участникам спора доказывать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований, возражений, мнений, если иное не предусмотрено федеральным законом, причем в соответствии с ч. 1 ст. 57 ГПК доказательства представляются самими сторонами и другими лицами, привлеченными к рассмотрению дела. Представление доказательств в силу ч. 1 ст. 35 ГПК является процессуальным правом участников гражданского судопроизводства. Однако, предоставив сторонам возможность обосновывать свои доводы доказательствами, ГПК не наделяет их правом сбора доказательств, вследствие чего самостоятельное истребование необходимых сведений заинтересованными лицами, как показывает практика, заранее обречено на неудачу. Компетентные должностные лица обычно требуют официального судебного запроса, который в свою очередь может быть сделан после принятия судом искового заявления (заявления) к производству и удовлетворения ходатайства соответствующей стороны об истребовании доказательств. Такая практика сказывается на качестве подготовки участников дела, затягивает срок рассмотрения спора, влечет за собой дополнительные расходы истца, ответчика, третьего лица. Фактически законодатель оставил участников гражданского процесса, в том числе потенциальных, один на один с органами государственной и местной власти, правоохранительными органами, иными организациями и объединениями, поставив возможность доказательственного подтверждения своих доводов в зависимость от порядочности и профессионализма должностных лиц.

Не лучшим образом обстоят дела и у адвокатов. Являясь в силу ст. 48 ГПК представителем в гражданском процессе, имея ордер, выданный адвокатским образованием, и получив все процессуальные права своего доверителя, предусмотренные ч. 1 ст. 35 ГПК, адвокат сталкивается с тем, что его запросы, сделанные на основании исключительно ордера, не удовлетворяются: должностных лиц обычно настораживает отсутствие у адвоката доверенности, предоставляющей ему право истребовать необходимые документы. Поэтому и в адвокатской среде бытует мнение, что для получения документов, планируемых к предоставлению в суд, адвокату недостаточно иметь только ордер.

Автор возьмет на себя смелость прокомментировать российское законодательство, предоставляющее адвокату, получившему ордер на представление интересов доверителя, в гражданском судопроизводстве возможность запрашивать необходимую письменную информацию.

Согласно ч. 3 ст. 1 ГПК гражданское судопроизводство ведется в соответствии с федеральным законодательством, действующим во время рассмотрения и расширения гражданского дела, совершения отдельных процессуальных действий или исполнения судебных постановлений, постановлений других органов. Законодатель предусматривает наличие судебного статуса и соответствующих полномочий у отдельных участников гражданского спора. Нормативным актом, предоставляющим такие особые полномочия, является Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В пункте 1 части 3 ст. 6 Закона об адвокатуре содержатся следующие положения: «Адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций». Проанализировав данное извлечение, можно выделить один важный момент, а именно: только оказывая юридическую помощь, адвокат вправе запрашивать справки, характеристики и другие документы. Сам по себе адвокатский статус не дает лицу, им обладающему, никаких дополнительных процессуальных возможностей, необходимы действия в интересах лица (лиц), т.е. занятие своей профессиональной деятельностью.

Согласно п. 4 ч. 2 ст. 2 Закона участие адвоката в качестве представителя доверителя в гражданском судопроизводстве является оказанием юридической помощи.

Первый вывод: представляя интересы доверителя в гражданском процессе, адвокат имеет право собирать письменные доказательства путем официального запроса.

Право представлять интересы доверителя в суде общей юрисдикции возникает у адвоката с момента получения ордера (ч. 5 ст. 53 ГПК). Ордер является документом, подтверждающим волеизъявление лица, фамилия, имя и отчество которого указаны в нем, на представление его интересов конкретным адвокатом, чьи данные также содержатся в ордере. Отсутствие подтверждающей и соответственно уполномочивающей подписи доверителя компенсируется особой формой получения ордера — выдается адвокатским образованием, наличием печати и подписи руководителя данного адвокатского образования (филиала). О доверенности в ч. 5 ст. 53 ГПК не сказано ни слова. Кроме того, согласно ст. 54 ГПК доверенность выступает гарантом специальных представительских полномочий, в которые не включен сбор письменных доказательств. Значит, право адвоката запрашивать необходимые сведения при наличии не требует дополнительного подтверждения доверенностью.

Читайте также:  По какой ставке оплачивается адвоката в кассационной

Пункт 2 ст. 6 Закона N 63-ФЗ указывает, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат для исполнения поручения должен иметь ордер, например для представления интересов в гражданском процессе. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности, причем, как следует из смысла п. 2, законодатель имел в виду случаи, когда доверенность является единственным документом, уполномочивающим адвоката на оказание юридической помощи. Гражданское судопроизводство к таким случаям не относится.

Гражданский процесс считается начатым с момента вынесения судьей определения о принятии искового заявления (заявления) к производству (ст. 133, ч. 1 ст. ст. 246 — 263 ГПК). Ордер не дает адвокату права подписания искового заявления (заявления) и предъявления его в суд. Вследствие данных обстоятельств складывается ошибочное представление, что участие адвоката на стадии личной досудебной подготовки сводится к подготовке текста документа, подлежащего направлению в суд и различного рода консультациям доверителя. Но, как указал автор, такое представление ошибочно. Получив ордер, адвокат имеет право представлять доверителя в суде (ч. 5 ст. 53, ст. 54 ГПК). Представление доверителя в гражданском процессе, согласно п. 4 ч. 2 ст. 2 Закона N 63-ФЗ, является оказанием юридической помощи. Необходимо еще раз вернуться к ст. 6 Закона: п. 1 ч. 3 дает адвокату право «собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать. документы. «. Заменив общее понятие «оказание юридической помощи» на конкретный ее вид, «участие в качестве представителя в гражданском судопроизводстве», получим следующее: «адвокат вправе собирать сведения, необходимые для его участия в качестве представителя в гражданском судопроизводстве, в том числе запрашивать документы». Из сформулированного предложения с измененным текстом, но неизменным содержанием видно, что законодателем не определено время возникновения у адвоката права на запрос необходимых сведений, так как определенные сведения могут стать необходимыми и на стадии личной досудебной подготовки, и после принятия судом иска к производству, и при рассмотрении дела по существу. В то же время четко указано, что запрашиваемые сведения адвокат считает необходимыми письменными доказательствами, подлежащими представлению в суд. Когда же истребуемые документы должны оказаться на столе у соответствующего судьи вместе с поступившим исковым заявлением или ходатайством адвоката о приобщении их к делу в ходе судебного разбирательства, и должны ли они в принципе быть представлены в суд, законом не определено. Доверитель может вообще отказаться впоследствии от обращения в суд.

Второй вывод: адвокат имеет право запрашивать документы, необходимые для использования в гражданском судопроизводстве, на основании ордера, как в период досудебной подготовки, так и после принятия судом искового заявления (заявления) к производству, причем сведения, которые запрашивает адвокат, могут содержать информацию, касающуюся не только лично доверителя, но и других лиц.

Данный вывод, а также значение правильной формулировки предмета соглашения на оказание юридической помощи можно продемонстрировать на примере Определения Санкт-Петербургского городского суда от 17 января 2012 г. N 33-252/2012, в котором суд, отказывая в удовлетворении требований истца об обязании предоставить информацию на адвокатский запрос, пришел к выводу о том, что предметом соглашения об оказании юридической помощи является получение информации относительно законности парковки, т.е. не оказание юридической помощи, направленной на защиту нарушенных прав гражданина, а истребование определенной информации. Адвокат имел право истребовать запрошенные сведения от ответчика в том случае, если бы правовая помощь адвоката была направлена на защиту прав конкретного гражданина.

В-третьих, говоря о том, как работает адвокат , нельзя не упомянуть его обязанность соблюдения Кодекса профессиональной этики. Это и отличает квалифицированного адвоката от обычного юриста. Он осуществляет профессиональную деятельность в соответствии с этическими, моральными и нравственными принципами, закрепленными в Кодексе. Нарушение этики влечет привлечение к дисциплинарной ответственности.

Что касается адвокатской тайны, то как быть с тем, что в соответствии с ч. 2 ст. 6 63-ФЗ адвокат представляет доверителя на основании доверенности? Доверенность он обязан предъявить тому, к кому он обращается в связи с оказанием помощи, а в доверенности указаны персональные данные доверителя и иные существенные сведения.

  • название органа государственной власти, местного самоуправления, общественной организации, куда отправляется данный запрос;
  • полный адрес органа или организации по месту направления запроса;
  • личные данные адвоката;
  • личный номер регистрации адвоката в государственном реестре адвокатов субъекта РФ;
  • данные о соглашении, подписанном адвокатом и клиентом, об ордере или доверенности (номер документа, дата его выдачи и дата подписания соглашения);
  • название адвокатского образования, в котором данный специалист занимается своей профессиональной деятельностью;
  • данные о почтовом адресе, электронной почте, номерах телефона и факса специалиста, направляющего адвокатский запрос;
  • название документа (адвокатский запрос);
  • номер запроса, внесенный в журнал регистрации всех запросов, направляемых адвокатом;
  • ссылка на нормы Федерального закона, на основании которого адвокат направляет данный запрос (записывается в преамбуле документа);
  • личные данные физического лица или название юридического лица, в отношении которых посылается данный адвокатский запрос;
  • процессуальное положение лица, по поводу которого направляется запрос, номер дела, находящегося в процессе рассмотрения (если адвокат принимает участие в деле, рассматриваемом в конституционном, гражданском, административном, уголовном или арбитражном суде);
  • какие именно сведения хочет получить адвокат — справки, выписки, характеристики, прочее;
  • каким способом адвокат хочет получить требуемую информацию (по почте, по факсу, на электронный адрес, лично в руки, прочее);
  • список документов, отправляемых вместе с адвокатским запросом (если таковые были приложены к запросу);
  • дата, когда была осуществлена регистрация запроса;
  • фамилия и инициалы, а также подпись адвоката.
Читайте также:  Что такое столичный адвокат

Новым основанием прекращения статуса адвоката теперь является незаконное использование и (или) разглашение информации, связанной с оказанием адвокатом квалифицированной юридической помощи своему доверителю, либо систематическое несоблюдение установленных законодательством Российской Федерации требований к адвокатскому запросу (подп. 2.1 п. 2 ст. 17 Закона об адвокатской деятельности). С «разглашением информации» более-менее ясно, так как адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю (ст. 8 Закона об адвокатской деятельности). За разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), адвокат будет привлечен к административной ответственности как должностное лицо в виде штрафа от 4000 до 5000 рублей (ст. 13.14 КоАП РФ).

Должен ли он при личном визите предъявить документ удостоверяющий , что он работает адвокатом, лицензию на право деятельности, ордер на предоставление сведений.Каким документом удостоверяется, что он действует в интересах гражданина на которого пишет запрос, а не наоборот.Какими правовыми документами это регламентируется.?

Добрый день! Как Вы указали, к запросу прилагается копия нотариальной доверенности, т.е. полномочия адвоката подтверждены, в организации предоставляются документы, подтверждающие полномочия. В судебной практике могут не принять доверенность, если судье не предоставят на обозрение оригинал. Считаю, что оснований для отказа нет.

Хотелось бы поделиться своим опытом, а именно направления запросов в медицинские учреждения, проблем с предоставлением сведений из таких учреждений по адвокатским запросам нет (я с ними не сталкивался). С банками конечно проблема, хотя были случаи предоставления ими информации в том числе и по расчетным счетам. Налоговые органы в большинстве своем отказывают, но тут все зависит от той информации которую запрашиваете.

ему причинен моральный вред. В судебном заседании представитель ответчика казны РФ в лице Министерства финансов РФ — Д.Л.И. исковые требования не признала, указала, что адвокатура не входит в систему органов государственной власти, поэтому казна РФ не возмещает вред, причиненный при осуществлении адвокатом профессиональной деятельности.

Пунктом 2 ч. 3 ст. 6 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” установлено, что адвокат вправе опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь. В более общем виде данное полномочие адвоката определено в п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ.

Создано: 04 Декабря 2014 Обновлено: 04 Декабря 2014 Статья 48 Конституции РФ закрепляет право каждого на получение квалифицированной юридической помощи. КоАПРФ конкретизирует и развивает это конституционное положение применительно к урегулированию проблем участия защитника в процессе производства по делам об административных правонарушениях. Согласно части 1 статьи 25.1 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе пользоваться юридической помощью защитника.

1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций в порядке, предусмотренном статьей 6.1 настоящего Федерального закона. Указанные органы и организации в установленном порядке обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их копии;

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector