Что такое гарантии независимости адвокатов

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Что такое гарантии независимости адвокатов?»

Вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются.

Адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии).

Указанные ограничения не распространяются на гражданско-правовую ответственность адвоката перед доверителем в соответствии с Федеральным законом.

Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается.

Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества.

Уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий адвокату, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.

Страхование риска ответственности адвоката

Адвокат осуществляет в соответствии с федеральным законом страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи.

Организация адвокатской деятельности

Формы адвокатских образований

Формами адвокатских образований являются: адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация.

2. Адвокат вправе в соответствии с Федеральным законом самостоятельно избирать форму адвокатского образования и место осуществления адвокатской деятельности. Об избранных форме адвокатского образования и месте осуществления адвокатской деятельности адвокат обязан уведомить совет адвокатской палаты в порядке, установленном Федеральным законом.

3. В случаях, предусмотренных статьей 24 Федерального закона, адвокат осуществляет адвокатскую деятельность в юридической консультации.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)
очень нужно

Предложения СПЧ об установлении дополнительных гарантий независимости адвокатов к 20 марта будут переданы Президенту РФ

10 марта состоялось 43-е специальное заседание Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, посвященное подготовке предложений об установлении дополнительных законодательных гарантий независимости адвокатов при исполнении ими профессиональных обязанностей.

Федеральную палату адвокатов РФ представляли президент Юрий Пилипенко, первый вице-президент Евгений Семеняко, исполнительный вице-президент Андрей Сучков, вице-президенты Генри Резник, Геннадий Шаров, Алексей Галоганов, руководитель Департамента адвокатуры Юрий Самков, члены Совета, Комиссии по этике и стандартам, Научно-консультативного совета, советники. В заседании участвовали также представители Минюста России, Судебного департамента при Верховном Суде РФ, председатель Совета судей РФ Дмитрий Краснов, заместитель секретаря Общественной палаты РФ Александр Музыкантский, президенты и члены Советов ряда региональных адвокатских палат.

С докладом о разрабатываемых СПЧ проектах изменений и дополнений в законодательство, направленных на создание дополнительных гарантий независимости адвокатов, выступила председатель Постоянной комиссии СПЧ по гражданскому участию в правовой реформе Тамара Морщакова. Она поблагодарила ФПА РФ за предложения, направленные в СПЧ, и отметила, что практически все они были приняты, позиции ФПА РФ и СПЧ в основном совпадают.

Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, сказала Тамара Морщакова, около двух лет изучает вопросы, связанные с гарантиями независимости адвокатов. Подготовленные по ним материалы делятся на два блока: первый касается внесения изменений в УК РФ и УПК РФ, второй – в другие нормативные правовые акты.

В первом блоке содержатся, в том числе, следующие предложения:

– дополнить УК РФ нормой об ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности;

– ввести в УПК РФ положения, устанавливающие дополнительные гарантии обеспечения адвокатской тайны, в частности норму о признании недопустимыми доказательств, которые получены в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий и входят при этом в производство адвоката по делам его доверителей;

Читайте также:  Что должен сделать адвокат перед подачей следователю ходатайства

– включить в УПК РФ изменения и дополнения, касающиеся участия адвоката-защитника в доказывании (в частности, ввести запрет на отказ защитнику в праве на участие в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству подозреваемого или обвиняемого, а также на отказ любому из участников процесса в приобщении к материалам уголовного дела заключения специалиста и (или) иных документов; предусмотреть возможность рассмотрения в судебном порядке жалоб на действия органов расследования, препятствующие защитнику собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи);

– уточнить редакцию ч. 4 ст. 49 и абз. 1 ст. 53 УПК РФ, подчеркнув, что адвокат вступает (а не допускается) в дело и с момента вступления (а не допуска) обладает всеми процессуальными правами;

– ввести в установленный УПК РФ порядок возбуждения уголовного преследования в отношении адвоката изменение, предусматривающее предварительное получение у районного судьи заключения о наличии в действиях адвоката признаков преступления.

Основные предложения второго блока:

– установить законодательные гарантии обеспечения права адвоката на получение информации по адвокатскому запросу в сокращенный срок (10 дней);

– обеспечить гарантии целевого бюджетного финансирования расходов на оплату труда адвокатов, участвующих в судопроизводстве по назначению органов предварительного расследования или суда, – включить в федеральный закон о федеральном бюджете на соответствующий год защищенные статьи расходов на оказание квалифицированной юридической помощи гражданам во всех видах судопроизводства (уголовном, гражданском, административном), в которых предусмотрено участие адвокатов по назначению);

– повысить вознаграждение адвокатов за участие в судопроизводстве по назначению;

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, поблагодарив Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека за принятие предложений Федеральной палаты адвокатов РФ, подробно остановился на двух из них.

Первое касается необходимости повысить ставки вознаграждения адвокатов за участие в уголовном судопроизводстве по назначению органов предварительного расследования или суда и вернуться к действовавшей до 2014 г. практике бюджетного финансирования, когда средства на выплату такого вознаграждения учитывались в федеральном законе о бюджете на очередной год в защищенной (целевой) статье расходов.

Включение расходов на эти цели в общие расходы на финансирование органов расследования и судов не обеспечивает строго целевой характер расходования значительного объема средств, выделяемых государством, ограничивает возможности контроля. Это влечет несвоевременное и неполное перечисление средств на выплату вознаграждения адвокатам, систематическую задолженность государства перед ними.

Второе предложение, о котором подробно рассказал президент ФПА РФ, касается подготовленного Минюстом России и внесенного в феврале Правительством РФ в Государственную Думу законопроекта об адвокатском запросе. Представители ФПА РФ участвовали в доработке этого документа, которая продолжалась почти два года, и отстояли многие важные для адвокатуры положения, но по некоторым позициям были вынуждены пойти на компромисс.

Юрий Пилипенко выразил надежду на помощь СПЧ в процессе внесения в этот законопроект поправок при рассмотрении его Государственной Думой. Одно из важных изменений, предлагаемых ФПА РФ, – увеличение объема информации, которую адвокат может получить по запросу. В настоящее время законопроектом предусмотрено, что адвокату не может быть предоставлена информация с ограниченным доступом. По мнению ФПА РФ, такой критерий отбора сведений чрезмерно ограничивает его процессуальные возможности. В качестве одного из вариантов рассматривался другой критерий – предлагалось ввести в законопроект положение о том, что адвокату не может быть предоставлена только та информация, за разглашение которой установлена уголовная ответственность.

В дискуссии приняли участие заместитель секретаря ОП РФ Александр Музыкантский, первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко, вице-президенты ФПА РФ Генри Резник, Геннадий Шаров, Алексей Галоганов, члены СПЧ, советники ФПА РФ Юрий Костанов и Игорь Пастухов, советник ФПА РФ Нвер Гаспарян, член президиума СПЧ, председатель Постоянной комиссии по прецедентным делам Мара Полякова, член СПЧ Евгений Мысловский.

Читайте также:  Как сократить расходы на адвоката другой стороны в судебном процессе

Председатель СПЧ Михаил Федотов сообщил, что проекты изменений и дополнений в законодательство, направленных на создание дополнительных гарантий независимости адвокатов, будут доработаны с учетом высказанных в ходе дискуссии мнений и предложений и к 20 марта направлены Президенту РФ.

Между тем, гарантии независимости адвоката в осуществлении им своей профессиональной деятельности, безусловно, должны быть обеспечены. Специфика труда адвокатов, в особенности осуществляющих профессиональную защиту в уголовном судопроизводстве, неизбежные конфликты с иными участниками состязательного процесса делают представителей корпорации, в определенном смысле, весьма уязвимыми.

Часто адвокат становится мишенью и для собственных клиентов — лиц, совершивших общественно опасные деяния, а так же для преступников, не являющихся клиентами, для которых деятельность адвоката стала помехой в осуществлении криминальных планов[91].

Поэтому вступивший в силу закон об адвокатуре предал адвокату статус независимого советника по правовым вопросам (ч. 1 ст. 2), а адвокатуру признал профессиональным сообществом, не входящим в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления (ч. 1 ст. 3). В целях обеспечения доступности для населения юридической помощи и содействия адвокатской деятельности, органы государственной власти должны обеспечить гарантии независимости адвокатуры (ч. 3 ст. 3).

К таким гарантиям следует отнести гарантии адвокатской тайны. В частности, адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (ч. 2 ст. 8). Закон об адвокатуре допускает проведение ОРМ и следственных действий в отношении адвоката (в том числе, в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) только на основании судебного решения. Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Эти ограничения не распространяются только на орудия и преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен (ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре).

Обеспечивая тайну взаимоотношений адвоката с доверителем, закон запрещает кому-либо требовать от них предъявления соглашения об оказании юридической помощи для вступления адвоката в дело. Таким образом, ни субъекты расследования, ни суд не вправе требовать информации о содержании соглашения, его существенных условиях, таких, как размер вознаграждения, условия его выплаты и т.п. (ст. 25 Закона об адвокатуре).

Часть 1 статьи декларирует, что вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом, запрещаются. Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается (ч. 3 ст. 18).

Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества (ч. 4 ст. 18).

Раскрывая это положение, Уголовно-процессуальный кодекс в части 2 статьи 11, устанавливает, что при наличии достаточных данных о том, что участникам уголовного судопроизводства, к которым относится и защитник, а так же их родственникам угрожают убийством, насилием, уничтожением или повреждением имущества, иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают перечисленные в законе меры безопасности в отношении указанных лиц.

Уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий адвокату, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством. Эти гарантии закреплены в главе 52 УПК РФ, положения которой являются новеллой уголовно-процессуального законодательства. В статье 447 УПК РФ адвокат отнесен к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам (п. 8 ч. 1 ст. 447).

Читайте также:  Как зарегистрировать адвокатов учредившие адвокатские кабинеты

Если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, то решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката, либо о привлечении его в качестве обвиняемого, принимается руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре РФ по району, городу. (См. Приложение 2).

Среди всех гарантий независимости адвоката, обратим особое внимание на положение ч. 2 ст. 18 Закона об адвокатуре. В нем говорится, что адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии)[93]. Единственно на что не распространяются указанные ограничения — это на гражданско-правовую ответственность адвоката перед доверителем в соответствии с настоящим законом.

Это положение закона, как нам представляется, сформулировано неудачно, не соответствует целям законодательства и противоречит его смыслу.

Буквальное толкование данного правоустановления приводит к выводу о том, что если адвокат в своей устной и/или письменной речи, при осуществлении адвокатской деятельности, допустит какие-либо незаконные и аморальные высказывания в форме мнения, то он не может быть привлечен к какой-либо ответственности. В том числе он не может быть лишен статуса адвоката, если только его действия не будут подпадать одновременно под признаки преступления, в совершении которого этот адвокат будет признан виновным приговором суда, вступившим в законную силу.

Складывается весьма парадоксальная ситуация. Предположим, что адвокат нарушил профессиональную тайну, отказался от принятой на себя защиты, оскорбил участников процесса, разгласил данные предварительного расследования и т.п. Заметим, приведены весьма распространенные в практике правонарушения.

Заинтересованный орган (суд, прокуратура, территориальный орган юстиции) или гражданин направляют представление (жалобу) в адвокатскую палату субъекта Российской Федерации с предложением о привлечении этого адвоката к дисциплинарной ответственности, вплоть до прекращения его статуса.

Таким образом, адвокат еще может быть хоть как-то наказан за действия, содержащие признаки состава преступления. Хотя практическим работникам хорошо известно, насколько порой уголовное наказание бывает несоразмерно содеянному, как долго, до полной потери актуальности приходится ждать его назначения. А ведь недобросовестный адвокат все это время продолжает работать, механизма отстранения его от осуществления профессиональной деятельности не существует.

У адвокатуры и ранее рычаг дисциплинарной ответственности работал, на мой взгляд, не достаточно эффективно. А теперь, со вступлением в силу Закона об адвокатуре он грозит и вовсе превратиться в фикцию.

Сказанное означает, что положение ч. 2 ст. 18 Закона об адвокатуре как гарантия независимости адвоката в действующей редакции на деле может привести к безнаказанности недобросовестных адвокатов за большинство совершаемых ими нарушений закона и норм профессиональной этики.

На мой взгляд, законодатель должен сформулировать новую редакцию комментируемой нормы в таком виде, чтобы, не нарушая необходимых гарантий независимости адвокатов, обеспечить надлежащий механизм привлечения к юридической ответственности недобросовестных представителей профессионального сообщества.

Но как это сделать, чтобы с одной стороны не посягать на действительно необходимые гарантии независимости адвокатов, а с другой стороны, обеспечить надлежащий механизм привлечения к юридической ответственности недобросовестных представителей профессионального сообщества?

В такой или подобной редакции норма, на мой взгляд, обеспечила бы и гарантии независимости адвокатов, и возможность привлечения некоторых из них к юридической ответственности за противоправное и недобросовестное исполнение своих профессиональных обязанностей.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector