Кто такой адвокат мафии

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Кто такой адвокат мафии?»

– Службой безопасности обзавелись?

– А потом на четыре года ушли из адвокатуры?

– Да, взял тайм-аут. Отказался от всех клиентов. А чтобы как-то заполнить паузу, решил писать книгу. Первую – о Солонике, потом о Сильвестре, Мансуре, люберецких, ореховских… На сегодня у меня двадцать два детектива про весь криминальный мир и его элиту.

– Это, наверное, очень рискованный с вашей стороны шаг. Бандиты могли ведь и не одобрить такого вмешательства в их жизнь?

– Случилось, однако, по-другому. Мне рассказали, что после выхода в свет первой моей книги в одном из ресторанов Москвы собралось воровское политбюро – главы преступных группировок, воры в законе – и долго решало, должен ли Карышев писать про мафию или нет. Один человек сказал тогда, что я – свой, пишу правильно и надо мне разрешить продолжать. Остальные с ним согласились. Сегодня ко мне из зоны потоком идут письма. Один заключенный как-то даже список своих врагов прислал, чтобы я пацанам на воле передал. Пусть, мол, разберутся. А в списке десятки фамилий – от бывшего генпрокурора Скуратова до оперуполномоченного какой-то тьмутаракани. А недавно ко мне обратился убийца Солоника Саша Пустовалов по кличке Саша-солдат из ореховской группировки с просьбой и о нем написать книгу. Думаю вот. Солоник все-таки был моим клиентом, а Солдат его убил. Вроде как неэтично писать о нем.

– Расскажите о своих самых знаменитых клиентах.

– В последнее время я работал с Петром Янчевым, который проходил по одному делу с бывшим генпрокурором Ильюшенко, двумя заместителями Шойгу. Помните дело МЧС? Его благодаря мне прикрыли, подозреваемых освободили. Недавно консультировал одного ответственного работника Спорткомитета. Приглашали меня помочь Юлии Тимошенко…

– Ну а кто те, кого обвиняли в заказных убийствах?

– Говорить могу только о мертвых. О живых не имею права. Защищал я авторитета Сергея Мансурова по кличке Мансур, у него своя группировка была, вора в законе Витю Козлова по кличке Петруха, всю курганскую ОПГ. Из убийств практически не вылезал.

– Судя по всему, вы очень удачливый адвокат. Всегда вытаскиваете своих клиентов…

– Фактически я изменяю им меру пресечения еще до суда, но потом большинство из них убивают враги. Только за последние четыре года в землю полегли девять освобожденных мной клиентов.

Читайте также:  Кто такой адвокат лялин

– Вы присутствовали на их похоронах?

– У них вроде был сухой закон?

– Вино и то водой разбавляли. Пили в основном сок и минералку. Мне тоже нельзя было выпивать. Даже немного. Ни на Новый год, ни на день рождения. Потому что я мог понадобиться в любой момент. У меня с клиентами было заключено джентльменское соглашение. Я не имел права никому говорить о тех, с кем работаю, отключать хоть на минуту мобильный телефон, должен был всегда выезжать по первому требованию и никогда не пить. Меня и среди ночи часто поднимали. Все задержания происходят именно ночью. Клиенты из казино выходят, из ночных клубов… Сразу звонят. А я их потом вытаскиваю. Милиционеры мне обычно сообщали, кого куда повезли. Все были подкуплены.

– Валерий Михайлович, а чем бандиты с вами расплачивались?

– Кого вы сейчас защищаете?

– Бизнесменов. После того, как с криминалом было покончено, ко мне потянулись бизнесмены. Проблемы у них обычно финансовые. В том смысле, что один бизнесмен украл у другого деньги. Речь, естественно, о безналичных суммах со многими нулями. Раньше у меня были дела в основном по убийствам, чаще заказным. Сейчас бизнес стал легальным, никого не убивают.

– Вы были одним из самых высокооплачиваемых адвокатов. Наверное, уже обеспечили себя на всю жизнь?

– Это издатели придумали, я был против такого названия.

– Но многие вас так и воспринимают. Говорят даже, что вы сами являетесь членом какой-то преступной группировки.

– Мы недавно с Генрихом Падвой участвовали в одной передаче в связи с арестом Александра Гофштейна, которого уже приравняли к членам группировки Шакро-младшего. Получается, что любого адвоката, защищающего криминальных авторитетов, можно причислить к какой-либо группировке. И добавить, что крестным отцом всех группировок является Падва, потому что он самый известный адвокат. Вы же понимаете, что это просто смешно.

Наша кнопка:

Япончик, Шакро, ЮКОС

В период с 1994 по 1999 год на Шакро было совершено порядка девяти покушений, за которыми стояли в большей степени чеченские группировки. Несколько раз оперативники задерживали Шакро за хранение наркотиков. Однако, каждый раз он получал либо условные, либо незначительные сроки лишения свободы. Помогал криминальному авторитету уладить проблемы с законом адвокат Гофштейн. Нужно ли гадать из каких средств оплачивались адвокатские гонорары?

Адвокат Гофштейн известен крайним состраданием к проблемам людей, так или иначе, связанных с криминалом. Во-первых, прослеживаются длительные отношения Гофштейна с Калашевым, которым не помешала даже эмиграция грузинского авторитета в Испанию в конце 90-х. Все последние годы Гофштейн выстраивал защиту Шакро, нанимал испанских адвокатов, для чего постоянно летал из России в Испанию.

Читайте также:  Что такое 500 адвокатов

Диковинные преступления!
Сегодня испанская полиция подозревает Александра Гофштейна в участии в отмывании денег преступной группы, возглавляемой Шакро. Что интересно, Национальная судебная палата Испании оперативно, в течение суток выдала санкцию на арест адвоката. Видимо, в правоохранительных органах в отношении Гофштейна ранее был собран достаточный для ареста материал. Следствие полагает, что адвокат служил передаточным звеном в структуре преступных связей Калашева со своими сообщниками в России. Тем самым подтверждается, что Гофштейн был одним из членов преступной группы, замешанной в отмывании денег в Испании, полученных от игорного бизнеса, вымогательства и похищения людей в России и других странах бывшего СССР.

Если и были формальные причины для того, чтобы отложить рассмотрение жалобы, то после новых разоблачений испанской полиции у Гофштейна скорее всего появились куда более оперативные адвокатские задачи и возникли собственные причины отложить дело. Не удивительно, что защитники Бахминой не настаивали на скорейшем рассмотрении жалобы.

Конечно, большинство группировок в Москве остались, но все они по большей части стали сегодня заниматься легальным бизнесом. В регионах ситуация другая, там 90-е в полном разгаре.

– Все сведения по преступным группировкам, если смотреть по открытым источникам, заканчиваются примерно 2000 годом. Существует мнение, что раньше правоохранительные органы сами выдавали всю информацию, а сейчас им это делать запретили.

– Это издатели придумали, я был против такого названия.

– Но многие вас так и воспринимают. Говорят даже, что вы сами являетесь членом какой-то преступной группировки.

– Мы недавно с Генрихом Падвой участвовали в одной передаче в связи с арестом Александра Гофштейна, которого уже приравняли к членам группировки Шакро-младшего. Получается, что любого адвоката, защищающего криминальных авторитетов, можно причислить к какой-либо группировке. И добавить, что крестным отцом всех группировок является Падва, потому что он самый известный адвокат. Вы же понимаете, что это просто смешно.

– И сколько ему дали?

– Со стороны правоохранительных органов. Потому что в криминальном мире быстро поняли, что у меня такая профессия, и убивать адвоката за то, что он выполняет свою работу, нельзя.

Читайте также:  Кто адвокаты на тюрьме

– В большинстве ваших книг открытый финал, и у читателя остается сомнение: погиб человек на самом деле, или смерть – всего лишь инсценировка? Вы считаете, что кто-то из известных криминальных авторитетов, считающихся погибшими, до сих пор жив? Например, Сильвестр?

– В ваших книгах много второстепенных персонажей, которые, должно быть, до сих пор живут и здравствуют. Как они относятся к тому, что сейчас попали на страницы книг, которые продаются буквально в каждом магазине?

Я никого в своих книгах не обижаю, пишу, как есть, поэтому недовольных нет. Более того, несколько лет назад воры в законе обсуждали мои книги и решали, позволить мне писать дальше или нет. В итоге решили, что я составляют нечто вроде летописи криминального мира, мол, ну и пусть себе пишет дальше.

– Кого вы сейчас защищаете?

– Бизнесменов. После того, как с криминалом было покончено, ко мне потянулись бизнесмены. Проблемы у них обычно финансовые. В том смысле, что один бизнесмен украл у другого деньги. Речь, естественно, о безналичных суммах со многими нулями. Раньше у меня были дела в основном по убийствам, чаще заказным. Сейчас бизнес стал легальным, никого не убивают.

– А название откуда взялось?

– Это чистый романтизм. Журналисты или писатели придумали. Я думаю, используют, конечно, в своих делах криминальных элементов, нельзя же сотруднику органов приказать убить авторитета…

– В случае с Литвиненко, скорее всего, были бизнес-проблемы из прошлого. Вам так не кажется?

– Точно так, как в убийстве Политковской, никакой политики не было.

На следующий день после того, как защитники были приглашены в дело, адвокатам было объявлено, что клиенты дают признательные показания и отказываются от услуг платных адвокатов. Комментируя ситуацию нашему изданию, Валерий Карышев отметил, что ему так и не дали пообщаться со своим клиентом. По общему мнению адвокатов, таким образом прокуратура нарушает принцип равноправия сторон в уголовном процессе, в котором, вполне вероятно, считают они, слишком преждевременно были расставлены все точки. Мы будем следить за развитием событий, и в ближайших выпусках Дела надеемся предоставить читателю материал с подробностями этого громкого дела.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector