Когда вызывается адвокат

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Когда вызывается адвокат?»

У каждого человек может возникнуть не простая жизненная ситуация которая может потребовать вмешательства квалифицированного юридического специалиста – адвоката. Но когда мы идем на прием или встречу с адвокатом в первый раз да в и последующие разы, у каждого из нас всегда возникает простой но жизненно необходимы вопрос, а не подведет ли меня адвокат? Для этого, что бы, не случилось обмана, лучше всего учитывать следующие примеры и правила.

Многие сталкивались с такой ситуацией, когда адвоката предлагает помощник судьи, секретарь судебного заседания, следователь, оперативные работники и даже судьи. К такому адвокату, лучше всего не обращаться, так как при не благоприятном исходе дела, ни кто, ни когда не скажет, что это он рекомендовал, а так же, ни кто не захочет портить отношения меду собой (между адвокатом и теми, кто рекомендовал в органах).

Явный пример того, к какому адвокату не стоит обращаться, это когда адвокат снимает себе помещение в суде и ведет прием прямо в здании суда. Думается уже и так понятно, что в любом случае такой адвокат не захочет ругаться, с теми с кем видится постоянно, как бы, не уверял на приеме, что это не так.

Когда клиент приходит на прием, ему, конечно же, хочется услышать, что его дело будет разрешено, конечно же, в его пользу, но о таком желании знают адвокаты, чем и пользуются для извлечения прибыли.

Важно понимать! Адвокат не имеет права давать гарантии по исходу дела.

На приеме обязательно стоит обратить на такие факторы как:

  • Грамотная юридически обоснованная речь по материалам дела
  • Обратить внимание на поведение и внешний вид адвоката, так как по внешнему виду и как себя ведет адвокат можно сказать многое и сделать свои выводы.

Эти два выше перечисленных правила, дает возможность понять о том, успешный ли адвокат, какое у него образование, как он себя ведет, как общается. Такое внимание стоит применять потому, что на бумаге подсунуть липовые решения, соглашения и приговоры не составляет труда с учетом развития электроники.

Для выбора грамотного юридического специалиста (адвоката), необходимо при выборе посмотреть со всех сторон на:

  • Опыт и практику адвоката;
  • Какие именно дела вел адвокат;
  • Каких успехов достиг в процентном соотношении в судебных делах, от количества представлений интересов до результатов по материалам дела;
  • Отзывы об адвокате в интернете;
  • Какие публикации существуют о конкретном адвокате и его деятельности;
  • Сайт адвоката и как он устроен (информация);

С полученной информации уже можно сложить какую-то картину о том, кто будет защищать ваши интересы, оказывать вам на платной основе юридические услуги.

Важно! По всем вопросам о юридической помощи, если не знаете, что делать и куда обращаться:

Звоните 8-800-777-32-63.

Или можете задать вопрос в любом сплывающем окне, для того, что бы юрист по вашему вопросу смог Вам максимально быстро ответить и проконсультировать.

Юристы и адвокаты, кто зарегистрирован на Российском Юридическом Портале, постараются Вам помочь с практической точки зрения в сложившемся вопросе и проконсультируют Вас по всем интересующим вопросам.

Для того чтобы выжить в условиях современной конкуренции, адвокаты должны постоянно изучать право, совершенствоваться в профессии. Однако, некоторые выбирают другой путь.

Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Ставропольского края известны случаи, когда следователи заводят крепкую дружбу с адвокатами, а последние охотно делятся с первыми ордерами и не скупятся на автографы в протоколах допросах подозреваемых и обвиня­емых, фактически не участвуя в следственных действиях.

Во всех таких случаях с целью проверки доводов стороны защиты, в суд по ходатайству государственного обвинителя для дачи показаний вызывался бывший защитник подсудимого. Адвокат являлся по первому требованию, суд допрашивал его об обстоятельствах его участия в ходе следственного действия и, услышав ожидаемые показания, отказывал в удовлетворении ходатайств об исключении доказательств.

Адвокаты, дававшие показания в интересах стороны обвинения, объясняли свою позицию тем, что они таким путем защищали себя от неосновательных обвинений своих подзащитных в совершении адвокатского проступка. Но вправе ли были адвокаты так себя вести? Полагаю, что такая позиция адвокатов является ошибочной.

Читайте также:  Как печать адвоката

В рассматриваемой ситуации между адвокатом и его доверителем не возникало гражданского спора. Допрос адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах его участия в допросах доверителя в ходе досудебного производства не означает начало какого-либо преследования адвоката — уголовного либо дисциплинарного. Адвокат вызывается судом по ходатайству государственного обвинителя в качестве свидетеля. В соответствии с ч. 1 ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Адвокату-свидетелю нет необходимости защищаться. В противном случае, получается трагикомическая картина: адвокат защищает себя в суде, где необходимо защищать подсудимого.

Как видно, при допросе адвоката в ходе судебного разбирательства в качестве свидетеля никаких действий в целях его изобличения не производится, публичное уголовное преследование не осуществляется.

Да и для чего адвокат должен защищаться в суде при допросе в качестве свидетеля, если суд в любом случае не вправе давать оценку деятельности адвоката по защите интересов обвиняемого?

Это и не удивительно, ведь правом осуществлять дисциплинарное производство в отношении адвоката и давать оценку его деятельности обладает только квалификационная комиссия и совет адвокатской палаты, членом которой состоит адвокат на момент возбуждения такого производства (п. 5 ст. 19, п. 5 ст. 21 Кодекса). Иной подход означал бы нарушение принципа независимости адвокатуры.

В рассматриваемом случае законные интересы доверителя заключаются в заявлении ходатайства об исключении обвинительного доказательства в соответствии со ст. 75 УПК РФ и в исключении этого доказательства судом.

В соответствии с ч. 4 ст. 235 УПК РФ, при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства на том основании, что доказательство получено с нарушением требований УПК РФ, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. Адвокат — бывший защитник, говоря суду о том, что никаких нарушений УПК РФ следователем не допущено, тем самым содействует прокурору в опровержении доводов, представленных стороной защиты. Это в конечном итоге позволяет суду вынести постановление об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты об исключении доказательств и в обвинительном приговоре сослаться на показания адвоката-свидетеля как на допустимое доказательство.

Нередко все обвинение лица в совершении преступления основывается исключительно на его признательных показаниях, подтвержденных совокупностью показаний оперативных сотрудников, которые якобы слышали об этих признаниях. Исключение признательных показаний из доказательств может привести к оправданию подсудимого.

Поведение адвоката в данной ситуации порочит честь и достоинство адвокатской профессии, подрывает доверие к адвокату и тем самым противоречит нормам ч. 1 ст. 4, ч. 4 ст. 9, ч. 1, 2 ст. 5 Кодекса. Проблема такой позиции состоит еще и в том, что адвокат вступает в спор с другим адвокатом — новым защитником подсудимого и возникает не предусмотренный адвокатскими нормами конфликт внутри адвокатского сообщества, что не может не наносить ущерб авторитету адвокатуры.

Следует также остановиться еще на одном важном моменте: как получилось, что обвиняемый отказался от услуг своего защитника и пригласил другого? Встречаются, конечно, неадекватные клиенты, которые оговаривают своих адвокатов, но таких доверителей меньшинство.

Подавляющее большинство подзащитных объективно оценивает деятельность своих защитников. Если последние фактически не осуществляют защиту на предварительном следствии, идут на сговор с сотрудниками правоохранительных органов, то от таких адвокатов, как правило, отказываются. Приглашение нового адвоката в суд как раз и является косвенным подтверждением того, что прежний адвокат не принимал участия в проведенных следственных действиях. Именно такие горе-защитники потом и оказываются в суде по ходатайствам государственных обвинителей.

Изучение жалоб, поданных на адвокатов в квалификационную комиссию, свидетельствует о том, что в подавляющем большинстве жалобы граждан соответствовали действительности: адвокаты не присутствовали при производстве следственных действий, а подписывали соответствующие протоколы позже. Другое дело, что установить истину при рассмотрении таких жалоб не всегда представлялось возможным из-за объективного дефицита доказательств.

Читайте также:  Кто такой дика адвоката

Некоторые представители в судебных мантиях и прокурорских мундирах своеобразно толкуют указанные нормы. Они полагают, что показания адвоката об участии в допросах подозреваемых или обвиняемых не составляют адвокатскую тайну, а поэтому и известные процессуальные запреты в данном случае не действуют.

Между тем, если проанализировать ст. 6 Кодекса в системной связи с п. 2 ч. 2 ст. 56 УПК РФ и ч. 2 ст. 8 Закона об адвокатской деятельности, то адвокатскую тайну составляют все сведения, касающиеся оказываемой юридической помощи, т.е. законодатель исходит из максимально расширительного толкования объема этих сведений.

Представляет большую опасность позиция, в соответствии с которой адвоката можно вызывать в суд для допроса в качестве свидетеля для выяснения только одного вопроса: присутствовал он либо нет во время допроса, — ответ на который вроде бы не касается адвокатской тайны.

Однако, во-первых, факт участия или неучастия адвоката в допросе можно установить, используя иные средства доказывания: исследуя письменные доказательства, в частности журнал посещений изоляторов временного содержания, собственно протоколы допросов, показания свидетелей и т.д.

Во-вторых, право суда, а также следователей вызывать адвоката для допроса представляет серьезную угрозу для адвокатского сообщества, посягает на важнейший принцип независимости адвокатуры. Недобросовестные должностные лица могут попытаться подавить процессуальную активность адвокатов, используя право вызова на допрос в качестве свидетеля, чтобы потом отвести неугодного адвоката от защиты по делу в соответствии с п. 4 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности.

В связи с изложенным, имеет большое практическое значение постановление Президиума Верховного Суда РФ от 7 июня 2006 г. № 71-П06, вынесенное в отношении адвоката (Бюллетень ВС РФ. 2007. № 7).

При допросах Измайлова Б. в ходе досудебного производства адвокат А. подписывал протоколы допросов, не делая никаких заявлений о том, что данные показания получены под физическим воздействием со стороны сотрудников милиции. В ходе судебного разбирательства по ходатайству стороны защиты (Измайлова и его нового защитника) допрошенный в качестве свидетеля адвокат А. показал, что Измайлов был вынужден делать признания в ходе досудебного производства под воздействием недозволенных методов ведения следствия, а он (адвокат) подписывал такие показания и не делал соответствующих заявлений по той причине, что якобы жизни Измайлова угрожала опасность. Суд не поверил утверждениям адвоката-свидетеля и решил, что он, поддерживая позицию стороны защиты, тем самым стремился опорочить законные следственные действия, произведенные с его участием, чтобы потом признать их недопустимыми и помочь Измайлову избежать уголовной ответственности за содеянное. Президиум Верховного Суда РФ, отменяя частное постановление, констатировал, что суд нарушил требования п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, в соответствии с которыми он не был вправе допрашивать адвоката об обстоятельствах защиты подозреваемого и обвиняемого и такие показания свидетеля в силу ст. 75 УПК РФ являются недопустимыми доказательствами.

Вместе с тем Верховный Суд РФ недвусмысленно высказался против возможности допрашивать адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи при допросах его подзащитного в качестве подозреваемого, а затем обвиняемого.

Постановление № 71-П06 выбивает негодное оружие из рук тех правоохранителей, которые путем допроса адвоката в качестве свидетеля пытаются решить свои конъюнктурные обвинительные задачи. Постановление Верховного Суда РФ фактически подводит итог многочисленным дискуссиям и служит правовым маяком в деятельности квалификационных комиссий. Данное постановление имеет еще и превентивное значение для адвокатского сообщества. ( Источник: «Новая адвокатская газета»)

А Д В О К А Т С К А Я П А Л А Т А

О соблюдении требований части 3 и части 4 статьи 50 УПК РФ

при осуществлении защиты по назначению

— не требовали с момента вступления в дело предоставления свидания наедине с подзащитным, либо не реагировали на отказ в реализации этого права;

— не реагировали на нарушение лицами, проводившими предварительное расследование, порядка замены участвовавшего ранее в деле и выбывшего из него по различным причинам защитника по соглашению;

— не требовали от дознавателя, следователя вынесения постановления, разрешающего заявленный подозреваемым, обвиняемым, отказ от него, защитника по назначению, в порядке, определенном правилами главы 15 УПК РФ.

Читайте также:  Как будет коллегия адвокатов по английски

Разъяснения от 02.03.2004 г. о том, как действовать адвокату в таких ситуациях нарушения права на защиту, полностью сохраняют свою силу. Вместе с тем они нуждаются в следующем уточнении.

Статья 50 УПК РФ устанавливает два срока, с которыми связывается право дознавателя, следователя или суда принять меры по назначению защитника:

— 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника, в случае его неявки и отказа подозреваемого, обвиняемого от приглашения другого защитника, либо невозможности явки участвующего в деле защитника в течение пяти суток для участия в производстве конкретного процессуального действия, если подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении (часть 3);

— 24 часа с момента задержания подозреваемого, или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу, если не является защитник по соглашению (часть 4).

Системный анализ уголовно-процессуального законодательства приводит к выводу о различном характере и значимости этих сроков для обеспечения права на защиту и движения дела.

Пятисуточный срок неявки приглашенного защитника вписан в разнообразные ситуации обычного течения всех стадий уголовного судопроизводства: адвокат заболел, ушел в отпуск, занят в другом деле, с ним расторгнуто соглашение, он покинул место проведения процессуального действия в знак протеста против нарушения дознавателем, следователем или судом закона и др. Назначение защитника следователем или судом до истечения явочного пятисуточного срока может мотивироваться в том числе противодействием затягиванию обвиняемым и адвокатом расследования или рассмотрения дела, необходимостью проведения заранее запланированного и согласованного с защитником процессуального действия или соблюдения пресекательных сроков расследования (предъявления обвинения, ознакомления с материалами дела). При этом в практике может иметь как искусственное создание дознавателем, следователем, судом ситуации неявки приглашенного защитника, так и намеренное затягивание последним по согласованию с подзащитным сроков производства того или иного процессуального действия. В подобных ситуациях защитник по назначению должен действовать с учетом конкретных обстоятельств, но, во всех случаях, с соблюдением требований закона и вышеуказанных Разъяснений Совета АП г. Москвы.

24-часовой срок явки приглашенного защитника с момента задержания подозреваемого или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу, является особым — как в силу своей сжатости, так и более жестких правил назначения защитника, без предложения пригласить другого защитника взамен неявившегося. Ситуация, в которой оказывается подозреваемый в первые часы после задержания, полностью исключает злоупотребление правом с его стороны.

Уязвимость его положения усиливается крайней сложностью реализовать своё право на защиту адвокатом по своему выбору, для приглашения которого фактически отпущено время менее суток с учетом того, что статья 96 УПК РФ обязывает дознавателя, следователя уведомить кого-либо из родственников задержанного не позднее 12 часов. Сам подозреваемый не знает, кто будет приглашать адвоката – заключать соглашение на защиту в соответствии с частью 1 статьи 50 УПК может любое лицо. В аналогичном положении оказывается и заключенный под стражу подозреваемый, обвиняемый, не имеющие защитника по соглашению. Вот почему привлечение к участию в деле защитника по назначению ранее установленных УПК РФ 24 часов, по сути, будет означать ликвидацию права подозреваемого, обвиняемого на приглашение адвоката.

На основании изложенного, Совет разъясняет: адвокат, назначенный защитником задержанного подозреваемого или заключенного под стражу подозреваемого, обвиняемого, прибыв к дознавателю, следователю, обязан выяснить точное время фактического задержания, заключения под стражу и, после свидания с подозреваемым ,обвиняемым наедине, не принимать участия в каких-либо процессуальных действиях до истечения, предусмотренного ч. 4 ст. 50 УПК РФ 24-часового срока для явки приглашенного защитника. Кроме случая, когда будет представлено не вызывающее сомнений в своей достоверности подтверждение невозможности явки адвоката, с которым заключено соглашение, в тот же срок.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector