Кто возьмет адвоката стажер адвоката

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Кто возьмет адвоката стажер адвоката?»

Олег Осадчий стажировался у адвоката Константина Галибина пять месяцев, а выбивать в судах деньги и трудовую книжку ему приходится уже более четырех лет. Стажер подает один иск за другим, добиваясь выплат за вынужденные прогулы и не полученную по вине работодателя зарплату. В четырех процессах ему присудили суммарно почти 500 000 руб. Но ответчик оспаривает каждый судебный акт и выплатил пока менее 400 руб. Дело дошло до ареста адвокатского смартфона и запросов следователям. Сдаваться никто, судя по всему, не намерен.

В июне 2010 года Олег Осадчий, получив диплом юриста, обратился в центр занятости населения по Южному округу Москвы. Его устроило место стажера у адвоката Константина Галибина, тогда работавшего через адвокатский кабинет № 384, с зарплатой 15 000 руб. в месяц. Стороны заключили договор сроком на год, истекавший в октябре 2011 года. Осадчий рассказал «Право.Ru», что работодатель привлекал его к работе по разным делам, а денег не платил. Когда после пяти месяцев работы стажер так и не увидел выплат, он подал заявление о приостановлении работы (по ст. 142 Трудового кодекса, дающей работнику такое право при невыплате зарплаты) до получения денег за период с начала стажировки по 16 февраля 2011 года. В ответ он получил приказ об увольнении с 14 февраля 2011 года за прогул, допущенный 11 февраля. По словам Осадчего, прогула не было, а уволили его задним числом.

Приказ об увольнении Осадчий оспорил, суд встал на его сторону. 7 июня 2011 года, в первом из четырех дел (№ 2-3239/2011, здесь и далее: материалы дел есть в распоряжении редакции), судья Нагатинского районного суда Москвы Ольга Шумова признала увольнение незаконным и восстановила Осадчего на работе. В его пользу взыскали зарплату за пять месяцев по расчету Галибина – всего около 15 000 руб. Но, выйдя на работу, Осадчий вновь приостановил исполнение обязанностей, так как зарплату адвокат опять не выплачивал. Через месяц Галибин вновь уволил Осадчего и оспорил решение Шумовой о восстановлении стажера на работе. Экс-работодатель нашел нестыковку в том, что иск предъявили к Галибину, а в качестве ответчика в судебном решении значится адвокатский кабинет. Но суд признал, что довод несостоятелен и не может служить основанием к отмене решения первой инстанции, сославшись на ст. 20 и 28 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» (в них идет речь о видах адвокатских образований и говорится, что стажер заключает трудовой договор с адвокатом, если последний работает в адвокатском кабинете, и с адвокатским образованием – в иных случаях). Мосгорсуд пересматривать решение не стал.

Читайте также:  Какие качества нужны для адвоката

Бывший стажер выиграл и второй процесс. В иске он потребовал выплатить зарплату с начала своей работы у Галибина и до первого решения суда, заменить трудовую книжку, взыскать компенсации за неиспользованный отпуск и выплаты в страховые фонды (дело № 2-427/2012). 29 июня 2012 года та же судья Шумова взыскала в пользу Осадчего приблизительно 113 000 руб. Из них около 65 000 руб. – зарплаты с октября 2010 по июль 2011 года, около 33 000 руб. – за вынужденный прогул с июля по октябрь 2011 года, а также около 10 000 руб. за неиспользованный отпуск и 5000 руб. за моральный вред. Решение вступило в законную силу 12 марта 2013 года, после того как Мосгорсуд отказал в пересмотре, но исполнено оно не было. К тому моменту сменился ответчик, так как за месяц до вступления решения в силу 384-й адвокатский кабинет был ликвидирован (сейчас Галибин числится в адвокатской коллегии № 13 Московской областной коллегии адвокатов). Но определение о замене ответчика Галибин оспорил. Шумова восстановила ему пропущенный срок на обжалование определения, и сейчас он ждет ответа Мосгорсуда по своей жалобе.

В третьем деле Осадчий смог взыскать 218 000 руб. (дело № 2-1015/2013). 24 апреля 2013 года судья Нагатинского райсуда Ольга Курочкина обязала адвоката выдать трудовую книжку, исправив в ней основания для увольнения, а также взыскать денежные средства «за период задержки выдачи дубликата трудовой книжки» (с 13 октября 2011 года, первого дня после истечения трудового договора с Галибиным, по 29 июня 2012 года, даты решения во втором процессе). Истец заявлял, что ответчик, не выдав дубликат трудовой книжки, лишил его возможности трудоустроиться, и потребовал компенсации – несколько неполученных средних зарплат по городу. Галибин оспаривал это решение, но 22 января 2014 года апелляционная инстанция Мосгорсуда оставила его без изменения, а 21 июля в рассмотрении жалобы отказала кассация Мосгорсуда. Судья Анатолий Кучерявенко, упрекнул Галибина в стремлении нарушить правовую определенность и счел «голословными» его доводы «о нарушении судьями принципа беспристрастности и незаинтересованности».

Читайте также:  Как допускается адвокат к участию в деле

А недавно судья Олег Рощин из Нагатинского районного суда разобрал четвертый по счету спор (дело № 2-5906/2014). Осадчий потребовал компенсации за все еще не выданную трудовую книжку и неисправленную в ней запись о нарушении Трудового кодекса, а также за моральный вред. Разбирательство с июля отложили до конца сентября, чтобы получить ответы из налоговой и пенсионной служб. «Если требуете компенсацию, надо, чтобы вы нигде не работали», – пояснил судья истцу в июльском заседании.

29 сентября 2014 года суд смог рассмотреть дело по существу. Во-первых, пришли ответы от ведомств: подтверждения того, что Осадчий получает какие-то доходы, не нашлось. Во-вторых, Галибин подал ходатайство о приостановлении разбирательства до даты, когда в Мосгорсуде рассмотрят его жалобу на определение о замене стороны в исполнительном производстве по второму делу. «Неясно, являюсь ли я правопреемником адвокатского кабинета или нет», – пояснял Галибин. Но судья Рощин ходатайство отклонил.

Осадчий озвучил исковые требования. Он попросил о компенсации за «задержку выдачи дубликата трудовой книжки и неизменение формулировки незаконного увольнения». Экс-стажер хотел взыскать 140 000 руб. с Галибина как «неполученный средний заработок» примерно за год – за период с 25 апреля 2013 года (следующий день после вынесения решение по третьему делу) по 17 апреля 2014 года (дату подачи последнего иска). Запросил он к тому же 20 000 руб. компенсации морального вреда.

На заседании Галибин спросил:

– За период, который вы не работали, куда-либо трудоустроиться пытались?

– Я обращался в службу занятости населения, мне отказали, [так как я] был без трудовой книжки. Дубликат не получен, и я не имею возможности трудоустроиться.

Галибин поинтересовался, есть ли письменное подтверждение отказа по этой причине, но Осадчий ответил, что по закону этого и не нужно. Экс-работодатель продолжил:

– Ведете ли вы юридическую деятельность?

– На безвозмездной основе, соседей консультирую – нет возможности трудоустроиться.

Галибин попытался поймать его на слове:

– А вы как стажер адвоката имеете право заниматься юридической деятельностью?

– На данный момент, полагаю, я не являюсь стажером адвоката, – помедлив, ответил Осадчий.

Затем Галибин обратился к секретарю и попросил зафиксировать в протоколе, что Осадчий «оказывает юридическую помощь», и добавил, что по закону об адвокатуре стажер не вправе этого делать. А в своем выступлении адвокат потребовал отказать Осадчему в иске. Галибин надлежащим ответчиком по трудовым отношениям себя не признал. «Надлежащим ответчиком должна быть коллегия адвокатов, и в отношении меня, и стажера, если, конечно, он у меня есть», – иронизировал адвокат.

Читайте также:  Что такое гонорар в адвокатской практике

Да и взять с него нечего, выяснилось в суде. Ответчик принес копию сведений о доходах и справку из коллегии о том, что 50% от гонорара идет в пользу исполнительских сборов. Выяснилось также, что приставы арестовали мобильный телефон адвоката, но пока оставили аппарат у владельца на ответственное хранение (в акте об аресте смартфон модели Xperia от Sony оценен в 100 руб.). «Я и дела сейчас не беру, готовлюсь к операции», – убеждал ответчик судью. Но не помогло – Рощин частично удовлетворил требования, взыскав с него 156 000 руб. Вместе с суммами по прошлым делам долг адвоката вырос до 487 000 руб. Стажеру удалось получить по самому первому делу 15 000 руб., и в мае – июне 2014 года с дохода Галибина в адвокатской коллегии дважды была удержана сумма в 195 руб. 50 коп. (копия справки есть у «Право.Ru»).

Конфликт сторон дошел и до обвинений по уголовным статьям. Год назад, в сентябре 2013 года, Осадчий обращался к следователям с заявлением о проверке в отношении работодателя, в его действиях он усмотрел нарушение ст. 145.1 УК (о невыплате заработной платы, нарушение грозит штрафом до 120 000 руб. или лишением свободы сроком до года). По словам Осадчего, следователи пока бездействуют – ждут решения суда.

Стажеров доят

Доят, но не кормят

Стажер как сорная трава

По вопросу организации обучения стажеров в современной адвокатуре были высказаны две диаметрально противоположные позиции.

Законодательный тромб

Пусть цветут все цветы

Необходимо убрать из законодательства жесткий императив о трудовых отношениях между адвокатом и его стажером. Это даст возможность сторонам выбирать по крайней мере из трех вариантов.

1. Трудовой договор. Адвокат-работодатель – стажер-работник.

Стажер по конкурсу

Институт стажировки – это дело палаты

Учеба авансом

Время расчищать

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector