Кто проводит проверку в отношении адвоката

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Кто проводит проверку в отношении адвоката?»

Документ по состоянию на август 2014 г.

На обращения сообщаю:

Адвокатская палата не вправе проводить служебные проверки в отношении адвокатов. Служебные проверки проводятся в организациях, где существуют отношения работодателя и работника, в тех случаях, когда речь идет, в частности, о привлечении работников к дисциплинарной или материальной ответственности либо об увольнении работников по некоторым предусмотренным Трудовым кодексом РФ и другими федеральными законами основаниям, а также в некоторых других подобных ситуациях. Необходимость проведения служебной проверки появляется, когда в организации возникают такие ситуации и работодатель вынужден принимать управленческие решения, негативным образом отражающиеся на отдельных работниках.

Сам термин «служебная проверка» законодательно закреплен лишь в нормативных актах, регулирующих прохождение отдельных видов государственной службы. В частности, в Федеральном законе от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (с изменениями от 2 февраля 2006 г., 2 марта, 12 апреля, 1 декабря 2007 г.), в статье 59.

Также в ряде достаточно крупных организаций со значительной численностью работающего в ней персонала применяются локальные нормативные акты, регламентирующие порядок проведения служебных проверок. При этом обязательным условием является наличие соподчиненных трудовых (служебных) отношений работодателя (должностного лица из числа административно-управленческого персонала организации) и работника.

Служебная проверка проводится на основании приказа или иного распорядительного акта работодателя. При этом определяются состав комиссии, ее председатель и полномочия комиссии.

Данные обстоятельства не применимы к отношениям адвокат — Адвокатская палата и адвокат — Федеральная регистрационная служба, так как и в том, и в другом случае отсутствуют трудовые отношения и, как следствие, отсутствуют служебные отношения, в связи с чем проведение служебной проверки в отношении адвоката со стороны Адвокатской палаты и со стороны Федеральной регистрационной службы исключается.

На основании п. 1 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.

В соответствии с п. 1 ст. 3 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Таким образом, Адвокатская палата и Федеральная регистрационная служба не вправе проводить служебные проверки в отношении адвокатов.

Для рассмотрения жалоб на действия (бездействие) адвоката создается Квалификационная комиссия на основании ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», которая по результатам рассмотрения жалобы дает заключение о наличии или об отсутствии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм Кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей.

Принципы и нормы профессионального поведения адвоката, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности и процедурные основы дисциплинарного производства закреплены в Кодексе профессиональной этики адвоката, принятом первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, с изменениями и дополнениями, утвержденными вторым Всероссийским съездом адвокатов 8 апреля 2005 года.

В силу ст. 4 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Кодекс профессиональной этики адвоката является составляющей законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

В соответствии с п. 1 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, может повлечь применение к нему мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодексом профессиональной этики адвоката.

Утрата или порча удостоверения адвоката не является основанием для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката, так как законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре данного основания для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности не предусмотрено.

Читайте также:  Как найти адвоката в костроме

Меры дисциплинарной ответственности применяются к адвокатам только в рамках дисциплинарного производства в соответствии с процедурами, предусмотренными разделом 2 Кодекса профессиональной этики адвоката, о чем прямо указано в п. 4 ст. 18 Кодекса.

Дисциплинарное производство осуществляется только Квалификационной комиссией и Советом адвокатской палаты, членом которой состоит адвокат на момент возбуждения такого производства (п. 5 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Причем в квалификационную комиссию входят также два представителя «от территориального органа юстиции» (подп. 2 п. 2 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

В соответствии с подп. 3 п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката одним из поводов для возбуждения дисциплинарного производства является представление, внесенное в Совет органом государственной власти, уполномоченным в области адвокатуры.

Случай, когда орган государственной власти, уполномоченный в области адвокатуры, может направить в Совет адвокатской палаты представление в отношении адвоката, указан в п. 6 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 20.12.2004 N 163-ФЗ) — «Территориальный орган юстиции, располагающий сведениями об обстоятельствах, являющихся основаниями для прекращения статуса адвоката, направляет представление о прекращении статуса адвоката в адвокатскую палату».

Министерством юстиции Российской Федерации был издан приказ N 211 от 29 июля 2002 года «Об утверждении порядка ведения реестров адвокатов субъектов Российской Федерации» (зарегистрирован в Минюсте РФ 7 августа 2002 г. N 3672), где указано, что новое удостоверение адвоката оформляется в месячный срок со дня получения заявления адвоката (п. 5.2).

В п. 6.8 Порядка ведения реестров определена процедура выдачи удостоверений адвоката — «В случае утраты или порчи удостоверения адвокат направляет в территориальный орган Минюста России, выдавший удостоверение, заявление с указанием обстоятельств утраты или порчи удостоверения и просьбой о выдаче нового удостоверения. К заявлению о порче прилагается испорченное удостоверение.

Утраченное удостоверение объявляется недействительным, о чем территориальный орган Минюста России сообщает в управление (отдел) Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации и органы предварительного следствия в субъекте Российской Федерации.

О выдаче нового удостоверения взамен утраченного или испорченного издается распоряжение территориального органа Минюста России в месячный срок со дня получения заявления адвоката».

Этим же положением определено (п. 6.11) — «Ответственность за соблюдение требований по оформлению, выдаче, учету, хранению и уничтожению бланков удостоверений возлагается на начальника территориального органа Минюста России».

Удостоверение адвоката на основании п. 3 ст. 15 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» является единственным документом, подтверждающим статус адвоката.

Адвокат выполняет публичные функции по оказанию квалифицированной юридической помощи, которая гарантируется каждому в силу ст. 48 Конституции Российской Федерации в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Задержка выдачи удостоверения адвоката со стороны должностных лиц Управления ФРС по г. Москве (по любому основанию) не основана на законе и по сути может расцениваться как форма воспрепятствования оказанию юридической помощи и доступу к правосудию.

Какие-либо ходатайства со стороны Адвокатской палаты г. Москвы и резолюции на заявлениях, адресованных в Управление ФРС о выдаче удостоверения, не имеют правовой основы и не могут служить основанием выдачи удостоверения.

Если такой факт имеет место, то у адвокатов, которым не выдают удостоверения адвокатов в установленный законом срок, есть все основания для обращения в суд с заявлением об обжаловании действия (бездействия) органа государственной власти, должностного лица или государственного служащего в порядке глав 23 и 25 ГПК РФ по делам, возникающим из публичных правоотношений .

Вице-президент
Адвокатской палаты г. Москвы
И.А. Поляков

Совета Адвокатской палаты Приморского края

27 июля 2017 г. г. Владивосток

27.07.2017 на заседании Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов при Совете Адвокатской палаты Приморского края (далее – Комиссия) рассмотрено обращение адвоката Щекалёва Д.В. о нарушениях его прав должностными лицами следственных органов при проведении в отношении него доследственной проверки сообщения о преступлении и возбуждении в отношении него уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 294 УК РФ.

Читайте также:  Какие взносы должен платить адвокат

С 19.06.2017 в следственном отделе по Фрунзенскому району г. Владивостока СУ СК РФ по Приморскому краю была инициирована доследственная проверка в отношении адвоката Щекалёва Д.В. в связи с его вышеуказанной адвокатской деятельностью по неизвестному факту.

После этого адвокатом Щекалёвым Д.В. и его представителем-адвокатом неоднократно принимались попытки установить, в связи с чем проводится доследственная проверка, путем установленных УПК РФ процедур – заявление ходатайств, принесение жалоб прокурору и в суд.

Вместе с тем должностные лица следственного органа, игнорируя законные просьбы и жалобы адвоката Щекалёва Д.В., основанные на его конституционных и процессуальных правах, без учета положений ч.ч. 1 и 2 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст. 18, ч. 2 ст. 24, ст. 45 Конституции Российской Федерации, ч.ч. 1, 2 ст. 1, ч. 1 ст. 15, п. 3 ч. 1 ст. 140, ч. 1.1 ст. 144, ч. 1, п. 3 ч. 2, ч. 4 ст. 146, ч. 2 ст. 119, ст. 121, ст. 122, ч.ч. 1 и 3 ст. 124, п.п. 1, 4, 11 ч. 4 ст. 46 УПК РФ, до настоящего времени не сообщили адвокату Щекалёву Д.В. и его представителю-адвокату, по какому сообщению о преступлении проводилась в отношении него доследственная проверка, не уведомили и не известили о принятых решениях по результатам рассмотрения заявленных ходатайства и жалобы, но провели проверку в одностороннем порядке, результатом чего стало возбуждение 19.07.2017 руководителем следственного органа уголовного дела в отношении адвоката Щекалёва Д.В. по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 294 УК РФ, о чем он был уведомлен лишь 23.07.2017.

Сведения, содержащиеся в постановлении о возбуждении уголовного дела, недостаточны для понимания возникшего в отношении адвоката Щекалёва Д.В. подозрения, связанного с его адвокатской деятельностью, что недопустимо.

При установленных обстоятельствах адвокат Щекалёв Д.В. при проведении доследственной проверки был лишен гарантированных законами прав знать, в связи с чем проводится проверка в отношении него и какие решения принимаются в ходе проведения проверки, знакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, давать объяснения по существу проводимой проверки, своевременно обжаловать решения должностных лиц следственного органа, представлять доказательства, пользоваться иными способами защиты своих прав и законных интересов, не запрещенными законом, а после возбуждения уголовного дела лишен права знать, в чем конкретно он подозревается.

Своевременное выполнение установленных законом процедур обращения в органы прокуратуры и суд не восстановили нарушенные права Щекалёва Д.В., так как до настоящего времени его жалобы не рассмотрены по существу.

С учетом изложенного Совет Адвокатской палаты Приморского края, руководствуясь положениями законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, положениями Конституции Российской Федерации и уголовно-процессуального законодательства,

  1. Констатировать, что при проведении доследственной проверки следственным органом адвокат Щекалёв Д.В. был лишен гарантированных законами прав знать, в связи с чем проводится проверка в отношении него и какие решения принимаются в ходе проведения проверки, знакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, давать объяснения по существу проводимой проверки, своевременно обжаловать решения должностных лиц следственного органа, представлять доказательства, пользоваться иными способами защиты своих прав и законных интересов, не запрещенными законом, а после возбуждения уголовного дела лишен права знать, в чем конкретно он подозревается.

Подобное отношение следственных органов при проведении доследственных проверок по сообщениям о преступлениях и принятии решения о возбуждении уголовного дела в отношении адвокатов в связи с их адвокатской деятельностью недопустимо, умаляет и дискредитирует институт адвокатуры и адвокатской деятельности.

Решение о возбуждении 19.07.2017 уголовного дела в отношении Щекалёва Д.В. по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 294 УК РФ, признать незаконным.

  1. Позицию Совета Адвокатской палаты Приморского края об отношении к сложившейся ситуации в отношении адвоката Щекалёва Д.В. довести до сведения адвокатов, органов следствия и прокуратуры, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации.
  • разместить настоящее решение на официальном сайте Адвокатской палаты Приморского края;
  • направить копии настоящего решения, заключения Комиссии с собранными материалами Председателю Следственного комитета Российской Федерации, прокурору Приморского края и в Федеральную палату Российской Федерации для принятия мер по восстановлению нарушенных прав адвоката Щекалёва Д.В.
Читайте также:  Когда был убит адвокат грабовский

Президент Адвокатской палаты

Приморского края Б.П.Минцев

Можете следить за ответами на эту запись через RSS 2.0 Feed. Комментарии и пинги закрыты

Конституционный Суд вынес несколько определений по жалобам осужденного за покушение на получение взятки бывшего сотрудника полиции Виталия Белоуса, две из которых затрагивают вопрос участия адвокатов в производстве оперативно-розыскных мероприятий.

Вместе с тем сам поднятый вопрос является куда более значимым, чем может показаться исходя из решений Суда. Особенно если учесть все обстоятельства дела, по которому был осужден гражданин Белоус, и ситуацию, при которой адвокат оказался участником ОРМ.

Обращения в КС
Как следует из определений, в доказывании вины заявителя использовались результаты оперативного эксперимента, проведенного с участием адвоката Г., которому сам Белоус предложил выполнить роль посредника в получении взятки. Также в качестве доказательства использовался протокол осмотра места происшествия в служебном кабинете адвоката, давшего в письменной форме свое согласие на производство этого следственного действия, в результате которого были изъяты деньги, служащие предметом преступления.

Отказывая в принятии первой жалобы к рассмотрению, КС напомнил, что согласно ст. 17 Закона об ОРД отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим ОРД, в том числе по контракту. При этом органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается использовать конфиденциальное содействие по контракту депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных объединений.

Относительно второй жалобы Суд указал, что законодательное требование о проведении ОРМ и следственных действий в отношении адвоката на основании судебного решения направлено на обеспечение реализации конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, предполагающей по своей природе доверительность в отношениях между адвокатом и клиентом, сохранение конфиденциальности информации, с получением и использованием которой сопряжено ее оказание, чему, в частности, служит институт адвокатской тайны. Данный институт призван защищать информацию, полученную адвокатом относительно клиента или других лиц в связи с предоставлением юридических услуг.

Б. обратился к знакомому адвокату Г., которому следователь при встрече сообщил, что планирует задержать Б. по подозрению в совершении преступления, а после ходатайствовать об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Однако за взятку в размере 300 тыс. руб., которые Б. должен передать через адвоката, он согласен избрать более мягкую меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

После этого Б., не ставя в известность своего защитника, оставил в его кабинете пакет с муляжом взятки. После его ухода в кабинет адвоката вошли сотрудники ФСБ и СКР, которые провели осмотр места происшествия и изъяли муляж.

Собственно, на этом все участие адвоката Г. в ОРМ исчерпывается. Через некоторое время следователь Белоус был задержан до того, как смог совершить преступные действия.

Тем не менее описанная в решениях КС и в приговоре в отношении В. Белоуса ситуация позволяет поднять вопрос о степени допустимости участия адвоката в оперативно-следственных действиях в ситуации, когда он, по сути, вынужден делать это в интересах своего подзащитного.

Как разрешается этическая проблема
Советник ФПА, член Квалификационной комиссии АП Ставропольского края Нвер Гаспарян напомнил, что Закон об адвокатуре, Закон об ОРД и Кодекс профессиональной этики адвоката запрещают сотрудничество адвокатов с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Андрей Гривцов также высказался категорически против участия адвокатов в ОРМ.

Рассуждая о ситуации, в которой оказался адвокат Г., Алексей Иванов согласился, что она являлась этически сложной, явно содержала угрозу для его доверителя и избежать обращения в правоохранительные органы, скорее всего, было невозможно.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector