Когда адвокат становится адвокатом

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Когда адвокат становится адвокатом?»





  • На данный электронный адрес уже зарегистрирована учетная запись. Для размещения вопроса на бесплатную юридическую консультацию авторизуйтесь, или воспользуйтесь функцией восстановления пароля.
  • Заданный Вами вопрос должен пройти модерацию, после чего, он будет доступен для ответа любому из юристов портала на странице первичной бесплатной консультации.
  • В случае если вопрос нуждается в более полном индивидуальном ответе на платной основе, обратитесь к любому из ответивших юристов или выставите вопрос на аукцион. Для этого нужно зайти на страницу консультаций авторизованным по логину и паролю отправленному вам по e-mail или создать новый аукцион в Вашем Личном кабинете.

Регистрация позволит Вам выставить свой вопрос на аукцион. За право ответить на него поборются юристы со всей страны. Вы сможете выбрать подходящего специалиста и стоимость консультации!!

Всякий адвокат является юристом, но не всякий юрист является адвокатом. Многие юристы рано и поздно задумываются о получении статуса адвоката. Безусловно, статус адвоката имеет определенные реальные преимущества перед юристом, однако юристы так и не спешат получать статус адвоката. Попробуем разобраться в ситуации.

  1. Возможность участия в качестве защитника в уголовном процессе (например, беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности;)
  2. Адвокатская тайна. Адвокат вправе не раскрывать и не предоставлять никому никаких сведений, которые связаны с оказанием адвокатом юридической помощи. Адвоката нельзя допросить в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, а также не допускается истребование от адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам.
  3. Адвокатский запрос. Адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти и иных коммерческих и некоммерческим организаций и учреждений, которые обязаны выдать запрошенные им документы в течении 30 дней. Однако по практике, адвокатский запрос по сути ничем не отличается от обычного запроса гражданина, на который перечисленные лица должны также ответить в течение 30 дней. Более того закон уравнивает данный запрос устанавливая ответственность за неисполнение запроса поступившего от указанных лиц в размере штрафа на должностных лиц в размере от 5000 до 10000 рублей (ст. 5.39 КоАП).
  4. Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника , за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации.
  5. Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий (например, обыск, выемка, др.) в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения. Полученные в ходе таких действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации.
  6. Бесплатная юридическая помощь в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам РФ бесплатно в случаях, предусмотренных законом. (Бесплатный адвокат, является бесплатным для граждан, нуждающихся в квалифицированном защитнике. Но адвокату его услуги оплачивает государство, хотя и в минимальном размере. Размер оплаты услуг адвоката по назначению зависит от категории дел, его сложности и других показателей и регулируется соответствующим постановлением правительства, а так же приказом Минюста РФ). Однако данную обязанность в определенных случаях можно обойти, так адвокаты не намеревающиеся участвовать в качестве защитника по назначению уплачивают повышенные отчисления в фонд адвокатской палаты субъекта РФ в установленном размере, при этом совет может освободить адвоката от обязанности участвовать в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению (а в отдельных случаях не освобождать)
  7. Взносы. Адвокат обязан ежемесячно отчислять средства на общие нужды адвокатской палаты в порядке и в размерах, которые определяются собранием (конференцией) адвокатов адвокатской палаты соответствующего субъекта Российской Федерации, а также отчислять средства на содержание соответствующего адвокатского кабинета, соответствующей коллегии адвокатов или соответствующего адвокатского бюро в порядке и в размерах, которые установлены адвокатским образованием;

Комментарии юристов и адвокатов о новой инициативе Минюста

  • Генри Резник и Анатолий Кучерена. Фото: ТАСС

    Минюст может обязать юристов получить статус адвоката. На этой неделе ведомство планирует внести соответствующий документ на рассмотрение правительства. Если предложенная концепция регулирования юридического рынка России будет одобрена, то почти все юристы, число которых оценивается от 70 тысяч до 2 млн человек, должны будут получить адвокатский статус до 2017 года.

    Читайте также:  Какой вкус у ликера адвокат

    В самой адвокатуре планируется ввести специализации — гражданскую, уголовную и арбитражную с разными наборами экзаменов.

    У нас в стране существует широкий круг людей, которых и юристами назвать нельзя. Но ведь, чтобы оказывать подобную помощь, есть стандарт. Должен быть допуск к профессии, высшее юридическое образование, во многих странах нужно и вовсе пройти стажировку, проработать какое-то время, нужны наработанные профессиональные стандарты, контроль самоуправляющейся ассоциации.

    Все эти требования соблюдены в адвокатуре. Юристы-предприниматели не хотят подчиняться правилам и стандартам нашей профессии, у нас есть кодекс адвокатов, за нарушение этих стандартов, неоказание помощи и обман клиента, нарушение адвокатской этики, адвокату могут даже прекратить статус.

    Если оказание профессиональной помощи рассматривается как источник заработка для юриста, то в этом случаем нужно подчиняться стандартам. Чтобы эти люди могли оказывать юридическую помощь, они должны объединиться на принципах адвокатуры.

    Таким образом урегулировано оказание юридической помощи в тех странах, которые мы называем цивилизованными. Подобная ситуация существовала во Франции. Там помимо адвокатов были юридические консультанты, но к ним и то предъявлялись хоть какие-то требования. Они 20 лет шли к объединению и объединились на принципах адвокатуры.

    Если вопрос касается судов общей юрисдикции, то лучше, чтобы работали профессиональные адвокаты: многие граждане безграмотны в правовой сфере, их очень легко обмануть.

    И многие обманывают: называют себя адвокатами, а у них даже нет диплома. А чтобы стать адвокатом, нужно сдать экзамены, пройти стажировку.

    Кстати, если юрист имеет знания и опыт, ничто не помешает ему получить статус адвоката. По уголовным делам это правило уже давно введено. Но по делам, связанным с экономическими спорами, которые рассматриваются в арбитраже, это нецелесообразно: нанятый со стороны адвокат не может сразу вникнуть в суть дела так, как юрист, уже работающий в компании.

    В таких узких отраслях, как, например, металлургия, чтобы разбираться в сути споров, нужно много лет заниматься именно такой работой.

    Я приветствую инициативу, но как она будет реализована — это отдельный вопрос. Юристы, представители в судах, которые работают на основании доверенности, могут в суде говорить что угодно, и судья не имеет никакого давления на них.

    Например, судья может направить в адвокатскую палату письмо о нарушении юристом профессиональной этики, и в отношении него начнется дисциплинарное производство. На остальных это не распространяется, и это плохо.

    Там еще хотят ввести отдельные группы по гражданским, арбитражным и уголовным делам. Получается, те, кто занимается гражданскими и арбитражными делами, не смогут заниматься уголовными, это как с водительскими правами.

    Сложно говорить, отразиться ли это на цене, но, что касается адвокатов, то каждый устанавливает ее сам. Не думаю, что в ситуации экономического кризиса кто-то будет ее повышать. А вот услуги юридических фирм, где все сотрудники на основании доверенности представляют граждан в суде, могут подорожать. Их издержки возрастут, ведь нужно будет, чтобы каждый работник получил статус адвоката, сдал экзамен, а это довольно сложно.

    С одной стороны, я вижу некоторый плюс в том, что деятельность по защите прав граждан будет лицензироваться. У нас же лицензируется медицинская деятельность, а юридическая тоже может быть небезопасной, если не для здоровья человека, то для судьбы.

    Но предвидя, как это будет применяться в России, я опасаюсь, что за введением монополии последует определенная чистка рядов в адвокатских палатах, и в результате могут быть вычищены те, кто слишком активно проявляют себя с точки зрения политики и общественной деятельности.

    Возможно, неожиданно введут какой-нибудь внешний контроль над адвокатскими палатами, и ради монополии мы пожертвуем своей независимостью — такая опасность есть.


    Читайте также:

    В России мало адвокатов: есть регионы, где адвокатов меньше сотни, например, в Еврейской автономной области. Вопрос о присвоении адвокатского статуса решается квалификационной коллегией, куда входят не только адвокаты, но и представители Министерства юстиции, претенденты сдают экзамен.

    Насколько этот процесс коррупционен, не могу сказать, но, если судить по высказываниям моих коллег, к сожалению, в адвокаты пролезают и люди абсолютно некомпетентные.

    Цены что в коллегии адвокатов, что в юридических фирмах очень разные: рынка как такового нет, и нет никаких устоявшихся ставок.

    Чтобы попасть в адвокаты, люди платят деньги. Вот у меня есть 20 лет юридического стажа, я представительствую в суде по гражданским делам и теперь я буду искать деньги, чтобы попасть в адвокатскую палату?

    Читайте также:  Как расторгнуть договор в одностороннем порядке с адвокатом

    Я недавно говорил с моим бывшим сослуживцем, который работает адвокатом: по его словам, чтобы попасть к ним, нужно заплатить до миллиона рублей.

    При этом претензий к работе лицензированных адвокатов немерено: статус, полученный за деньги, ничего не дает. Даже если ты имеешь квалификацию, но не заплатишь взятку, статус не получишь.

    Я поддерживаю предложение Минюста. И не потому, что я сейчас адвокат, а в связи с тем, что, думаю, что рынок юридических услуг надо упорядочить.

    Я категорически против. Это значит загнать всех под крышу, и выполнять чего изволите. А в Госдуме задумывались, как получают, например, юридическую помощь в селах и райцентрах Забайкальского края? Кому там по карману адвокат?!

    Я категорически против. Это продолжение движения в сторону отрезания путей к судебной защите граждан.

    Такое требование создает дополнительный барьер между гражданином и судом. Вообще такие барьеры периодически создают и сейчас. Как, например, недавно введенный Кодекс административного судопроизводства, по которому быть защитником в административном суде теперь может быть только человек с высшим юридическим образованием.

    Аргументы тех, кто поддерживает это нововведение, в том, что дескать побольше будет порядка, не будет мошенничества и т.д. Это все полная чушь. Мошенников с адвокатскими корками полно. И эти мошенники никуда, увы, не денутся.

    Считаю, что инициатива Минюста — прямое нарушение гарантированного всем Конституцией и Международными соглашениями (в частности, Конвенцией по правам человека) права на защиту. Причем, по имущественному цензу.

    Я поддерживаю. Думаю, квалификационный экзамен стоило бы сдать всем, кто считает себя вправе представлять интересы граждан. А то иногда читаешь жалобы некоторых юристов в защиту их клиентов, и страшно становится от их непрофессионализма.

    В целом, сложилась следующая практика европейских стран по поводу адвокатской монополии:

    1) Страны, где адвокаты владеют абсолютной монополией на представительство в судах и на консультирование. Лица, не будучи адвокатами, оказывать правовые услуги не могут (Австрия, Кипр, Чехия, Германия, Венгрия).

    2) Страны, где адвокаты владеют относительной монополией. В таких странах консультирование по правовым вопросам не является абсолютным правом адвокатов. Любое лицо может давать консультации по правовым вопросам, однако представительство в судах принадлежит исключительно адвокатам (Бельгия, Литва, Норвегия, Португалия).

    3) Это у нас, в России. Когда одновременно интересы людей по уголовным делам в судах могут представлять и адвокаты, и юристы. Последние — посторонние лица, ничем не подтверждающие свою компетентность и квалификацию — оказывают юридическую помощь наряду с профессиональными адвокатами.

    Помимо России такая практика в Финляндии, Швеции и в большинстве стран бывшего СССР. Большинство же европейских стран принадлежит к первым двум группам, которые являются примерами полной или частичной монополией адвокатов на юридическом рынке. Что важно, все эти страны устанавливают, что защита по уголовным делам может осуществляться исключительно адвокатами. В России же защиту по уголовным делам вправе осуществлять и не адвокаты. В основном такая практика сложилась в силу национальной правовой традиции.

    Я положительно отношусь к введению адвокатской монополии. Не столь важно, будет она абсолютная, как в первом варианта, или ограниченная, как во втором, важно ее установление и соответствие юридической профессии высоким стандартам: самоуправление и независимость. Что еще важно: право на принадлежность к профессии безусловно нужно подтверждать: экзамен, лицензия, статус и т.д. Только в этом случае речь может идти и о высоком стандарте и о праве на профессию и о качестве юридических услуг. Адвокаты ведь те же врачи.

    Как сообщил «РГ» первый вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко, повышение роли адвокатов предусмотрено государственной программой «Юстиция». Новые подходы должны защитить граждан от неквалифицированных помощников в судебных спорах.

    «Мы не претендуем на монополию адвокатов в сфере оказания юридических услуг в целом, поэтому не используем в своем проекте термин «адвокатская монополия”. Суть наших предложений в том, чтобы ввести исключительное право адвокатов только на судебное представительство», — поясняет Юрий Пилипенко.

    «Сегодня быть судебными представителями могут все, в том числе люди без юридического образования, иногда вообще без высшего образования, — говорит он. — Даже человек с непогашенной судимостью на основе доверенности может представлять интересы граждан и юридических лиц. Это дикое поле, где царит «махновщина”. Конечно, в сфере оказания юридических услуг есть и значительное число достойных специалистов, не имеющих адвокатского статуса. Я со многими из них знаком. Но уровень квалификации большей части консультантов вызывает обоснованные сомнения».

    Идея ввести так называемую «адвокатскую монополию» в том или ином виде обсуждается несколько лет. Теперь дело дошло до практических шагов: в план законопроектной работы минюста уже включена подготовка проекта закона, реформирующего рынок юридических услуг. Как заявили в начале года руководители ведомства, они в первую очередь ждут предложений от юридического сообщества. Так что именно подготовленные Федеральной палатой адвокатов предложения, как ожидается, должны лечь в основу будущих инициатив.

    Читайте также:  Как отражать доходы адвоката

    Принципиальный момент: новый порядок не закроет дорогу в суды гражданам, которые желают защищать себя сами. В некоторых странах, кстати, даже иск в суд нельзя подать самостоятельно, минуя адвоката. Считается, что с профессионалами должны тягаться профессионалы. У нас от такого крайне жесткого варианта решили отказаться. Кроме того, можно будет родных, друзей, просто соседей попросить помочь — прийти в суд по дружбе, что-то подсказать. Ограничения будут распространяться исключительно на профессиональное представительство, когда человек нанимает кого-то на платной основе. Но и тут есть оговорка: корпоративные юристы смогут самостоятельно представлять в суде интересы своей организации. Если компания доверяет своим юристам, то это ее право.

    В остальных случаях для похода в суд придется обращаться к адвокату. А юридическим консультантам, желающим и дальше помогать гражданам в процессах, надо будет получать адвокатский статус. Возможность зарабатывать путем судебного представительства для обычных юристов закроется.

    «При этом мы хотели бы, чтобы коллеги, которые практикуют вне адвокатуры, вступили в наши ряды, — говорит Юрий Пилипенко. — Мы не против, чтобы они стали адвокатами, более того, мы в этом серьезно заинтересованы. Сейчас обсуждаются механизмы объединения всех юридических консультантов, осуществляющих профессиональное представительство в судах, на базе адвокатуры. Детали еще прорабатываются, но уже есть принципиальное понимание: необходим переходный период. После введения исключительного права адвокатов на профессиональное представительство в суде должен быть установлен переходный период от полугода до года (конкретный срок еще обсуждается) для объединения юристов на базе адвокатской корпорации».

    По его словам, в течение этого срока юристы, имеющие стаж пять лет и более, будут сдавать упрощенные экзамены в адвокатуру. Кандидатам предложат пройти письменное тестирование на знание двух нормативных правовых актов: закона об адвокатуре и кодекса профессиональной этики адвоката. Остальным юристам, чья «выслуга лет» меньше, предложат сдавать экзамены на общих основаниях. Легко не будет, но, по словам специалистов, в этом и есть главное преимущество адвокатуры: статус дает гражданам гарантию, что перед ними профессионал.

    «Чем адвокат отличается от юриста какого-нибудь ООО или частного предпринимателя? Во-первых, у нас в помине нет людей без высшего юридического образования, — говорит Юрий Пилипенко. — Во-вторых, в адвокатуру приходят люди, уже имеющие как минимум двухлетний стаж практической деятельности, и проходят серьезный отбор через квалификационный экзамен».

    Например, в Москве, по данным Юрия Пилипенко, примерно половина претендентов не выдерживают экзаменационного испытания на статус адвоката. «Из чего следует в силу формальной логики, что отбираются лучшие люди», — говорит он. Кроме того, у адвокатов есть этические стандарты и дисциплинарная ответственность, предусмотренные Кодексом профессиональной этики адвоката. Недовольному клиенту есть куда жаловаться: адвокатское сообщество разберется с нерадивым коллегой. Подобная система, уверен первый вице-президент Федеральной палаты адвокатов, дисциплинирует. Призвать же к порядку вольного юридического консультанта практически невозможно.

    Еще один волнующий вопрос, связанный с «адвокатской монополией», — это цены на юридические услуги. Скептики опасаются, что адвокаты станут слишком дорогими после того, как их «не статусные» коллеги будут выключены из игры. Авторы проекта опровергают подобные сомнения.

    «Более конкурентной профессии, чем адвокатура, по-моему, не существует, потому что юридическую помощь оказывают непосредственно сами адвокаты. Адвокат — очень автономная профессия. У нас даже картельный сговор невозможен», — говорит Юрий Пилипенко. По его словам, сейчас в стране примерно 72 тысячи адвокатов. Количество лиц без адвокатского статуса, оказывающих юридические консультационные услуги, не известно никому. «По нашим оценкам, их примерно столько же, сколько адвокатов, — говорит Юрий Пилипенко. — Когда мы объединимся, количество людей, оказывающих юридическую помощь, уменьшится не намного».

    Кроме того, предлагается включить в закон об адвокатуре положение, разрешающее адвокатам практиковать в адвокатских фирмах. Это будет новая структура, по форме больше напоминающая компании юридического консалтинга. «Реализация данного предложения станет важным стимулом для привлечения в адвокатуру юридических консультантов, о чем свидетельствует, в частности, приведенный в ходе обсуждения проекта пример, — полагают эксперты. — На состоявшемся недавно в Нижнем Новгороде форуме практикующие юристы Поволжья в целом поддержали идею объединения на базе адвокатуры, но отметили, что необходимым условием для этого является сохранение устоявшихся форм организации их деятельности».

    Читайте также:
    1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
    Загрузка...
    Adblock
    detector