Кем были адвокаты в нюрнбергском процессе

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Кем были адвокаты в нюрнбергском процессе?»

Кто защищал нацистов?

Нюрнбергский процесс проходил с 20 ноября 1945 по октябрь 1946 года.Процесс признано считать судебным Международным трибуналом. Были заседатели, были представители обвинения, свидетели и адвокаты у обвиняемых. Только сам процесс и его организация вызывает много вопросов у юристов с точки зрения законности, юриспруденции и независимости. Адвокаты, хоть и были у обвиняемых, но были очень ограничены в своих действиях.Защите позволялось лишь протестовать против некоторых пунктов обвинения, да и то не слишком сильно.Запрещалось проводить очные ставки в оправдательных целях, только в обвинительных. Судебные апелляции вообще не предусматривались.Да и формулировки по обвинениям шли в разрез международному праву.

С точки зрения юриспруденции и международного права было очень много процессуальных нарушений.Но, процесс такой все равно был необходим. Готовился он наспех, в суровых послевоенных условиях, когда союзники смотрели друг на друга скорее как на врагов, чем союзников.Каждая сторона старалась сохранить свои сферы влияния над освобожденными территориями.

Наверное, было бы правильно соблюсти все судебные процедуры. Дабы впредь неповадно было всем тем, кто попытался бы в будущем выбрать такой путь.А по сути получился не Международный трибунал , а судилище победителей над побежденными.

Многим удалось уйти от ответа. Пример — страны союзники гитлеровской Германии.Возможно поэтому приходится пожинать плоды в виде нынешней политики ПОльши, которая считает, что никакого отношения не имеет к концентрационным лагерям и массовому истреблению евреев на ее территории.И к организованным поляками гетто тоже.Ведь в решениях и обвинениях Трибунала она не значится.

Нюрнбергская линия нацистской обороны

На Нюрнбергском процессе каждый подсудимый мог быть представлен адвокатом по собственному выбору. Каждого спросили, какого конкретно защитника он хотел бы иметь.

И все-таки проблема защиты была успешно разрешена. Каждый подсудимый имел своего адвоката, а тот еще и помощника. Как справедливо заметил один из обвинителей, такую счастливую возможность подсудимые, будучи у власти, редко предоставляли даже своим соотечественникам.

В составе защиты оказались весьма колоритные фигуры. Прошлое многих из них связано с университетскими кафедрами.

Вот массивный, но не утерявший подвижности доктор Экснер. Ему было уже, видимо, около семидесяти. Длительное время он занимал должность профессора уголовного права в Лейпциге, Мюнхене, Тюбингене. Свой многолетний юридический опыт Экснер решил использовать для защиты генерала Иодля, одного из ближайших военных советников Гитлера.

Адвокат Деница доктор Кранцбюллер более десяти лет занимал должность судьи в германском военно-морском флоте. Этот отлично знал законы и обычаи морской войны и, конечно, оказывал своему клиенту весьма квалифицированную помощь.

Защитник Геринга доктор Отто Штамер принадлежал, скорее, к числу цивилистов, чем криминалистов. Вся его деятельность в прошлом была связана с ведением крупнейших международных патентных процессов. Но и он, несомненно, являлся весьма опытным буржуазным адвокатом.

Читайте также:  Какие вопросы задает адвокат подсудимому

Да и в уголовном плане виновность сатрапов Гитлера не вызывала никаких сомнений. С первых дней процесса защита убедилась, какую огромную работу проделал аппарат союзных обвинителей, представив бесчисленное количество подлинных документов из захваченных германских архивов.

Сразу же после того, как председательствующий открыл первое заседание Международного трибунала и сделал краткое заявление об историческом значении процесса, доктор Штамер поднялся на трибуну, держа в руках несколько листов бумаги. Вся защита, все подсудимые, уже проинформированные о том, что он скажет, с величайшим вниманием и надеждой взирали на старейшину нюрнбергских адвокатов.

Доктор Штамер начал издалека. Он говорил об ужасах мировых конфликтов (конечно избегая упоминать о том, кто же развязал эти конфликты), о пострадавших нациях. И решительным тоном заключил, что пора-де, давно пора установить наказуемость агрессии.

– Человечество добьется, – воскликнул он с пафосом, – что в будущем эта идея не будет только требованием, а станет международным законом! – Но тут же с наигранной скорбью в голосе, как бы сетуя на довоенных политиков и юристов, обращаясь к судьям, продолжал: – К сожалению, многочисленные благие пожелания установить наказуемость агрессии остались пока еще гласом вопиющего в пустыне.

Адвокат обрушился на печальной памяти Лигу Наций, которая во всех случаях, когда к ней обращались по поводу агрессии того или иного государства, обнаруживала полную неспособность воздействовать на агрессора. Штамер считал это не случайным. Все дело, оказывается, в том, что нет до сих пор такого международного документа, который провозгласил бы агрессию международным преступлением. Но если бы даже и существовал закон, осуждающий агрессию, то и в этом случае, по мнению Штамера, можно было бы говорить об ответственности государства, а не отдельных физических лиц, являющихся лишь агентами этого государства, действующими от его имени.

Наконец, адвокат почтительно напомнил, что трибунал состоит из судей стран-победительниц, и этим якобы исключается их беспристрастность. Меморандум защиты заканчивался следующими словами:

– Трибунал должен собрать мнения признанных во всем мире авторитетов в вопросах международного права относительно законности этого процесса.

Вот на такого рода представителей буржуазной прессы меморандум защиты произвел большое впечатление. Как-никак в этих трудных условиях адвокаты все же нашли аргумент, под корень подсекающий всю правовую основу процесса.

Расчет был на то, что никто не станет рыться в памяти, никому и в голову не придет вспомнить другие исторические судебные процессы. Ну, скажем, процесс Людовика XVI. Ведь именно там защитники утверждали, что особа короля неприкосновенна и что нет такого закона, который позволял бы привлечь его к суду:

Читайте также:  Как закрыть адвокатский кабинет в налоговой

– Закон нем по отношению к преступнику, несмотря на всю чудовищность его преступлений. Людовик шестнадцатый может пасть только под мечом закона. Закон безмолвствует, а следовательно, мы не имеем права его судить…

Однако революционная Франция не посчиталась с этими жалкими юридическими потугами защитников преступного монарха. Один из членов Конвента, выражая волю всей французской нации, нашел правильные и яркие слова для ответа защитникам короля:

– Когда-нибудь люди, столь же далекие от наших предрассудков, как мы от предрассудков вандалов, изумятся варварству того века, когда суд над тираном был каким-то священнодействием… Они удивятся тому, что в восемнадцатом веке проявлялось больше отсталости, чем во времена Цезаря. Тогда тиран был умерщвлен в полном присутствии сената, без всяких других формальностей, кроме двадцати двух ударов кинжала, без всякого другого закона, кроме свободы Рима.

И вот через сто пятьдесят лет после того, как прозвучали эти слова, вдребезги разбитая аргументация защитников преступного короля вновь была пущена в оборот. Адвокатура выдвинула тезис: даже если, мол, признать, что суд над главными преступниками второй мировой войны может состояться, то элементарная справедливость требует, чтобы судьями были люди нейтральные, а не представители стран одной из воевавших коалиций. А много ли осталось подлинно нейтральных государств при том огромном размахе агрессивных действий, которые проводились под руководством гитлеровской клики, оказавшейся на скамье подсудимых?

Уже после возвращения из Нюрнберга я перечитывал отчет о судебном процессе Людовика XVI и натолкнулся на весьма любопытную аналогию. Там, оказывается, тоже велись разговоры о том, что монарха может судить лишь незаинтересованный суд. На это последовала полная сарказма отповедь члена национального Конвента Амара:

– Вас спрашивают, кто будут судьи? Вам говорят, что все вы – заинтересованная сторона. Но разве французский народ не заинтересованная сторона, если на него падали удары тирана? К кому же обратиться за правосудием?

– К собранию королей! – бросил ироническую реплику другой член Конвента – Лежандр.

– Здравый смысл человечества требует, чтобы закон не ограничивался наказанием мелких людей за совершенные ими незначительные преступления. Закон также должен настичь людей, которые приобретают огромную власть и используют ее преднамеренно и совместно для того, чтобы привести в действие зло, которое не щадит ни один домашний очаг в мире.

Так была обезврежена первая и главная диверсия нюрнбергской защиты. Нокаут процессу не состоялся.

В здании Дворца юстиции имелся газетный киоск, где можно было приобрести любые иностранные газеты. Я не раз наблюдал, что наиболее активными покупателями были здесь немецкие защитники. Они зорко всматривались в политический горизонт, радовались появлению любой тучки в отношениях между Востоком и Западом и без труда уверовали в то, что время будет работать на пользу подсудимых. Именно потому одной из главных линий своей стратегии защита избрала максимальную затяжку процесса. Достижение этой цели осуществлялось различными методами.

Читайте также:  Что такое адвокатское агентство

Началось с многочисленных ходатайств о назначении перерывов в заседаниях трибунала. Все тот же доктор Штамер от имени всей защиты попросил объявить рождественские каникулы сроком на три недели. Просьба была удовлетворена, хотя срок каникул сократили до десяти дней. Но ровно через четыре дня после возобновления работы трибунала, 5 января 1946 года, вдруг поднимается доктор Меркель (защитник гестапо) и вновь ходатайствует об… отсрочке процесса.

Эта попытка успеха не имела. Тогда адвокаты прибегли к новому приему: начали настаивать на вызове в суд десятков и сотен свидетелей, либо вообще не имевших отношения к делу, либо имевших к нему весьма и весьма сомнительное касательство.

Кое-кто из обвинителей усмотрел в этом злонамеренную пропаганду фашистской идеологии на антифашистском процессе. Но лично я не очень-то уверен, что защитники (за исключением, может быть, некоторых) сознательно выступали в роли проповедников нацизма. В данном случае прав был, пожалуй, адвокат Дикс, заявивший на суде:

– Болван, зачем вы мне суете это дерьмо?

Тома забыл, оказывается, выключить микрофонное устройство.

— Добро пожаловать в Википедию, свободную энциклопеди … Википедия

Лука (Войно-Ясенецкий) — У этого термина существуют и другие значения, см. Лука. Архиепископ Лука … Википедия

Нюрнбергский процесс — У этого термина существуют и другие значения, см. Нюрнбергский процесс (значения) … Википедия

Нацистские преступления — Национал социализм Основные понятия Диктатура Вождизм Правая идеология … Википедия

Нюрнбергский трибунал — Национал социализм Основные понятия Диктатура Вождизм Правая идеология … Википедия

Преступления нацистов — Национал социализм Основные понятия Диктатура Вождизм Правая идеология … Википедия

Нюрнбергский процесс — судебный процесс над группой главных нацистских военных преступников. Нередко его называют Судом истории . Проходил в Нюрнберге (Германия) с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года в Международном военном трибунале. Вскоре после завершения… … Энциклопедия ньюсмейкеров

Гесс, Рудольф — Не следует путать с Рудольфом Гёссом (Rudolf Höß), комендантом Освенцима. Рудольф Гесс Rudolf Heß … Википедия

Штрейхер, Юлиус — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Штрейхер. Юлиус Штрейхер Julius Streicher … Википедия

Розенберг, Альфред — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Розенберг. Альфред Эрнст Розенберг Alfred Ernst Rosenberg … Википедия

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector