Как улучшить работу адвокатов

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Как улучшить работу адвокатов?»

Вторая сессия была посвящена обсуждению предложений о том, как можно преодолеть проблемы в правовом регулировании вопросов, касающихся прав адвокатов, и сделать работу комиссий по защите их прав более эффективной.

Так, советник ФПА РФ, председатель Комиссии АП Ставропольского края по защите прав адвокатов Нвер Гаспарян привлек внимание к системной проблеме, вызванной качеством уголовного правосудия, – крайне низкому числу случаев вынесения оправдательных приговоров (0,13% от общего количества) и отмены обвинительных (0,8% в Верховном Суде), а также повсеместно сложившейся практикой необоснованного отклонения ходатайств об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, и необоснованных отказов в удовлетворении апелляционных и кассационных жалоб адвокатов. По его мнению, такая ситуация – не что иное, как систематическое нарушение профессиональных прав адвокатов.

Комиссии по защите прав адвокатов в регионах, считает советник ФПА РФ, должны проводить мониторинг деятельности судебной системы, интересоваться количеством оправдательных приговоров и удовлетворенных ходатайств о заключении под стражу, о продлении срока содержания под стражей, числом удовлетворенных жалоб адвокатов и т.д., запрашивать необходимую информацию у руководителей судов субъектов РФ. Важнейшая задача адвокатского сообщества – улучшить эту статистику: доверители ждут от адвокатов эффективной работы, а в сложившейся ситуации она становится практически невозможной.

По словам Дениса Пучкова, проблема в целом требует тщательного законодательного урегулирования, тем более что существуют примеры в зарубежных странах: в Казахстане и на Украине введена уголовная ответственность за вмешательство в деятельность представителя или защитника, за нарушение установленных законодательством гарантий их деятельности или профессиональной тайны. Он предлагает для начала внести изменения в ст. 294 УК РФ, предусматривающие ответственность за воспрепятствование деятельности адвоката.

Член Квалификационной комиссии, председатель Совета молодых адвокатов АП Омской области Евгений Забуга перечислил основные проблемы, с которыми сталкиваются адвокаты в сфере уголовно-исполнительного права, и соответствующие нарушения их профессиональных прав:
– отказ в свидании с подзащитным, мотивируемый нежеланием осужденного (пример – ситуация в Брянской области , когда адвокатам под этим предлогом не предоставляли свиданий с заключенными, которые, по сведениям правозащитников, подвергались избиениям и издевательствам);
– отказ в свидании с подзащитным на том основании, что тот находится в специальных условиях, например в ШИЗО;
– требование предоставить для пропуска в исправительное учреждение не только адвокатское удостоверение, но и удостоверение личности (пример – ситуация в Кировской области );
– предоставление ненадлежащих помещений для свиданий с подзащитными.

Евгений Забуга напомнил об обращении ФПА РФ в Минюст России с просьбой принять необходимые меры во избежание дальнейших нарушений профессиональных прав адвокатов по оказанию гражданам квалифицированной юридической помощи. По его мнению, в дополнение к этому необходимо инициировать, во-первых, изменение Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, устанавливающее, что отказ в свидании с адвокатом возможен только на основании письменного заявления заключенного, а во-вторых, разработку минимальных нормативных требований к тем помещениям, которые предоставляются адвокатам для свиданий с подзащитными в исправительных учреждениях.

Адвокат АП г. Москвы Даниил Берман также считает, что защита профессиональных прав адвокатов должна начинаться с урегулирования соответствующих вопросов в законодательстве. В связи с этим он предложил в рамках обсуждения проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи рассмотреть вопрос о наделении объединенной адвокатской корпорации правом законодательной инициативы. Касаясь вопроса о дифференциации применения мер дисциплинарной ответственности в зависимости от характера и тяжести проступка, Даниил Берман предложил ввести новый вид дисциплинарного взыскания – приостановление адвокатского статуса на определенный срок.

Председатель Комитета Адвокатской палаты Ростовской области по защите профессиональных прав адвокатов Максим Хырхырьян обратил внимание коллег на то, что УПК РФ не содержит нормы, предусматривающей судебную санкцию на допрос адвоката, хотя допрос по своей сути не имеет принципиальных отличий от таких следственных действий, как выемка, осмотр и обыск.

Он предлагает п. 5.2 ч. 2 ст. 29 УПК РФ, предусматривающий необходимость судебного решения о производстве обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката в соответствии со ст. 450.1 УПК РФ, распространить на все следственные действия в отношении адвоката. Таким образом п. 5.2 ч. 2 ст. 29 УПК РФ будет приведен в соответствие с ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре, согласно которой проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.

Читайте также:  Чем поможет адвокат при разделе

Максим Хырхырьян сообщил о созданном в Ростовской области судебном прецеденте. Следователь, желая допросить адвоката по обстоятельствам, не связанным с оказанием юридической помощи по уголовному делу в отношении его доверителя, обратился в суд с ходатайством о необходимости производства допроса. Адвокатская палата направила для участия в судебном заседании представителя Комитета по защите прав адвокатов. Суд отказал в удовлетворении ходатайства, указав, в частности, что изменение процессуального статуса адвоката может привести к нарушению права на защиту участника процесса, с которым заключено соглашение на оказание юридической помощи. Со ссылкой на ч. 5 ст. 450 УПК РФ суд признал, что вызову адвоката на допрос должна предшествовать процедура судебного контроля.

По мнению Максима Хырхырьяна, с использованием данного прецедента необходимо последовательно формировать соответствующую практику. В этом есть риски, поскольку если будет принято соответствующее судебное решение, избежать явки на допрос вряд ли удастся, но есть и безусловно положительный момент: при обязательном судебном контроле адвокатская палата будет уведомляться о каждой попытке вызова адвоката на допрос.

Адвокат АП Московской области, доцент кафедры адвокатуры и нотариата Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА) Сергей Макаров проанализировал проблемы применения адвокатского запроса как инструмента сбора адвокатом сведений, необходимых для оказания помощи доверителям. Он отметил тенденцию к расширительному толкованию нормы Закона об адвокатуре, предусматривающей, что в предоставлении сведений по адвокатскому запросу может быть отказано в том случае, если они относятся к информации с ограниченным доступом. Например, сотрудники органов здравоохранения врачебной тайной нередко считают любые сведения, связанные с оказанием медицинской помощи. Зафиксирован случай, когда к административной ответственности был привлечен главный врач больницы, отказавшийся ответить на запрос адвоката о графике приема врачей.

Председатель Комиссии АП г. Москвы по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев поделился с коллегами опытом: Комиссия обратилась ко всем правоохранительным органам и судам московского региона с просьбой извещать представителей Совета палаты, уполномоченных присутствовать при проведении следственных действий в отношении адвокатов, заранее – как минимум за 12 часов. Эта просьба была встречена с пониманием, и Адвокатская палата заключила соглашение с кол-центром, куда теперь звонят правоохранители и судьи, чтобы предупредить представителей палаты о проведении следственных действий в отношении адвокатов. По мнению Роберта Зиновьева, этот опыт может быть успешно применен и в других регионах.

Только в России официально существует такой феномен, как абсолютная свобода деятельности по оказанию юридической помощи. Государство признает право заниматься ею за всяким, вне зависимости от наличия судимости и состояния психического здоровья.

Проект закона «Об осуществлении представительства сторон в судах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты», внесенный в парламент председателем комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павлом Крашенинниковым, предлагает узаконить то, что уже десять лет всеми отечественными и зарубежными юристами считается аномалией, двойными стандартами и получило название «дуализм».

В 2010 г. руководство Минюста указало на необходимость избавиться от правового «дуализма» и приступило к разработке Госпрограммы «Юстиция» на период до 2020 г. ФПА РФ активно содействовала подготовке намечаемой реформы и в 2012 г. выступила с инициативным законопроектом, направленным на реализацию и развитие обязательств, принятых Россией перед ВТО в сфере юридических услуг. Документом предлагалось, в частности, установить для судебных представителей — как российских граждан, так и иностранцев — единые требования в отношении адвокатского статуса и форм адвокатских образований. Кроме того, предлагалось закрепить за иностранными адвокатами право оказывать юридическую помощь на территории РФ только по вопросам международного частного права, международного публичного права и права государства, в юрисдикции которого ими получена надлежащая квалификация. Отзыв Минюста был положительным: «Предложения, изложенные в проекте, будут учтены при подготовке комплексных изменений в действующее законодательство».

Читайте также:  Как расплатиться с адвокатом

В апреле 2013 г. Правительство РФ утвердило Госпрограмму «Юстиция», которая предусматривала до конца года разработку и утверждение концепции регулирования рынка квалифицированной юридической помощи, на основании которой должны будут разрабатываться соответствующие законопроекты. Но вместо этого сроки подготовки и принятия концепции отодвигались трижды, и в конце концов она была возвращена в Минюст для доработки.

Стоит отметить, что за время подготовки Минюсту России удалось провести множество обсуждений с представителями всех заинтересованных сторон — всех сегментов российского юридического сообщества, а также международных юридических фирм. Кроме того, ФПА РФ обсудила острые вопросы на научно-практических конференциях, включая международные, провела ряд научных исследований состояния и организации рынка юридических услуг более чем ста стран мира. Все позиции были выслушаны и приняты во внимание, поэтому в итоговом тексте по всем вопросам, по которым прежде существовали разногласия, противоречия сняты.

Однако вместо принятия экстренных мер по реализации итогов десятилетней кропотливой работы адвокатского сообщества и Минюста России, в конце 2016 года некоторые эксперты вдруг стали высказывать свои личные сомнения в целесообразности вхождения частнопрактикующих юристов в адвокатуру. А сейчас в Госдуму внесен альтернативный законопроект, который эксплуатирует назревшую необходимость убрать с судебной трибуны лиц, не имеющих высшего юридического образования.

Но очевидно, что, провозглашая это благое намерение, авторы законопроекта преследуют совсем другие цели. Именно АЮР «будет осуществлять допуск к профессии юристов», сказал председатель правления ассоциации Владимир Груздев. На пресс-конференции 2 октября, по сути, это подтвердил и сам Павел Крашенинников, сказав, что АЮР — организация, которая справится с такой задачей. Причем для адвокатов в тексте этого заявления исключений не предусматривается — по-видимому, их аттестация также входит в планы АЮР.

Если говорить прямо, то авторы законопроекта предлагают законодательно закрепить освобождение не только российских, но и иностранных юристов (после экзамена АЮР) от всех адвокатских обязательств, таких как сдача единого квалификационного экзамена, соблюдение Кодекса профессиональной этики адвоката, стандартов профессии и решений органов адвокатского самоуправления, обязанностей постоянно повышать квалификацию, участвовать в уголовном судопроизводстве по назначению органов предварительного расследования или суда и оказывать бесплатную помощь в установленных законом случаях.

Получается, что юристы, получившие лицензию АЮР, по замыслу авторов законопроекта, становятся привилегированным сословием. Вспоминается фраза одного из известных киногероев: «Юрист с портфелем в руках — куда большая сила, чем сотня вооруженных налетчиков». Это особенно актуально, когда иностранный юрист, получивший лицензию на судебное представительство и право на оказание прочих видов юридических услуг, является абсолютно неподконтрольным.

Если этот законопроект станет законом, он не позволит повысить качество и доступность гарантированной государством квалифицированной юридической помощи, добиться существенного прогресса в продвижении судебной реформы, эффективно бороться с коррупцией в правоохранительных органах и судах.

Остается лишь надеяться, что это всего лишь непродуманная позиция, от которой не поздно отказаться.


Автор Артур Булатов, сайт JEFFIT (электронный помощник управления юридической службой)

А вы знали, что в древнем Египте рабов не стегали плеткой без повода. Это созданный образ в кинофильмах — надзиратель хлещущий рабов направо и налево. Раб получал плеть за конкретный проступок, медлительность или отвлечения. Действительно, зачем снижать работоспособность того, кто и так отдается делу? Ему просто не надо мешать. Возможно, некоторые руководители разочаруются, но эта статья не о том, как избирательно и эффективно орудовать плетью в офисе, а о том, как не мешать сотрудникам работать и не позволять им мешать друг другу. В предыдущей статье я уже обозначил проблему корпоративных прерываний и в этот раз я расскажу, как с помощью не хитрых приемов повысить эффективность рабочего времени юристов в офисе.

Читайте также:  Как нанять адвоката по уголовным делам цена

Что такое работать в потоке и почему это важно

Необходимость работать в потоке не присуща всем профессиям. Однако, в тех из них, в которых она нужна — это является ключевым фактором влияющим на продуктивность и эффективность. Это крайне важно, в частности, для юристов — в работе над каким-либо делом, им требуется максимальная концентрация на всех деталях и аспектах. Малейшая ошибка из-за расфокусированности может стоить успеха.

Результат работы юриста в подобных условиях очевиден: руководитель негодует — работа по делу, которое было самим юристом оценено в три дня работы, сделана за полторы недели. Очевидно, что виноват в этой ситуации будет сам несчастный юрист: не вписался в свою же оценку, допустил много ошибок и т.д. Как справедливый руководитель, вы помните, что сами многократно отвлекали юриста. Но сколько это могло быть в итоге — если всё сложить, не больше половины дня, а юрист вылетел из плана на неделю. Как пить дать, вам попался плохой юрист. Поменяли на нового. Черт подери, он так же плохо работает… Странно.

А с точки зрения самого юриста, это выглядит еще печальнее — его постоянно отвлекали, не давая спокойно работать, а теперь собираются лишить премии из-за сдвига сроков. А может и уволят. Абсурдная, но, как показывает практика, частая ситуация.

Работать не прерываясь

Главное противоречие здесь в том, что, с одной стороны, работа руководителя во многом как раз и заключается в том, чтобы отвлекать сотрудников: контролировать состояние задач, уточнять детали, запрашивать оценки сроков, менять приоритеты и т.д. Но, с другой стороны, очевидно, что одна из важнейших задач грамотного руководителя – не выдергивать своих людей из состояния потока, это понизит стоимость проектов и повысит качество работы сотрудников.

Если вы требуете от ваших сотрудников качественный результат, измените привычки и условия, в которых работают сотрудники. Необходимо трезво оценивать, что каждое отвлечение сотрудника будет стоить ему как минимум пятнадцать минут и соответственно этому планировать действия.

Постарайтесь создать среду, способствующую работе в потоке. В этой борьбе один в поле не воин. Чтобы ситуация ощутимо изменилась, надо чтобы весь коллектив изменил свой подход к планированию времени и поведению в офисе. А руководитель должен инициировать и возглавлять эту священную войну за качество, время и нервы. Обсуждайте, просвещайте, мотивируйте или штрафуйте. Как вам больше нравится или что привычнее для вашего стиля управления. Если вы любите периодически раздавать профилактических люлей сотрудникам, сделайте так, чтобы это мотивировало их не просто бояться и избегать руководство, а стараться не отвлекать друг друга без очевидной необходимости. Возможно, это тот самый удобный и верный повод покрутить кнутом над головами подчиненных. Главное, чтобы это заработало.

Подготовка и внедрение

Работаем по новым правилам

Полезные рекомендации

Надеюсь, что данный материал подвигнет вас задуматься на эту тему и подтолкнет к качественным изменениям. Безусловно, у всех есть свои нюансы в организации работы своей команды и внедрение новых правил может представляться более или менее сложным. Кадровые вопросы так же оставляю за скобками и исхожу из того, что вы собрали, как минимум, хорошую мотивированную команду.

Секрет эффективности заключается в том, чтобы найти свою золотую середину между довлеющим микро-менеджментом и упованием на мотивированность сотрудников. Другими словами, не теряйте контроль и не мешайте работать. В правильной рабочей среде команда толковых юристов может работать эффективней, чем команда юристов-гениев в обстановке постоянных прерываний. И во многом качество этой самой рабочей среды в офисе зависит именно от вас, как от руководителя.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector