Как проходит досмотр адвоката

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Как проходит досмотр адвоката?»

ALotOfPeople / Depositphotos.com

Предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации стал вопрос о конституционности п. 25 ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» (далее – Закон о полиции). По мнению заявителя, эта норма позволяет произвольно проводить личный досмотр адвоката и досмотр находящихся при нем вещей, а потому противоречит Конституции РФ, а также ст. 7-8 Всеобщей декларации прав человека, ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, п. 16 Основных положений о роли адвокатов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений, проходившим в августе 1990 года в Нью-Йорке).

Обращение в КС РФ было вызвано следующими обстоятельствами (Определение КС РФ от 26 марта 2019 г. № 838-О).

Заявитель был приглашен следователем для участия в производстве следственного действия в качестве адвоката. На входе в здание территориального органа МВД России сотрудник полиции, отвечающий за соблюдение пропускного режима, отказался пропустить адвоката без проведения личного досмотра и досмотра находившихся при нем вещей. Также он отказался представить по требованию защитника документы, регламентирующие его право на осуществление в отношении адвоката указанных действий. В результате адвоката в здание не пропустили, следственное действие проведено не было.

Адвокат обжаловал действия сотрудника полиции в суд общей юрисдикции, однако административное исковое заявление было удовлетворено лишь частично. Бездействие сотрудника полиции, выразившееся в непредоставлении документов, регламентирующих основания и порядок осуществления пропускного режима, было признано незаконным, а в удовлетворении остальной части иска – отказано. Как пояснил суд, в соответствии с действующим законодательством лица, имеющие статус адвоката, не обладают неприкосновенностью, они не включены в перечень лиц, имеющих право прохода в здание уполномоченного органа без проведения личного досмотра и досмотра находящихся при них вещей. Следовательно, действия сотрудника полиции, связанные с обеспечением соблюдения пропускного режима, правомерны.

Тогда заявитель обратился в КС РФ. Однако Суд отказал в принятии жалобы к рассмотрению и отметил следующее.

Оспариваемое положение устанавливает среди прочего право полиции:

  • обеспечивать безопасность и антитеррористическую защищенность, в том числе с применением технических средств, зданий, сооружений, помещений и иных объектов федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориальных органов, организаций и подразделений;
  • требовать от граждан соблюдения пропускного и внутриобъектового режимов на охраняемых полицией объектах;
  • осуществлять досмотр и (или) осмотр граждан, осмотр находящихся при них вещей.

Такое регулирование направлено на защиту общественного порядка, общественной безопасности, нравственности, на устранение опасности для жизни, здоровья и имущества людей. Само по себе оно не допускает произвольного применения и не создает непреодолимых препятствий для оказания адвокатом квалифицированной юридической помощи, а потому не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в аспекте, указанном в жалобе. При этом Закон о полиции предоставляет право на обжалование действий (бездействия) сотрудника полиции в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу, в органы прокуратуры либо в суд, что и было сделано заявителем в рассматриваемом деле.

Читайте также:  Как сделать визитки для адвокатов

Кроме того, положения Конституции РФ, Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Международного пакта о гражданских и политических правах устанавливают общий запрет на истребование и получение от адвоката конфиденциальных сведений, связанных с оказанием им юридической помощи доверителю законными способами. В развитие указанных положений Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в ст. 18 закрепляет соответствующие гарантии независимости адвоката. Однако ни указанный федеральный закон, ни иные – в том числе международные – правовые акты по вопросам адвокатской деятельности не устанавливают неприкосновенности адвоката в качестве его личной, либо профессиональной привилегии.

Что же касается признания оспариваемой нормы противоречащей положениям Всеобщей декларации прав человека, Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Основным положениям о роли адвокатов, то разрешение данного вопроса, равно как и отмена решений судов общей юрисдикции, в компетенцию КС РФ не входит.

Красноярский адвокат просит признать действия сотрудников колонии незаконными, так как они нарушили конфиденциальность ее общения с доверителем и адвокатскую тайну

Причины для личного досмотра

Инцидент произошел 18 декабря, когда Кунай Ильясова прибыла в ЕПКТ ИК-31 к своему подзащитному Байраму Аббасову. В ходе конфиденциальной беседы он сообщил адвокату о том, что сотрудники колонии оказывают на него давление – как психологическое, так и физическое. Также он выразил желание о проведении в отношении него независимой медицинской экспертизы для установления понесенного ущерба здоровью. По данным обстоятельствам Аббасов написал на имя адвоката соответствующее заявление и передал ей в руки в ходе встречи.

Именно это обстоятельство стало причиной дальнейшего проведения с адвокатом Ильясовой профилактической беседы начальником ЕПКТ ИК-31 Сергеем Скабелиным и другими должностными лицами учреждения. Они потребовали выдать полученные от осужденного документы, но адвокат Ильясова, считая, что их содержание является предметом адвокатской тайны, отказалась.

В итоге, чтобы не накалять обстановку далее, Кунай Ильясова выдала сотрудникам ИК-31 список литературы, написанный ее подзащитным еще при нахождении в другом исправительном учреждении, т.е. до этапирования в ИК-31. Сотрудники колонии полученным удовлетворились, однако копию протокола проведенного в отношении нее досмотра выдавать адвокату отказались.

Стоит отметить, что рукописное заявление Аббасова об оказываемом на него давлении в итоге в их руки так и не попало, но было опубликовано в интернете. По словам адвоката Кунай Ильясовой, отчасти это помогло снизить давление на ее подзащитного. Как добавляет адвокат, подобные сложности в ее практике встречаются только в ИК-31, в других колониях Красноярского края все организовано более адекватно.

Читайте также:  Как вести себя адвокату в судебном заседании

В связи с изложенным Кунай Ильясова просит признать незаконными действия сотрудников ИК-31, выразившиеся в незаконном личном досмотре и цензуре документов, составляющих адвокатскую тайну. Кроме того, она просит применить меры предварительной защиты, запретив административному истцу уничтожать видеоархив ИК-31 за 18 декабря 2018 г.

По данным административной истицы, дело уже распределено судье Советского районного суда г. Красноярска Людмиле Морозовой, однако дата рассмотрения пока не назначена.

Одновременно в отделе общественных связей Департамента организации и контроля Министерства юстиции РФ напомнили о содержании ч. 6 ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, в соответствии с которой администрация исправительного учреждения вправе производить досмотр находящихся на территории исправительного учреждения и на прилегающих к нему территориях, на которых установлены режимные требования, лиц, их вещей, транспортных средств, а также изымать запрещенные вещи и документы, перечень которых устанавливается законодательством.

Заметим, что порядок применения названного положения УИК был разъяснен в Определении Конституционного Суда РФ от 6 марта 2008 г. № 428-О-П в котором однозначно указано, что согласно нормам УИК РФ не может допускаться произвольное проведение личного досмотра адвоката, осуществляющего юридическую помощь осужденному к лишению свободы, без достаточных фактических оснований, свидетельствующих о его намерении пронести на территорию исправительного учреждения запрещенные предметы, и без принятия администрацией исправительного учреждения мотивированного решения о проведении личного досмотра и письменной фиксации хода и результата соответствующих действий. То есть, исходя из данных положений КС РФ, досмотр адвокатов возможен только на входе в колонию, но не на выходе из нее после встречи с подзащитным.

Позиция АП Красноярского края и ФПА

Напомним, что в соответствии с проектом предлагается дополнить ст. 18 Закона о содержании под стражей положением о том, что в целях получения квалифицированной юридической помощи подозреваемый или обвиняемый и его защитник в ходе свидания имеют право обмениваться записями и документами. А ст. 20 того же закона предлагается дополнить нормами о том, что переписка подозреваемых и обвиняемых с защитником не подлежит цензуре – письма, поступающие на имя подозреваемого или обвиняемого от защитника, должны передаваться администрацией места содержания под стражей без вскрытия конверта.

Утверждено на заседании Совета АПХК

Протокол № 7 от 23.07.2013 г.

Совета Адвокатской палаты Хабаровского края о досмотре адвокатов при входе в здание суда

В адвокатской практике нередко возникают случаи необоснованных досмотров адвокатов судебными приставами при входе в здание суда. Такое отношение к адвокатам, как специалистам, наделенным статусом для выполнения социально значимой, закрепленной в Конституции РФ функции по оказанию квалифицированной юридической помощи, не только подрывает авторитет адвокатуры в глазах посетителей судов, демонстрируя явно пренебрежительное, унизительное отношение к адвокатам со стороны государства в лице его представителей, но и грубейшим образом нарушает требования действующего законодательства.

Читайте также:  Как правильно расторгнуть договор с адвокатом и вернуть деньги

Совет Адвокатской палаты Хабаровского края и ранее обращал внимание службы судебных приставов на недопущение нарушений законодательства в отношении адвокатов и исключения необоснованных досмотров при входе адвокатов в здания судов, однако подобные случаи продолжают иметь место.

Следовательно, проведение личного досмотра, как административной процедуры, ограничено случаями, подтвержденными фактическими обстоятельствами, послужившими основанием для проведения личного досмотра. По общему правилу о личном досмотре или досмотре вещей, находящихся при физическом лице, должен быть составлен протокол.

Указанные доводы нашли свое отражение и в Определении Конституционного Суда РФ от 06.03.2008 г. № 428 О-П по жалобе гр. Кирюхиной И.П.: «Конституционный Суд РФ, обращаясь к вопросу о балансе между защитой публичных интересов и неприкосновенностью отдельных категорий лиц, осуществляющих публичные функции, неоднократно подчеркивал, что общество и государство, предъявляя к этим лицам, к их профессиональной деятельности высокие требования, вправе и обязаны обеспечить им дополнительные гарантии надлежащего осуществления возложенных на них функций. Оказание квалифицированной юридической помощи — важная публичная функция, благодаря которой обеспечивается как защита прав личности, так и решение задач, стоящих перед правосудием. Право на получение квалифицированной юридической помощи, как одно из наиболее значимых закреплено в Конституции РФ (статья 48) провозглашается в Международном пакте о гражданских и политических правах, (статья 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статьи 5 и 6). Соответственно, государство, гарантируя данное право, обязано создать надлежащие условия гражданам для его реализации, а лицам, оказывающим юридическую помощь, в том числе адвокатам, — для эффективного осуществления их деятельности (Постановление Конституционного Суда РФ от 278.01.1997 г. № 2-П, Определение Конституционного Суда РФ от 08.11.2005 г. № 439-О).

Сам же досмотр осуществляется в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. Такой порядок предусмотрен ст. 27.7. КоАП РФ, как применение одной из мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

Таким образом, российским и международным законодательством установлены следующие правила проверки адвокатов и их вещей при прохождении входного контроля в здания судов:

  1. права судебных приставов при проверке личности адвоката на входе в здания судов не допускают возможности произвольного проведения личного досмотра адвоката;
  2. недопустим личный досмотр без достаточных фактических оснований, свидетельствующих о намерении адвоката пронести в здание запрещенные предметы;
  3. недопустим личный досмотр без принятия должностным лицом мотивированного решения о проведении личного досмотра;
  4. недопустим личный досмотр без письменной фиксации хода и результатов досмотра в соответствии с федеральным законодательством.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector