Как налоговики проверяют адвокатов

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Как налоговики проверяют адвокатов?»

1. Основанием для начала камеральной проверки может стать подозрение сотрудника налогового органа в совершении юридическим лицом или предпринимателем правонарушения.

Особое опасение вызывает получение со стороны сотрудников налоговых органов доступа к информации, содержащейся в соглашениях: — по делам, связанным с тайной усыновления (удочерения); — по делам о преступлениях и правонарушениях с участием несовершеннолетних; — по делам о преступлениях против половой свободы и неприкосновенности.

Основы современного российского судопроизводства предполагают, что при обращении к адвокату за юридической помощью гражданин вправе рассчитывать на хранение сообщенных им сведений в тайне профессиональными участниками судебного процесса — адвокатом, прокурором, судьей, нотариусом, представителями судебного аппарата.

Документами, подтверждающими профессиональные расходы, которые адвокат осуществляет за счет получаемого вознаграждения, служат: решения собрания (конференции)

Законопроект даёт ФНС возможность потребовать у:

  1. аудиторских организаций;
  2. индивидуальных аудиторов;

документы и информацию, касающуюся исчисления и уплаты налогов. Налоговики смогут требовать у аудиторов информацию, которую те получили от налогоплательщика, оказывая ему следующие услуги: Что это значит и пример из нашей практики Это значит, что аудиторской тайне как таковой конец.

Профессиональная тайна адвоката обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией РФ.

Поэтому соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката. Срок хранения тайны не ограничен во времени (п.2 ст.5 Кодекса профессиональной этики адвоката)

Внеплановые проверки могут быть возбуждены самой налоговой инспекцией на основе полученных жалоб или заявлений о возможных нарушениях законодательства в фирмах. Может ли учредитель инициировать налоговую проверку? Учредители фирм и организаций не имеют такого права, если ему нужны сведения о правильности ведения документации и уплате налогов, то он может нанять независимую аудиторскую фирму и провести полный аудит предприятия. Чаще всего инициаторами являются именно работники – бывшие или настоящие (подробнее про жалобы на работодателя по ссылке), если их трудовые права нарушаются, и возникает недопонимание с работодателем на этой почве.

Перед тем, как натравить налоговую на организацию, следует понять следующие аспекты:

  • Налоговая не будет реагировать на жалобу, если не сможет установить личность того, кто ее подал. Т.е. анонимность жалобы исключается.
  • Налоговая проверяет бухгалтерские документы, а там как раз все может быть оформлено правильно.
Читайте также:  Что означают письма от адвокатов о наследстве

Как же поступить в том случае, если вы не хотите, чтобы работодатель узнал, что именно вы написали заявление? Как направить на фирму налоговую проверку, не выдавая себя? Как было изложено выше – анонимное письмо в налоговую не поможет, но можно написать заявление в инспекцию по труду. Эта организация обязана реагировать на анонимные жалобы по поводу нарушения трудового законодательства на предприятиях и скорее всего по результатам проверки задействует и налоговую.

Выездная налоговая проверка – это забота не только руководства компании и ее бухгалтерии, но и юристов, которые играют в этом далеко не последнюю роль. Эксперты рассказали, как определить риск проведения проверки, почему собирать доказательства осмотрительности при выборе контрагента надо заранее, и какие методы давления – законные и не очень – использует налоговая при допросах. Их процедура регламентирована не так подробно, как в уголовном процессе, но у допрашиваемых есть права, о которых необходимо помнить. Также вы узнаете, какие нарушения могут стать поводом отменить доначисления.

Всего в бюджеты всех уровней в 2016-м удалось принудительно взыскать почти 770 млрд руб. – это на 14% больше, чем в 2015-м, рапортовал замруководителя ФНС Даниил Егоров. Ведомство все эффективнее защищает права бюджета в судах: в 2017 году в его пользу разрешились дела на 82% всех доначислений, сообщал замруководителя ФНС Сергей Аракелов. При этом если брать количество дел, то окажется, что ФНС победила примерно в половине, уточняет юрист департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в России и СНГ Александр Гринько. Чем больше сумма претензий в деле, тем больше стараются инспекторы, объясняет он. С одной стороны, налоговые органы стали работать лучше, признает Галина Акчурина, партнер ФБК Grant Thornton, директор департамента налоговых споров. Но, с другой стороны, продолжает она, судебный контроль за чиновниками стал менее тщательным. На недостатки в их доказательствах суды нередко смотрят сквозь пальцы, говорит Акчурина.

Риск можно оценить самостоятельно на основании критериев, разработанных Федеральной налоговой службой. Например, она считает подозрительным, когда фирма уплачивает в среднем меньше налогов, чем ее конкуренты в этой же сфере, отчитывается об убытках на протяжении нескольких периодов подряд, имеет значительные налоговые вычеты и так далее (ст. 4 приказа от 30 мая 2007 г. N ММ-3-06/333@). При этом налоговый орган оценивает возможность или факт получения необоснованной налоговой выгоды, уточняется в приказе.

Читайте также:  Как часто обманывают адвокаты

Компания должна проверить сама себя, правильно ли она исчислила обязательные платежи. Практика по налоговым спорам постоянно меняется, а в судах во многом преобладает пробюджетный подход, предупреждает Акчурина. Если до проверки исправить свои ошибки и подать уточненные декларации, это позволит избежать штрафов (от 20% до 40% от неуплаченной суммы) и дополнительных пеней, говорит Акчурина. Она обращает внимание на то, что с 1 октября 2017 года размер пени повышается. При просрочке уплаты налога более чем на 30 дней он составит не 1/300, а 1/150 ставки рефинансирования (п. 4 ст. 75 НК).

Действовать нужно строго по закону. Надо требовать у проверяющих оформлять все просьбы на бумаге, а в ответах подробно указывать перечень приложений, говорит Терехин. Описи станут доказательством, что документы не нужно предоставлять повторно – даже в рамках других мероприятий, отмечает Акчурина. Терехин также рекомендует фиксировать нарушение сроков проверки – чтобы было на что ссылаться, если истечет время на взыскание недоимки.

По словам Дергачева, налоговики могут запросить документы, которые имеют очень отдаленное отношение к расчету налогов, например, копии трудовых книжек или табели учета рабочего времени. Здесь Дергачев советует попробовать узнать, зачем нужны такие бумаги и строить позицию исходя из ответа. Кроме того, инспекция может потребовать, чтобы налогоплательщик сам составил реестры или таблицы сведений по форме, которая удобна для чиновников. Но они не вправе перекладывать на других свою работу, подчеркивает Дергачев.

Бывает, что налоговый орган требует большой объем документов, который нельзя предоставить в течение 10 дней. Тогда нужно в тот же день, когда получено требование (или следующий за ним) направить мотивированное заявление о продлении сроков, рекомендует Акчурина. По ее словам, это даст возможность оспорить наказание по ст. 126 НК за несвоевременное предоставление документов.

Значительное число претензий сейчас основано именно на показаниях свидетелей, говорит Акчурина. По ее утверждению, допросить могут не только руководителя или главного бухгалтера, но и водителей должностных лиц, сотрудников, которые расписываются в приемке документов, техперсонал и так далее. Налоговики сейчас нередко выезжают для допроса домой или на дачу к сотруднику (часто в сопровождении сотрудников правоохранительных органов), говорит юрист ФБК. В этом случае, по ее словам, можно требовать официального вызова повесткой. Допрос в такой «неформальной» обстановке – это своего рода психологическое давление на человека, который может подписать предложенные бумаги не читая, предупреждает Акчурина.

Читайте также:  Что делать если недобросовестный адвокат

Давать показания следует только по фактическим обстоятельствам. Гринько делится общими советами:

– лучше отвечать примерно, без идеальной точности, раскрывать вопросы без деталей, подчеркивая деловую цель для компании;

– в ответ на вопросы о конкретных сделках можно отсылать к текстам договоров и первичных документов;

– не рассказывать больше, чем должно быть известно в силу должности (даже если у налогового инспектора свое понимание должностных обязанностей);

– если допрашиваемый не знает или не уверен – не стоит стесняться об этом сказать.

Акчурина напоминает, что сам налогоплательщик в рамках проверки может занимать активную позицию: ходатайствовать о вызове тех лиц, которые могут высказаться в его защиту. Если чиновники уклоняются от их вызова, компания может сама инициировать допрос в рамках процедуры обеспечения доказательств у нотариуса, подсказывает Акчурина. Туда надо обязательно пригласить представителей налоговой, говорит она.

В отличие от получения объяснений, допрос предполагает фиксацию заданных вопросов и ответов. Если вопросы записаны нечетко, а изложение показаний ведется свободно – это часто позволяет искажать суть показаний и свободно их толковать, предупреждает Акчурина. Она советует следить за тем, как слова свидетеля отражаются в протоколе, по необходимости приносить на него замечания и даже по своей инициативе дополнять теми обстоятельствами, которые могут быть полезны для защиты.

Если налогоплательщику не позволили участвовать в процессе рассмотрения материалов проверки лично или через представителя – это повод отменить доначисления. То же касается и ситуации, когда проверяемому не дали возможности представить объяснения, гласит п. 14 ст. 101 Налогового кодекса. Статья включает в перечень существенных недостатков и другие, которые «привели или могли привести к принятию неправильного решения», например, ненадлежащее извещение. Но откровенно грубые просчеты налоговая сейчас допускает редко, признают сразу несколько юристов.

Список нарушений продолжает Терехин:

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector