Что общего у адвоката прокурора и судьи

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Что общего у адвоката прокурора и судьи?»

Среди взаимоотношений, складывающихся между субъектами уголовно-процессуальной деятельности, значительный интерес представляют отношения между адвокатом-защитником и прокурором — государственным обвинителем. В основе этих отношений лежит то, что при различных процессуальных функциях защитник и прокурор служат одному общему делу — оказывают помощь в осуществлении правосудия, в установлении истины по делу. Поэтому, несмотря на противоположные позиции, между ними возможны и обязательны нормальные деловые отношения. Расхождения в позициях между защитником и прокурором по конкретному уголовному делу — это исключительное, а не обычное явление, обусловленное различием выполняемых ими процессуальных функций.

Причем взаимоотношения между ними строятся на строгом соблюдении предоставленных каждому из них прав и возложенных обязанностей, на понимании задач суда, прокурора, адвоката.

«Деятельность прокурора и адвоката, — пишет Я.

Юрист – это тот, кто является специалистом в юридической сфере и имеет высшее юридическое образование.

В большинстве случаев обжалование действий суда было актуальным.

Прокурор – это госслужащий, который работает в прокуратуре, и обязанностью которого по должности и закону есть действия по предотвращению различных нарушений, преступлений, а также проведение прокурорского надзора, поддержание обвинения в процессе ведения уголовного дела, и координация деятельности работы прокуратуры. Судья обладает очень большой властью, которая отслеживает, чтобы законы были соблюдены, а по закону имеет статус, гарантирующий его полную независимость, и подчиняется лишь Конституционным, а также Федеральным законам.

И получать вознаграждение официально.

— Подскажите, пожалуйста. Кто главнее судья или прокурор.

далее 1 ответ. Москва Просмотрен 266 раз.

П омирает мужик и просит привести своих доктора и адвоката и поставить у изголовья с разных сторон.

Привели, поставили. Стоят, молчат.

Рассматривается дело негра, который поцеловал на улице белую женщину.

Судья смотрит, все свидетели в сборе, нет только обвиняемого.

Любой уголовный процесс – это этакое соревнование между прокурором, стоящем на стороне обвинения и адвокатом, защитником обвиняемого в уголовном процессе.

Основной задачей прокурора является поддержка обвинения, в суде прокурор отстаивает позицию обвинения по делу, он обязан отказаться от обвинения, если оно не нашло подтверждения.

Приморский краевой суд представил справку по результатам изучения судебной практики применения положений Гражданского кодекса РФ об обязательственном праве.

Адвокат истца Джо Хейг заявил, что Янукович обратился в ЕСПЧ, поскольку

. Квеку Адоболи был приговорен к семи годам тюрьмы за несанкционированные сделки с финансовыми инструментами, в результате которых UBS потерял $2,3 млрд. Законопроекты, внесенные Верховным судом, направлены на унификацию гражданского и арбитражного процесса.

У мужчины было найдено удостоверение на имя адвоката Московской коллегии адвокатов. 1 марта в Красноярском крае пропал уехавший в соседний район к родственникам помощник прокурора Абанского района. Он проработал в этой должности всего две недели.

2 марта автомобиль молодого человека нашли сгоревшим на объездной дороге в двух километрах от деревни Арефьевка.

Тело убитого помощника прокурора было обнаружено в деревне Долженкова, в семи километрах от Абана (восток края).

Возможно ли привлечь к ответственности адвоката и мою бывшую супругу за предоставление в суд заведомо ложных сведений и взыскать с них за моральный и материальный ущерб (2 ответa) Адвокат моей бывшей жены готовит заявление на взыскание с меня алиментов по судебному приказу заведомо зная, что факты, используются недостоверные (ложные).

Дескать-пусть потом обжалует. Возможно ли 30.07.2015 Здравствуйте.

Ответи пожалуйста! Моего мужа осудили по статье 228 часть 4.

Приняли дома. изъяли 3 разовые дозы.

было 2 контрольные закупки! Прошел суд, осудили на 5 лет строгого режима.

Московский Центр налогового консультирования объединяет в своих рядах высококвалифицированных специалистов в области защиты прав юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан. В нашей компании работают адвокаты юристы налоговым, по таможенным спорам, хозяйственным и гражданско-правовым вопросам, гражданским, хозяйственным и корпоративным делам.

Безукоризненный профессиональный уровень, опыт, знания и практические навыки дают нам возможность оказывать широкий спектр бухгалтерских услуг и аудита, а также всестороннюю юридическую поддержку наших клиентов на самом высоком уровне. Более 10 лет мы отстаиваем права коммерческих и общественных организаций, являясь надежным помощником и партнером наших клиентов.

Читайте также:  Как следователь назначает адвоката

§ 1. Связь веков: что общего у каторжанина Бестужева и судьи Данилкина

Небольшое здание Хамовнического районного суда стоит на высоком берегу Москвы-реки, напротив Киевского вокзала. С противоположной стороны к нему ведет крытая конструкция современного пешеходного моста. Если зайти сзади за угол суда, то наискось через реку хорошо виден правительственный Белый дом. Само по себе судебное здание ничем особенным не выделяется, особенно на фоне построенных вокруг за последние пару десятилетий богатых домов, обложенных мрамором. Хотя хитросплетения истории в полной мере затронули и его более чем столетнюю историю.

В старой Москве XVIII века окружающие окрестности относились к Ростовской слободе. Когда-то на месте суда стоял добротный деревянный дом, крутой спуск от которого вел к реке через красивый сад. Из его обитателей в наши дни известен только доживавший в нем свои годы возвратившийся из ссылки известный декабрист Михаил Бестужев. А перед облегчившей его участь ссылкой он провел 12 лет на каторжных работах в читинских краях, куда, как уже отмечалось, в наши дни власти отправили Михаила Ходорковского отбывать наказание после приговора Мещанского суда по первому делу.

Затем удачное по расположению место привлекло внимание популярного в свое время архитектора И. Иванова-Шица (1865–1937), занимавшего в период 1890–1894 годов высокую должность главного архитектора Москвы и весьма неравнодушного к стилю модерн. В числе его сохранившихся работ – купеческий клуб на Малой Дмитровке, ныне театр имени Ленинского комсомола, комплекс Солдатенковской (Боткинской) больницы, перестроенный в Большом Кремлевском дворце зал для заседаний Верховного Совета. По адресу: 7-й Ростовский (Благовещенский) переулок, дом 21, по разработанному архитектором плану в 1904 году было построено здание в камне, куда несколько позже – в 1913 году – переехала довольно знаменитая в то время частная женская гимназия А. Алфёровой, считавшаяся в старой Москве одним из лучших учебных заведений, весьма успешных и престижных, имевшая уклон в сторону гуманитарного образования. Однако в годы разгула революционного правосознания основатели гимназии супруги Алферовы, трудившиеся в ней преподавателями, стали жертвами красного террора. В августе 1919 года их обвинили в принадлежности к кадетскому заговору и без суда быстренько расстреляли. Когда вскоре выяснилось, что произошла дикая ошибка – их просто перепутали с однофамильцами, – было уже поздно.

В советское время дом отошел к системе юстиции и там размещался Ленинский суд, после перестройки переименованный в Хамовнический.

Кстати, о самом Данилкине. Всезнающий Интернет рассказывает о его биографии следующее. Родился 10 октября 1957 года в с. Калицино Московской области, окончил, как и автор этих строк, Московскую высшую школу милиции МВД СССР, но позже – в 1988 году. После окончания вуза работал следователем, с 1996 года – заместитель начальника следственного отдела 1-го РУВД Центрального административного округа г. Москвы. Указом Президента РФ от 15 июля 2000 года № 1322 был назначен на должность судьи Хамовнического районного суда г. Москвы. В 2006 году стал председателем того же суда.

В то же время, когда стало известно, что именно Данилкин принял в феврале 2009 года второе дело Ходорковского и Лебедева к своему производству, у нас не было ни малейших сомнений в том, что те, кто определял, какой именно судья будет вести данный процесс, предварительно очень хорошо подумали. Понятно, что такое решение должно было гарантировать абсолютную управляемость и недопустимость появления каких-либо неожиданностей.

Кстати, внешняя благостная обстановка, особенно на начальном этапе судебного слушания, вводила в заблуждение многих. Побывав как-то на заседании суда, один из разработчиков российской судебной реформы, ученый и судья в отставке Сергей Пашин, остался доволен увиденным, разглядев признаки состязательности сторон. Более того, до определенного периода мои коллеги, специализирующиеся на работе с ЕСПЧ, высказывали опасения, что туда нечего будет представить из аргументов защиты, настолько корректно протекает процесс. Правда, я их успокоил и предложил дождаться момента, когда мы начнем представлять собранные доказательства невиновности и указывать на огрехи следствия. К сожалению, я оказался прав: именно на завершающем отрезке судебного разбирательства судья Виктор Данилкин раскрылся в полной красе, в отдельных случаях даже намного перещеголяв свою предшественницу судью Ирину Колесникову.

Читайте также:  Как понять поможет тебе адвокат или нет

Не шарахался от адвокатов, как это зачастую делают судьи. Время от времени приглашал нас к себе в служебное помещение, чтобы решить какие-то возникшие вопросы. Например, о готовности занять вторую половину дня допросом запланированных свидетелей или согласованием дня недели, необходимого для свидания с подзащитными в СИЗО. Как-то просил переговорить с Лебедевым, чтобы тот в своих выступлениях использовал более корректные выражения, говоря о прокурорах и следователях. Не раз интересовался его состоянием здоровья, явно оставлявшим желать лучшего.

Разбирательство нашего дела явно сказывалось на здоровье Данилкина. Это было порой написано на его лице – как настроение, так и самочувствие. Он крайне редко повышал голос на участников судопроизводства, хотя эксцессы случались – от него доставалось, как уже сказано, даже прокурору Лахтину. Впрочем, накопившееся напряжение он позволял себе выплеснуть на иных присутствующих в зале. Как правило, это были нарушавшие, по его мнению, порядок граждане, заполнявшие зал, или ненадлежаще их опекавшие судебные приставы. А однажды одна из коллег ранее всех приехала в суд, когда еще в зале никого не было. Из председательского кабинета раздался такой крик, что едва не затряслись стекла на окнах. Это Данилкин распекал кого-то из подчиненных.

Президент Федеральной палаты адвокатов Евгений Семеняко и президент Гильдии российских адвокатов Гасан Мирзоев призвали коллег объединить усилия в решении проблем профессиональной защищенности адвокатов. В том числе и в обеспечении условий, равных с другими участниками процесса.

Российский закон провозгласил такое равенство. Уголовно-процессуальный кодекс в статье 49 подчеркивает, что адвокат-защитник является полноправным участником судебного процесса и ему гарантируется обеспечение равных условий для осуществления своих полномочий. Но это на бумаге. В жизни все выглядит иначе. Например, в любом суде у судьи помимо зала, где слушаются дела, есть свой кабинет. Что в общем-то понятно и объяснимо. Однако есть комната и у прокурора. А защитник со своими бумагами и адвокатской тайной может пристроиться разве что на подоконнике или скамеечке в общем коридоре. По мнению адвокатов, отсутствие специального помещения не позволяет им полно и тщательно изучать материалы дел, что отрицательно сказывается на качестве защиты, стало быть, и всего правосудия. Был даже случай, достойный книги судебных курьезов: защитнику прав и свободы человека пришлось изучать материалы дела в «воронке» — автозаке, в котором привезли на процесс его подзащитного.

Об этом вопиющем факте рассказал на заседании исполкома Гильдии российских адвокатов представитель Судебного департамента при Верховном суде РФ Игорь Кудрявцев. Заседание было солидным, в его работе приняли участие члены Совета Федеральной палаты адвокатов, ученые, правоведы, практикующие юристы из многих регионов страны. Игорь Кудрявцев согласился с критикой адвокатов, что те в судах оказались на положении бедных родственников. По его словам, прокурорские кабинеты остались еще с прошлых времен, но теперь и их занимают под службу судебных приставов, так как комнат не хватает. В новых зданиях, пообещал он, все участники процесса будут иметь свои помещения. А пока многое зависит от председателя суда. Кто стремится решить проблему — находит возможность, кто равнодушен — ссылается на тесноту.

Адвокатов волнуют и другие очевидные признаки неравноправия. Как сказал первый вице-президент Гильдии российских адвокатов Владимир Игонин, адвокаты сегодня имеют право жить, умирать, болеть, женщины еще и рожать. А в социально значимых сферах они похожи на инопланетян, до которых государству нет дела.

Читайте также:  Как внести в черный список адвоката

Такое положение сложилось из-за несовершенства закона об адвокатской деятельности, где само понятие адвокатуры — «сообщество адвокатов и институт гражданского общества» — не влезает ни в какие юридические рамки. Нет такого правового понятия, это скорее митинговый термин. Адвокатура — не стадо адвокатов. Исходя из международных норм, из смысла Конституции, она — публично-правовой институт правосудия, который содействует государству в выполнении его конституционных обязательств перед гражданами. Значит, государство и должно создавать ему условия для эффективной работы.

Когда писали закон, всем хотелось быть независимыми, тогда и дистанцировались от государства. Но время показало — выгоднее установить с ним четкие правовые отношения. Для решения проблем социальной защиты в Федеральной палате адвокатов создали специальную рабочую группу, которую возглавил Гасан Мирзоев в ранге заместителя президента ФПА.

Адвокаты намерены обжаловать в Конституционном и Верховном судах положения, по которым им платят за участие в процессах и компенсируют командировочные расходы. По мнению защитников, эти документы — дискриминационные, они нарушают принцип оплаты труда. Суточная ставка 275 рублей за участие в процессе приравнивает адвоката к гастарбайтеру с лопатой, Правда записана и максимальная ставка — 1100 рублей, но так платят буквально в единичных случаях. Защитники считают подобную плату унизительной для людей, отстаивающих интересы, а нередко и свободу сограждан.

Евгений Семеняко привел пример из прошлых времен, когда судили высокопоставленного работника Гохрана, обвиненного в пропаже драгоценностей. Как потом он сам говорил, единственный человек, который проявил к нему участие и профессиональную честность, был не из судей и даже не из близких, а адвокат. В зале аплодисментами встретили шутку, мол, хорошо бы всех чиновников пропустить через нары — пусть почувствуют, что значит адвокатский труд.

В странах, которые принято называть цивилизованными, адвокатов ценят и в материальном отношении. Правда, есть и в Москве успешные адвокаты, которые могут себе позволить виллу на Рублевке. Но таких единицы, а основная часть все-таки имеет дело не с олигархами, а с рядовыми людьми, не обремененными высокой зарплатой. В некоторых дотационных регионах так называемая защита по назначению — вообще единственный источник дохода для многих адвокатов. Поэтому они и выступают против создания государственных юридических бюро по оказанию помощи малоимущим. Считают, что те отнимают у них хлеб.

Адвокаты выступают против попыток властей выставить их ответственными за тот коррупционный беспредел, который творится нынче в судебной системе. В среде защитников даже гуляет такая пословица: если бы судьи не брали, адвокаты бы не носили. Имеется в виду — взятки.

Чтобы судьи не брали, государство повышает им зарплаты и пенсии. Не забывает и прокуроров. Адвокаты считают, что это тоже нарушает принцип равенства участников судебного процесса. По их мнению, с точки зрения властей предержащих, среди равных есть те, кто равнее. Власть держит их поближе к себе и кормит получше — чтобы не забывали хозяйскую руку. Например, пенсии судей начинаются от 50 тысяч, у прокуроров — 30-40 тысяч. Не потому ли на процессах, где одну сторону представляют госструктуры, а другую — граждане, игра заведомо идет всегда в одни ворота?

Адвокаты получают пенсии, как все смертные. Гасан Мирзоев — известный адвокат, ректор Российской академии адвокатуры, академик РАЕН, доктор юридических наук, профессор, недавно отметивший свое 60-летие, признался, что был немало удивлен, когда стал оформлять свою пенсию. Оказалось, что его депутатская надбавка к пенсии — он был депутатом Госдумы третьего созыва — кратно превышает всю ту сумму, которую он заработал в неустанных трудах на юридическом поприще за четыре с лишним десятка лет.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector