Может ли адвокат занимать позицию по делу противоречащую позиции доверителя

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Может ли адвокат занимать позицию по делу противоречащую позиции доверителя?»

Противоречия адвоката с подзащитным

— п. 5 Стандарта обязательность согласования с подзащитным позиции по делу

п.3 ч.4 ст.6 N 63-ФЗ запрет противоречить подзащитному (кроме самооговора)

п.2 ч.1 ст.9 КПА запрет противоречить подзащитному (кроме самооговора)

— п. 18 Пленума № 29 последствия нарушения прав на защиту

Разновидность нарушения права на защиту

— ч.1 16 УПК обвиняемый имеет право защищаться с помощью защитника

— противоречия позиции адвоката с позицией подзащитного — являются нарушением права на защиту ( ч.1 16 УПК ).

— такое нарушение — относится к существенным нарушениями (способным повлечь изменение или отмену приговора).

Стартер — поиск аргумента для того, чтобы судья запросил дело

— при обжаловании в кассационной инстанции указанный тип нарушений — может использоваться в качестве стартера .

— это нарушение имеет яркий характер, его просто обосновать — при изучении кассационной жалобы оно может побудить судью истребовать дело из суда первой инстанции .

Как могут выглядеть расхождения

— чаще всего расхождения возникают в объеме признания вины, в направленности умысла (например, если адвокат частично признает факт, отвергаемый подзащитным).

— обратите внимание на то какие фактические действия признавал подзащитный в ходе следствия.

— например — позиция подзащитного заключается в признании вины по составу ч.1 109 УК , а позиция адвоката заключается в признании вины по составу ч.4 111 УК .

— противоречие может возникнуть незаметно для адвоката, и не по его вине. Если в суде первой инстанции эти противоречия устраняются легко, то на стадии апелляции, кассации (где все происходит на «сверх»- скоростях») это будет неприятным сюрпризом, который придется решать очень быстро (это мягко говоря, неудобная процедура, подрывающая уважение к адвокату (притом, не заслуженно).

— адвокат подает апелляционную жалобу — и подзащитный также подает жалобу. Затем, подзащитный подает без ведома адвоката дополнения к жалобе ( ч.4 389.8 УПК ).

— и Вас могут «огорошить» прямо в судебном заседании, и потребовать устранить противоречия, иначе перед судом встает угроза отмены судебного решения в дальнейшем.

— Вам или придется отказываться от своей жалобы (ибо позиция подзащитного имеет приоритет перед Вашей — или просить о совещании с подзащитным. Отказать Вам не могут (п. 16 Пленума № 29).

— сверьте тексты апелляционных жалоб адвоката и его подзащитного (здесь расхождения легче всего найти и проще всего доказать).

— проверьте протоколы судебных заседаний I и II инстанций — нет ли там расхождения позиций.

Как обезопасить себя (для адвоката)

— подпишите совместный документ, в котором будут указаны основные тезисы стратегии защиты, это позволит избежать обвинения в «самодеятельности» (вопреки воле подзащитного). Образец такого документа см. здесь: Согласование позиции адвоката и подзащитного. Это явится хотя бы частичной защитой, если разозленный судья напишет представление на Вас в палату ( п.4 ч.1 ст.20 КПА).

Жалоба в адвокатскую палату для признании факта нарушения

— в практике стали встречаться случаи, когда применяется такой прием: на адвоката, ранее защищавшего осужденного пишется жалоба в Адвокатскую палату .

— цель такой жалобы: добиться вынесения решения Совета адвокатской палаты о признании факта нарушения законодательства об адвокатуре .

— это решение прикладывается к жалобе в суд в качестве доказательства подтверждающего нарушение норм ( п.3 ч.4 ст.6 N 63-ФЗ и п.2 ч.1 ст.9 КПА).

Читайте также:  Кто может провести проверку в отношении адвоката

Этот прием безнравственный и говоря простым языком, подлый прием. Для адвоката, на которого подана жалоба это означает реальную возможность лишиться адвокатского статуса.

Без этого вполне можно обойтись, для суд, решение Совета адвокатской палаты, это не авторитет. Что оно есть, что его нет, большой силы оно для аргументации в судебной жалобе не придаст. А постороннему человеку может сломать всю карьеру.

— не пишите таких жалоб, и если Вы сами адвокат, не давайте таких недобрых советов. Польза от них сомнительна, а причинение бессмысленного зла другому человеку неизбежно.

— пример противоречий между позицией подзащитного и адвоката из кассационной жалобы:

— «судом первой инстанции допущено существенное нарушение права на защиту .

— согласно правовой позиции, высказанной в п. 18 Постановления Пленума Верховного суда от 30.06.2015г. № 29 «О практике применения законодательства о праве на защиту в уголовном судопроизводстве» нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту является существенным ( ч.1 401.15 УПК ) нарушением и прямым основанием для отмены приговора.

— осужденный, начиная с первых своих показаний, на стадии предварительного расследования указывал на то, что признает свою вину. Но это признание фактически является признанием в совершении преступления, предусмотренного ч.1 109 УК (причинение смерти по неосторожности).

— однако суд первой инстанции в числе основных доказательств вины осужденного положил в основу обвинительного приговора признательные показания осужденного, истолкованные судом как признание вины в совершении преступления, предусмотренного ч.4 111 УК .

— защита обращается с просьбой к суду кассационной инстанции — произвести анализ показаний осужденного (их содержание приведено на стр. 2 приговора) и проверить данный довод защиты. Защита полагает, что из показаний осужденного усматривается исключительно признание вины в совершении преступления, предусмотренного ч.1 109 УК .

— осужденный не имел никакой возможности произвести смысловое разграничение между двумя разными составами ( ч.1 109 и ч.4 111 УК ). Это было для него невозможно в связи с тем, что такое понимание сложного правового аспекта требует профессиональных знаний в области уголовного процесса. Именно для того, чтобы исключить такие ситуации по уголовным делам, законодателем предусмотрен институт профессиональной адвокатской помощи. Именно профессиональный защитник, наделенный адвокатским статусом , имеет возможность разъяснить подзащитному смысловое содержание «признания вины» и разницу между признанием вины в совершении преступлений ч.1 109 УК и ч.4 111 УК .

— из материалов дела усматривается:

а) позиция осужденного заключается в признании вины — по составу ч.1 109 УК , он признает факт нанесения им удара, повлекшего незначительные телесные повреждения . Осужденный утверждает, что нанося этот удар, он не имел умысла на причинение тяжкого вреда здоровью.

б) позиции же адвоката, осуществлявшего защиту на стадии предварительного расследования и суда первой инстанции следует, что осужденный признает наличие умысла на причинения тяжкого вреда здоровью, то есть позиция адвоката заключается в признании вины — по составу ч.4 111 УК .

— таким образом, адвокат, занял позицию — противоречащую позиции своего подзащитного.

— данное расхождение позиций подзащитного и адвоката повлекло не просто формальные противоречия — фактически, осужденный был дезинформирован относительно того, что именно он признает, в чем заключается признание им вины, что непосредственно повлияло на его действия по собственной защите. В частности, именно по этой причине осужденный отказался от дачи показаний в суде первой инстанции, ограничившись указанием на то, что вину он признает полностью.

Читайте также:  Может не адвокат представлять обвиняемого в суде

Я, конечно, ожидал, что суд в совещательной комнате не разделит мою категоричную позицию о необходимости вынесения оправдательного приговора, но никак не рассчитывал именно на такую непредсказуемую реакцию.

Что же не понравилось судье?

Сложный судебный процесс по обвинению лица в посредничестве во взяточничестве, длившийся около полутора лет, подходил к своему завершению. Подсудимый свою вину не признавал и пытался всеми возможными способами доказать невиновность. Доселе были традиционно оставлены без удовлетворения многочисленные ходатайства стороны защиты о возвращении уголовного дела, об отводе председательствующего и всего состава городского суда, девять последовательно заявленных ходатайств об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, и др.

Обвинительное судно в нескольких местах дало течь, заметно снизило свой крейсерский ход, но судебные документы упорно рассказывали о том, что у корабля проблем нет, и он сможет безопасно доплыть до порта назначения.

Когда доверитель стал давать признательные показания, судья, пожалуй, впервые за многие месяцы разбирательств заметно повеселел, генерируя положительные человеческие эмоции и не скрывая своего полного удовлетворения происходящим. В прениях подсудимый повторно каялся в содеянном и просил смягчить ему наказание до пределов уже отбытых под домашним арестом двух лет и четырех месяцев.

Завсегдатаи судов хорошо усвоили сложившееся обыкновение, в соответствии с которым признание вины часто учитывается и приводит к смягчению наказания, а непризнание вины к оправдательному приговору не приводит, зато влечет назначение более сурового наказания.

Учитывая, как работает отлаженный годами обвинительный судебный механизм, представителям стороны защиты в аналогичной ситуации целесообразно занять позиции, противоположные позициям доверителей, решивших признать свою вину. Такой прагматичный подход открывает новые возможности и предоставляет шансы для продолжения борьбы. Одновременно он выглядит безупречным для защитника с точки зрения соблюдения законно-этических норм. Несмотря на то что подход первоначально напоминает крыловский сюжет про лебедя, рака и щуку, все же фигуранты тянут воз в одном направлении – только по-разному. Подсудимый признает вину и получает процессуальные преференции, а защитник оспаривает виновность в связи с провокацией и этим предупреждает суд, что в дальнейшем может обжаловать вынесенный приговор в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

Следует иметь в виду, что признание вины подсудимым при имевшей место провокации не может свидетельствовать о ее доказанности. На это указывают положения ч. 2 ст. 77 УПК РФ о том, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств. Также, согласно ч. 4 ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. Когда совершена провокация, совокупности доказательств быть не может, поскольку вся обвинительная конструкция рушится как карточный домик.

Возвращаясь к делу: председательствующий, ознакомившись с аргументами стороны защиты, отводить меня от участия в уголовном деле все же не решился. Зато назначил наказание с применением ст. 64 УК РФ, которое на пару месяцев превышало уже отбытый под домашним арестом срок. Обжаловать такой приговор подзащитный отказался. Если бы прозвучало более суровое наказание, приговор был бы обжалован мной по основаниям совершенной провокации.

Читайте также:  Может ли адвокат продать мою квартиру по доверенности

Дата публикации: 20.05.2018 2018-05-20

Статья просмотрена: 1560 раз

Основной гарантией постановления законного и справедливого судебного приговора по уголовному делу является принцип обеспечения подозреваемому или обвиняемому права на квалифицированную юридическую помощь, которая регламентирована ст. 48 Конституции Российской Федерации. В статье на основе анализа судебной практики рассматриваются правовые ситуации, связанные с несовпадением позиции адвоката (защитника) и интересов обвиняемого (подсудимого) в уголовном процессе.

Ключевые слова: адвокат, защитник, право на защиту, обвиняемый, осужденный, подзащитный, конфликт интересов.

У гражданина возникает право на защиту своих прав и пользование помощью защитника с момента, когда управомоченные на то органы власти ограничивают его права и свободы, или в его отношении были приняты меры принуждения.

1) действовать вопреки законным интересам лица, обратившегося к нему за юридической помощью, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или под воздействием давления извне;

2) занимать по делу позицию и действовать вопреки своего подзащитного, за исключением случаев, когда защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного;

3) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает и т. д.

А. Д. Бойков, Н. И. Капинус, Е. Г. Тарло говорят о нравственных принципах в деятельности защитника, о допустимых пределах разногласия позиции с подзащитным, в какой степени защитник вправе признавать вину своего подзащитного, если подзащитный (подозреваемых, обвиняемый) отрицает ее вопреки всем предоставленным доказательствам [5]. По мнению ученых, защитник не может заняться оспариванием позиции подзащитного и доказательством его вины — данная деятельность возложена на обвинение.

При анализе судебной практики выделяются следующие нарушения:

1. Подсудимый заявляет о своей невиновности, а защитник считает его вину полностью доказанной и просит суд назначить минимальный срок наказания за данное преступление и применить более мягкое наказание или заменить на иное.

2. Подзащитный признает свою вину частично, но не соглашается с квалификацией своих действий и отрицает причинную связь между действиями и наступившими последствиями и т. д.

3. Подзащитный настаивает на отсутствии эффективной защиты. Нарушением права на защиту признается противоположное мнение адвоката-защитника по ходатайству своего подзащитного об истребовании дополнительных документов, невозможности начать судебное следствие в отсутствие неявившихся потерпевших, свидетелей и т. д.

4. Иные нарушения права на защиту.

Таким образом, нарушением прав на защиту в судебной практике признается несовпадение позиции защитника с подзащитным, связанное с относительностью доказывания вины, квалификацией действий подзащитного и др. При этом позиция защитника обычно соответствует объективной реальности, его внутренним убеждениям, материалам уголовного дела. Правовыми последствиями этих расхождений является, как правило, отвод защитника и отмена приговора суда.

Есть несколько мнений относительно того, как следует поступать защитнику, если произошло расхождение его мнения с мнением подзащитного.

Таким образом, при решении вопроса о расхождении позиций адвоката и обвиняемого (подсудимого) следует, с одной стороны, не нарушать основополагающее право граждан за защиту, и, с другой стороны, не создавать для защитника ограничения, ведь именно он обладает необходимой профессиональной квалификацией для реализации указанного права подзащитного.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector