Может ли адвокат быть оценщиком

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Может ли адвокат быть оценщиком?»

Потенциально любой человек — оценщик: достаточно иметь высшее образование, прослушать 800 часов профессиональной переподготовки, получить диплом о профпереподготовке, вступить в СРО – и все, уже как будто бы готов оценщик.

Но в действительности далеко не каждый оценщик может быть судебным экспертом, несмотря на то, что нет законодательных ограничений по минимальному стажу к эксперту. Есть как минимум два ограничения. Первое: какого специалиста суд выберет в качестве судебного эксперта? Судья обязательно посмотрит, какое у эксперта первое высшее образование – лучше, чтобы оно было, скажем, не музыкальное, а финансово-экономическое. Безусловно, этот факт будет определяющим для того, чтобы судья поверил, что именно этот специалист может стать экспертом, т.е. лицом, проводящим судебную экспертизу по назначению суда или следствия.

Второй момент: не каждый оценщик защитит в суде свое экспертное мнение, не зная процессуального законодательства. Вопрос обязательных требований к этой специализации пока не стоит, но есть требования морально-этические. Оценщик, имеющий высшее образование, уровень профпереподготовки, стаж работы, становится экспертом, это промежуточная стадия между оценщиком и оценщиком – судебным экспертом. Его следующий шаг – изучение процессуальных вопросов, чтобы, зная всю полноту ответственности, он мог судить мнение других, рецензировать мнение коллег и выносить вердикт, на основании которого судья примет решение. Подчеркиваю: у оценщика и оценщика – судебного эксперта разная ответственность: оценщик несет материальную ответственность, а оценщик – судебный эксперт – материальную и уголовную, если он своими действиями нанес кому-нибудь ущерб.

Поэтому основная задача для специалистов-оценщиков, настоящих или будущих судебных экспертов, – это освоение программ профессиональной переподготовки или повышения квалификации, направленных на изучение процессуальных требований проведения судебной экспертизы. Специалист должен знать основы УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ, знать, как проводить экспертизу, как юридически грамотно оформить документ, чтобы он имел статус доказательного значения, а не воспринимался как просто мнение специалиста.

Мы долго думали в оценочном сообществе о правилах игры на нашем рынке. На 21-м году развития оценочной деятельности принят наконец стандарт оценки недвижимости. Конечно, по моему мнению, с этого нужно было начинать, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Надеюсь, что будут приняты и другие стандарты, устанавливающие правила игры на оценочном рынке, тогда будет меньше проб и ошибок. Когда известны правила и все знают, как их соблюдать, никто специально не захочет их нарушать. А это значит, собственники меньше понесут убытков, ведь оценщик – инструмент защиты собственника, адвокат стоимости. Сегодня я вижу хорошие тенденции: органы, регулирующие оценочную деятельность, начинают активно заниматься развитием стандартизации. Проектом закона о судебно-экспертной деятельности уже предусмотрено обязательное повышение квалификации с последующей сдачей экзамена.

Раньше оценщик сопровождал добровольную сделку и работал в большей степени как консультант. Но рынок активно меняется, все больше появляется судебных споров – развитие экономики требует от специалистов высокой квалификации. В частности, одна из потребностей рынка – финансово-экономическая экспертиза. Этот вид деятельности является сопутствующим видом экспертиз оценщика. Главное – научиться правильно делать этот вид экспертиз.

Читайте также:  Федеральная палата адвокатов может быть ликвидирована

Сейчас приняты стандарты оценки по недвижимости, скоро будут приняты стандарты оценки по пакетам акций, так что не ссылаться на стандарты оценки в заключении эксперта будет нельзя. И когда потребуется заключение судебного эксперта, придется руководствоваться той методологией, которая установлена оценочным законодательством.

Я всегда выступала против введения специальной статьи уголовной ответственности оценщиков в уголовном процессе. Оценщик – это как инструмент сопровождения каких-либо сделок прежде всего с собственностью. В ситуациях, когда была нарушена процедура и оценщик умышленно или непредумышленно помог провести незаконную процедуру (не показал правильную стоимость, скажем), основанием для возбуждения уголовного дела могут быть соответствующие статьи УК, по которым он может идти как соучастник каких-либо неправомерных действий. Еще раз озвучу свое мнение: специальной уголовной ответственности у оценщика не должно быть, потому что на сегодняшний день она и так уже существует. Если говорить об ответственности оценщика – судебного эксперта, то она тоже есть – за дачу ложных показаний. Так что вся ответственность лежит на самом оценщике, и главный здесь вопрос чистоты морали специалиста: если он не идет на умышленные противоправные действия, сговор и может защитить те цифры, которые он указал в отчете, то и давления со стороны на него не может быть. Оценщик должен быть защищен своей совестью.

У нас идет гражданский процесс по возмещению материального ущерба после ДТП. Я являюсь ответчиком. Истец предоставил оценочную экспертизу. А сегодня в суд пришел эксперт-оценщик который делал эту самую экспертизу в качестве представителя истца. Я написала ходатайство о признании экспертизы недействительной. Так как если оценщик составит отчет и заключит договор представительства то это должно быть расценено как зависимость оценщика от заказчика услуг! Но судья мое ходатайство приняла и ничего не ответила, а просто перенесла суд. и приняла его как представителя и как оценщика в рамках этого дела! Скажите правомерно ли это решение судьи?

В стать5 51 ГПК РФ определен перечень лиц которые не могут быть представителями. По сути Вы правы, в заинтересованности эксперта-представителя.

Отвечая на вопросы адвоката, оценщик с пятилетним стажем Лилия Сахибутдинова сразу пояснила: заключение эксперта Патрушева не соответствует требованиям закона об оценочной деятельности.

— В заключении эксперта нет обоснования выбора подходов и методов оценки, кроме того, в заключении использованы данные о событиях, которые произошли после даты оценки, — отметила Лилия Сахибутдинова. — Период оценки, исходя из материалов уголовного дела, — с 9 декабря 2013 года по 31 декабря 2014-го, поэтому эксперт должен был использовать информацию о ценах на услуги, актуальную на ближайшую дату до начала периода оценки, то есть до 9 декабря 2013 года. Проще говоря, цены должны были быть взяты на дату осуществления услуг, то есть на 2013 год. Однако эксперт использовал прайс на услуги охраны за январь 2016 года. Так делать нельзя. Это общие требования для всех.

Читайте также:  Могут ли адвокаты быть коллекторами

В своем анализе экспертизы специалист отметила, что эксперт при определении стоимости оказанных услуг должен был проанализирован перечень услуг, тип охраняемого объекта, продолжительность охраны. Исходя из этих факторов должны быть выбраны подходящие фирмы-аналоги для определения средней рыночной стоимости.

Для того чтобы проверить, реально ли судебному эксперту в 2016 году было найти прайсы различных охранных предприятий за 2013 года, девушки нашли архивные копии страниц сайтов тех фирм, что Патрушев приводит в качестве примера. Лишь у одной из них такой архивной страницы не нашлось, но нашелся прайс за 2014 год.

— Но вы же сами говорите, что нельзя использовать данные после периода оценки? И сами же используете, — заинтересовалась прокурор Екатерина Голубенкова.

— Правильно, нельзя. Но мы не проводили оценку, мы сделали свое заключение на работу другого специалиста и показали, что систематически эксперт Патрушев использует данные, которые актуальны на текущий период, а не на дату исследования. Если бы мы сами проводили оценку стоимости, такие данные приводить было бы нельзя.

Кроме того, девушки сделали акцент на том, что фирмы-аналоги вообще подобраны некорректно. Так, в одном случае эксперт берет для примера цены фирмы из Москвы, хотя стоимость услуг в Челябинске и столице несопоставима, в другом случае — приводит стоимость услуг компании, которая осуществляет личную охрану человека, а не дома, в третьем — приводит в качестве примера компанию, которая занимается только охраной промышленных объектов.

— Эксперт игнорирует эти факты и не поясняет почему, — сказала суду Лилия Сахибутдинова. — Исследование архивных копий сайтов — это очень простая технология, нужно лишь забить в поисковике данные, вся информация в открытом доступе. Эксперт Патрушев все цены брал на 2016 год, к архивам не обращался. Но ведь, исходя из динамики общих цен, цены на услуги охраны с 2013–2014 годов выросли. Заключение эксперта должно быть понятно, чтобы каждый человек, имеющий отношение к данному заключению, мог понять способ и метод оценки и проверить ее. Заключение эксперта Патрушева не соответствует всему этому.

Само определение стоимости оказанных услуг тоже вызвало вопросы у специалистов. Так, Патрушев посчитал общую стоимость указанных услуг, просто умножив стоимость за час на количество рабочих дней в году, а затем на количество месяцев.

— Это по крайней мере некорректно, так как чем больше период, тем меньше стоимость разовой услуги — для этого есть закон убывающей предельной производительности, — отметила оценщик.

— Вычислить стоимость оказанных услуг по этой экспертизе нельзя, надо полностью производить перерасчет, на основании нашего заключения делать отчет о рыночной стоимости некорректно, — добавила вторая оценщица Анна Майорова. — Исходя из общей тенденции, стоимость услуг будет ниже. Но экспертом не были учтены индивидуальные характеристики объекта, поэтому нужно проводить более глубокое исследование.

— А могли ли цены в 2016 году быть ниже, чем в 2013 году? — спросила прокурор.

— Исходя из общей тенденции, нет.

Читайте также:  Может ли адвокат забрать трудовую книжку

— Ну есть же акции, сезонное понижение цены…

— Нет, наличие акций предугадать невозможно, прайс услуг указан на дату его составления, именно такие страницы с прайсами хранятся в архиве сайтов, и исходя из них оценщики должны считать среднюю рыночную стоимость.

В исследовании есть и элементарные арифметические ошибки. Так, Патрушеву надо было высчитать среднюю общую цену четырех видеокамер, фигурирующих в деле. Но по какой-то причине оценщик считает стоимость пяти приборов.

— Вот вы бы взяли все и сами повторно исследовали, — полушутя отметил судья Александр Зимин. — Внесли бы свой конструктив… А то только ругаете обвинение.

— То есть мы должны помочь гособвинению? Мы и так три года ему помогаем, пусть сами разбираются, — вместе ответили Сергей Колосовский и Николай Сандаков.

Вторую часть своего заключения девушки посвятили анализу экспертизы стоимости строительно-монтажных работ на оборудование Сандаковым помещения для охраны (все это тоже вошло в сумму взятки).

— Расчет стоимости строительно-монтажных работ и установленной в помещении мебели никак не обоснован, нет фотографий, технических характеристик, эксперт не описывает сложность работ и никак их не дифференцирует, не говорит, какие материалы использованы в работах, и не приводит их стоимость, — отметила Лилия Сахибутдинова. — Так, экспертом выбран в качестве аналога и определения стоимости шкаф двухсекционный, хотя в поставленном вопросе от него требуется оценить шкаф четырехсекционный. Эксперт берет за пример цену микроволновки с сенсорным управлением и дисплеем, а в копиях материалов дела указано, что микроволновая печь с механическим управлением. Важно, что для определения рыночной стоимости нужно использовать не менее трех аналогов, а здесь по одному.

— Вообще непонятно, в каком объеме и какие работы проведены, эксперт на место не выезжал, из протоколов обыска тоже невозможно понять стоимость, — добавила Анна Майорова.

— Возможно, он не смог попасть на объект, — предположила прокурор.

— Эксперт вообще не указал в заключении, почему он не смог исследовать. Я, к сожалению, не могу сказать, о чем он думал, здесь нет кода исследования. Эксперты поступают по-разному, но всегда стараются обосновать свое заключение. Здесь этого нет, — отметила оценщик. — Если бы мы проводили исследование, мы бы осмотрели объект, в противном случае — направили бы запрос в суд. Здесь ничего этого нет.

У Николая Сандакова и суда вопросов к оценщикам не возникло.

Отметим, что Игорь Патрушев считается авторитетным специалистом, однако, по словам его коллег, сам никогда по факту экспертизы не проводит. В связи с этим могло получиться так, что экспертизу для ФСБ области провел рядовой сотрудник компании Патрушева, а он уже поставил свою подпись. Но доподлинно это неизвестно.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector