Могут ли адвокаты родственники участвовать в одном уголовном деле

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Могут ли адвокаты родственники участвовать в одном уголовном деле?»

Согласно ч. 2 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в качестве защитников допускаются адвокаты. Но, один из близких родственников обвиняемого и иное лицо (т.е. человек, которому подсудимый сочтет возможным доверить защиту своих прав и законных интересов) по определению или постановлению суда, а также по ходатайству подсудимого могут быть допущены в судебный процесс в качестве защитников, причем только наряду с профессиональным защитником, т.е. адвокатом. Поскольку обвиняемый согласно ч. 1 ст. 50 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации вправе пригласить нескольких защитников, суд не может препятствовать одновременному участию этих субъектов в одном процессе.

Согласно ч. 4 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации к близким родственникам относятся: супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки. Указанные лица могут быть допущены только в стадии судебного производства.

Участие в деле иного лица или близкого родственника в качестве защитника в стадии досудебного производства законом не предусмотрено.

Кроме того, если указанные лица в ходе предварительного следствия допрашивались в качестве свидетеля, то данное обстоятельство в силу ст. 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации исключает их участие в качестве защитника.

Как известно, правозащитная практика по уголовным делам в стадии исполнения приговора характеризуется множеством правовых проблем, среди которых особую сложность представляет реализация положений уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства, в частности, в связи с предоставлением свиданий с защитником – близким родственником с целью оказания правовой помощи подсудимому и осужденному.

Несмотря на законодательное закрепление 1 допустимости участия в судебной стадии уголовного судопроизводства защитника – близкого родственника (в данном случае буду рассматривать только эту категорию) совместно с адвокатом, органы ФСИН и некоторые суды неоднозначно трактуют содержание правовых норм.

Одной из самых распространенных причин отказов в предоставлении свиданий для оказания правовой помощи осужденному защитником – близким родственником следует считать отсутствие у защитника юридического образования, что иногда расценивается правоприменителями как злоупотребление осужденными и их защитниками их правами на свидания друг с другом, целью которых является оказание юридической помощи.

Например, Конституционный Суд РФ в Определении от 25 января 2018 г. № 188-О указал, что ограничение такого права возможно при наличии существенных к тому оснований, одним из которых является неспособность предполагаемого защитника оказывать юридическую помощь подсудимому и выполнять другие процессуальные обязанности. Подобная позиция Суда изложена и в других определениях КС РФ 2 . Проблема, по моему мнению, заключается в том, что критерии, способствующие выявлению возможностей оказания предполагаемыми защитниками юридической помощи, законодательно не установлены. В настоящее время решение указанного вопроса отведено суду, который, как представляется, формально следует общей задаче реализации права на квалифицированную юридическую помощь.

Читайте также:  Может ли адвокат подписать исковое заявление

В суде апелляционной инстанции названное решение суда было отменено, и по административному делу принято новое решение об отказе в удовлетворении административного иска. Причины отказа сводятся к следующему: 1) защитник – близкий родственник подсудимого не имеет юридического образования, что не позволяет реализовать право осужденного на оказание ему квалифицированной юридической помощи; 2) постановление суда о допуске матери осужденного в качестве защитника подсудимого наряду с адвокатом, по мнению суда апелляционной инстанции, не порождает у нее безусловного права на предоставление свиданий в соответствии с ч. 4 ст. 89 УИК РФ.

Приведенным определением Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ данное решение суда было отменено и направлено на новое судебное рассмотрение в связи с тем, что суд не установил фактов наличия каких-либо результатов оказания защитником юридической помощи осужденному, которые обусловливали бы необходимость его свидания с защитником для оказания именно юридической помощи.

По моему мнению, упомянутое определение Верховного Суда РФ следует признать неоднозначным.

С одной стороны, судебный контроль допуска близких родственников к участию в деле в качестве защитников является гарантией права обвиняемого на защиту. К тому же, с позиции названных конституционных определений, допуск защитника в уголовное судопроизводство является исключительно прерогативой суда.

С другой стороны, полагаю, что отсутствие юридического образования не является существенным основанием для отказа в допуске защитника к участию в деле. Некоторые исследователи считают, что эффективность защиты лицом, имеющим, например, экономическое образование, по делам экономической направленности может быть выше, чем участие профессионального юриста. Это утверждение применимо и в случае расследования преступлений по другим уголовным делам, в которых именно неюридические знания защитника (в области медицины, технических наук и др.), подкрепленные его активной позицией, позволяют установить реальную картину происшествия 4 .

Таким образом, по моему мнению, решение подобных проблем видится в установлении конкретных законодательных разъяснений в части, касающейся определения степени участия защитника – близкого родственника в уголовном судопроизводстве, что способствовало бы реализации в полной мере права подозреваемого, обвиняемого на защиту.

2 См., например, Определения Конституционного Суда РФ от 21 октября 2008 г. № 634-О-О; от 15 ноября 2007 г. № 928-О-О; от 22 апреля 2005 г. № 208-О.

На днях Верховный суд принял решение, которое затронуло больную проблему — родственные связи в суде. И подтвердил жесткий запрет на приговоры, вынесенные «своими» людьми.

Читайте также:  Учредителями коллегии адвокатов могут быть

В одном из центральных регионов осудили группу преступников. Но справедливый на первый взгляд приговор был отменен Верховным судом. Причем обвинительный вердикт, как говорят юристы, «не устоял» вовсе не потому, что подсудимые невиновны. Причина отмены — родственные связи. Нет, не преступников. А судьи с прокурором.

Дело в том, что по закону судья не может участвовать в рассмотрении дела, если он является родным человеком для прокурора, задействованного в том же процессе. Об этом говорит статья 61 Уголовно-процессуального кодекса. Верховный суд, перечеркивая большую работу коллег по рассмотрению трудного уголовного дела, жестко напомнил судьям об обязательности этой запретительной статьи.

В этом «родственном» слушании, решение по которому было отменено, заместитель прокурора области составлял по делу процессуальные документы и утверждал обвинительное заключение. А его супруга принимала участие в рассмотрении дела как член президиума областного суда.

Ситуация, когда люди, которые вершат правосудие, находятся в родстве — не такая уж редкость. Серьезные юристы считают семейственность на процессе удобным ходом для коррупции.

Не так давно по этому поводу даже разразился, если так можно выразиться, общероссийский скандал. Всего за два месяца несколько человек покинули адвокатскую палату Приморского края. У каждого из них были родственники-судьи. Злые

языки говорили, что уход адвокатов из профессии — это следствие кампании по борьбе с коррупцией в судебной системе. Каждый юрист может привести пример, когда приговор банально покупали, а сумму заносили через близкого судье адвоката.

Контроль за сотрудничеством родни в судах налажен во многих странах мира. Там ситуацию отслеживают так называемые офицеры по этике. Они следят за тем, чтобы суд потом нельзя было упрекнуть в коррупции или предвзятости. Судья обязан доложить офицеру в подобных случаях: у меня есть конфликт интересов — личного и служебного. И офицер по этике принимает решение, отдать дело другому судье или нет.

О том, насколько в действительности болезненна эта проблема, косвенно говорит и такой факт — по данным статистики, сегодня из общего числа привлеченных к ответственности коррумпированных лиц сотрудники суда и правоохранительных ведомств составляют больше четверти. Цифра немалая, если учесть, что в России функционируют примерно 2700 судов, в которых работает около 20 000 судей.

Связку «коррумпированные судья и адвокат» специалисты называют самой крепкой и живучей. Сегодня это, пожалуй, один из наиболее опасных проявлений коррупции в сфере уголовного судопроизводства. Родство здесь играет весьма немаловажную роль.

Читайте также:  Может ли быть представителем несовершеннолетнего потерпевшего адвокат

Любой судья постоянно беспокоится о том, чтобы его приговоры, постановления и определения не были отменены или изменены вышестоящей инстанцией. Ведь каждая отмена и изменение — серьезный брак в работе судей. Чем больше «сломанных» приговоров, тем выше вероятность привлечения судьи к дисциплинарной ответственности. А вот если под рукой работает свой адвокат, то он по-любовному договаривается с судьей и не использует большой арсенал формальных оснований для отмены приговора. Понятно, что в итоге и появляется приговор по сговору и не за красивые глаза.

Председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов не раз заявлял о необходимости сделать судопроизводство прозрачным, честным, свободным от коррупции. Он предлагал не только обязать судей декларировать свои доходы, но и исключить практику, когда в процессе встречается родня. Предположим, мама-судья и сын-адвокат. А такие встречи бывают. «Российская газета» тоже писала о процессе, где молодой адвокат уверенно выиграл дело в споре двух очень небедных «хозяйствующих структур». Оппоненты рты раскрыли — их преимущества казались бесспорными. Потом выяснилось, что решение выносила строгая дама, которая на процессе — судья, а дома — теща удачливого зятя-адвоката.

Не секрет, что до недавнего времени даже были ситуации, когда в здании суда сотрудники, потеснившись, освобождали место под кабинеты некой адвокатской конторы. Заявителям прозрачно намекали — хочешь выиграть процесс, обратись в некий кабинет на соседнем этаже. При этом все понимали, что за таким соседством кроется. И кто из адвокатского кабинета кому из судей кем приходится. Особо недовольные сотрудники долго в таком суде не задерживались. Оставались лишь согласные.

В Федеральной целевой программе развития судебной системы сказано, что в целях устранения личной заинтересованности судьи в исходе дела «следует установить запрет на участие адвоката — супруга судьи, близких родственников или свойственников судьи в пределах юрисдикции суда».

Сейчас кабинеты близких родственников из наших зданий судов исчезли. Но болезнь приобрела скрытые формы. Решение Верховного суда четко указало судьям: родственные связи не пройдут.

Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу

1. Судья, прокурор, следователь, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он

является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector