Когда на судебно-психиатрической экспертизе может присутствовать адвокат

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Когда на судебно-психиатрической экспертизе может присутствовать адвокат?»

ГПК РФ, в отличие от УПК РФ, право присутствовать при проведении экспертизы предоставляет всем лицам, участвующим в деле, за исключением случаев, если такое присутствие может помешать исследованию, совещанию экспертов и составлению заключения (ч.3 ст.84).

В соответствии с ч.1 ст.36 Закона об экспертной деятельности при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц могут присутствовать те участники процесса, которым такое право предоставлено процессуальным законодательством (т.е., следовательно, ч.3 ст.84 ГПК РФ). Присутствие иных участников процесса допускается с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, и лица, в отношении которого производится судебная экспертиза, либо его законного представителя.

Из приведенных законодательных норм, однако, следует, что заявители (родственники и другие лица) по делам о признании лица недееспособным без всяких разрешений и согласований могут являться в экспертное учреждение и присутствовать при производстве СПЭ в отношении заинтересованного лица. При этом сам подэкспертный, чьего согласия на присутствие участвующих в деле лиц не требуется, лишен права рассчитывать на помощь своего представителя при проведении СПЭ (согласно нормам ГПК РФ) либо (на основании Закона об экспертной деятельности) все же может получить необходимую ему помощь, но лишь при благосклонном отношении суда. Такое правовое регулирование не отвечает принципу справедливости и равенства сторон в суде и кроме того может негативно сказаться на работе экспертных комиссий.

Часть 2 ст.24 Закона об экспертной деятельности определяет права и ограничения для участников процесса, присутствующих при производстве экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении. Объем прав указанных лиц заметно шире, чем это установлено процессуальными нормами. Согласно ч.2 ст.24 Закона участники процесса, присутствующие при производстве судебной экспертизы, могут не только давать объяснения, но и задавать вопросы эксперту, относящиеся к предмету судебной экспертизы, однако при этом они не вправе вмешиваться в ход исследований. Действие ст.24 распространяется на производство судебной экспертизы также и в негосударственных экспертных учреждениях, а также отдельными экспертами, обладающими специальными знаниями, но не являющимися государственными судебными экспертами (ст.41 Закона об экспертной деятельности).

При составлении экспертного заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если судебная экспертиза производится комиссией экспертов, присутствие участников процесса Закон об экспертной деятельности не допускает (ч.3 ст.24). Это правило представляется справедливым, поскольку в противном случае члены экспертной комиссии могут быть не готовы свободно выражать свое мнение, обсуждать промежуточные и итоговые выводы, в связи с чем объективность данного ими заключения может быть поставлена под сомнение. Впрочем, по мнению профессора Российской академии правосудия Д.А. Фурсова, несмотря на указанный в ч.3 ст.24 Закона об экспертной деятельности запрет, положения ч.3 ст.84 ГПК РФ позволяют лицам, участвующим в деле, а равно их представителям присутствовать на всех стадиях производства экспертизы, за исключением тех случаев, когда их присутствие действительно может помешать исследованию, совещанию экспертов или составлению заключения.

В случае если участник процесса, присутствующий при производстве судебной экспертизы, мешает эксперту, последний, руководствуясь ч.4 ст.24 Закона, вправе приостановить исследование и ходатайствовать перед органом или лицом, назначившим судебную экспертизу, об отмене разрешения указанному участнику процесса присутствовать при производстве судебной экспертизы. Данная формулировка не учитывает, однако, того факта, что ГПК РФ в отношении лиц, участвующих в деле, не предусматривает для реализации ими права на присутствие при производстве экспертизы получения разрешения органа (лица), назначившего экспертизу. В ситуации, если судья, назначивший судебную экспертизу, нарушает права эксперта, эксперт на основании абзаца четвертого ст.17 Закона об экспертной деятельности вправе обжаловать его действия.

Читайте также:  Может ли быть федеральный судья адвокатом

Хотя нормы ГПК РФ (в отличие от норм УПК РФ), а также Закона об экспертной деятельности не предписывают экспертам отражать факт присутствия при проведении экспертизы (вне зала судебного заседания) участников процесса, с нашей точки зрения, такой факт должен получить отражение в экспертном заключении.

Закон не предусматривает процедуру организации присутствия представителя подэкспертного при производстве экспертизы. Как следует из практики некоторых экспертных учреждений, представитель подэкспертного по гражданскому делу при наличии соответствующего разрешения суда ставит в известность заместителя руководителя экспертного учреждения по экспертной работе о своем намерении присутствовать при производстве СПЭ. Тот, в свою очередь, после получения от представителя подтверждения о наличии у него надлежащим образом оформленных полномочий и разрешения суда, назначившего СПЭ. а также подтверждений от подэкспертного (в письменном виде) о его согласии (просьбе) на присутствие своего представителя при производстве СПЭ уведомляет представителя о дате, времени и месте проведения экспертизы. Представитель вправе следить за исполнением предусмотренных законом гарантий и условий производства СПЭ, задавать вопросы и давать объяснения, оказывать юридическую помощь своему доверителю при выполнении всего комплекса экспертных исследований. Если осуществить такое присутствие в рамках стационарной СПЭ представителю подэкспертного окажется затруднительно в силу значительной продолжительности экспертных исследований, он вправе ограничиться присутствием при проведении отдельных исследований и (или) присутствием на заседании экспертной комиссии. Неявка представителя, надлежащим образом извещенного о дате, времени и месте проведения экспертного исследования (заседания экспертной комиссии), не приостанавливает производство СПЭ.

Сохранению закрытости процесса производства СПЭ в немалой степени способствует пробельность законодательства. Так, среди обязанностей руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, перечисленных в ст.14 Закона об экспертной деятельности, отсутствуют те, которые должны обеспечивать реализацию права представителя подэкспертного (как, впрочем, и других лиц, участвующих в деле) присутствовать при проведении экспертизы. Не регламентирован данный вопрос и в Инструкции об организации производства судебно-психиатрических экспертиз в отделениях судебно-психиатрической экспертизы государственных психиатрических учреждений, утвержденной приказом Минздравсоцразвития России от 30.05.2005 № 370.

Конечно, присутствие при производстве СПЭ представителя подэкспертного, как правило, заставляет членов экспертной комиссии подходить к исследованию с большей ответственностью, высказывать более взвешенные суждения, быть готовыми аргументировать свою позицию. Лояльное отношение экспертного учреждения к возможности присутствия на экспертизе представителя подэкспертного позволяет повысить уровень экспертных заключений, выявлять ошибки, допущенные судом при назначении экспертизы, давать заключение по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении СПЭ, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования, наконец, обращать внимание на соблюдение прав подэкспертного и, в конечном итоге, при правильной организации работы снизить уровень рисков экспертных учреждений.

От права подэкспертного на присутствие его представителя при проведении стационарной СПЭ следует отличать право подэкспертного, помещенного в психиатрический стационар экспертного учреждения, на свидание со своим представителем, допущенным к участию в деле. Такие свидания организуются экспертным учреждением в условиях, исключающих возможность получения информации третьими лицами (ч.4 ст.31 Закона об экспертной деятельности). Разрешений суда на такие свидания не требуется.

Распространённое мнение, что психиатрической экспертизы добиваются своим поведением заведомые преступники, чтобы снизить меру ответственности, не всегда совпадает с правдой. Иногда преступления совершают действительно психически больные люди, а такие люди нуждаются в серьёзном лечении, и проведение психиатрической экспертизы – единственный способ добиться справедливости.

Читайте также:  Может ли ваш адвокат

Но бывает и так, что судебная психиатрическая экспертиза является средством давления и манипулирования, и служит совсем не тем целям, которых должно достигать правосудие. Например, требованием о проведении судебной психиатрической экспертизы может угрожать один из супругов другому в решении вопросов о проживании детей или лишении родительских прав. Сама по себе эта процедура не несёт никакой отрицательной нагрузки, но обычному человеку психологически некомфортно подвергаться этой процедуре. Адвокат делает любую процедуру в уголовных и гражданских процессах комфортнее для своего подзащитного, просто потому делаете все процедуры понятнее, объясняя все нюансы и тонкости.

Назначение судебной медицинской психиатрической экспертизы может произойти в любой момент уголовного процесса, когда появляются сомнения в психическом здоровье подследственного, подозреваемого, обвиняемого, а также в гражданских процессах по признанию гражданина недееспособным. Судебная психиатрическая экспертиза может быть также назначена заочно и посмертно (например, для оспаривания завещания) на основании медицинских документов.

Инициатором назначения судебной медицинской психиатрической экспертизы в уголовных процессах может быть как сам обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, их законные представители, так и следователь и обвинитель, и, конечно, адвокат. В гражданских процессах по признанию гражданина недееспособным или по ограничению дееспособности назначение судебной медицинской психиатрической экспертизы – обязанность судьи.

Роль адвоката при проведении судебной медицинской психиатрической экспертизы трудно переоценить. Защитник является тем участником процесса, который может проконтролировать правильность процедуры проведения психиатрической экспертизы и проследить, чтобы права подзащитного никаким образом не были ущемлены. Адвокат может как ходатайствовать о назначении и проведении психиатрической экспертизы, так и предлагать экспертов для проведения качественной психиатрической экспертизы, так и опротестовывать её результаты.

Сейчас также нередки ситуации, когда из-за вопросов наследования (особенно недвижимости) многие люди (особенно, одинокие, и совсем не обязательно очень пожилые) подвергаются риску мошенническим путём быть признанными недееспособными и лишиться своего жилья или даже жизни. Роль адвоката в таких случаях может быть решающей для сохранения недвижимости, а часто и жизни.

Учитывая, что назначение судебной медицинской психиатрической экспертизы производится для довольно разных целей, последствия результатов судебной медицинской психиатрической экспертизы для подвергшегося ей и других участников процесса также неоднозначны.

В случае признания обвиняемого невменяемым, он освобождается от уголовной ответственности, и максимальным наказанием для него становится отправка на принудительное лечение, что часто не может удовлетворить потерпевших, особенно, когда речь идёт о тяжких преступлениях. При признании обвиняемого невменяемым с него также нельзя востребовать материальный ущерб, например. Нужно сказать, результаты экспертизы можно оспорить путём ходатайства о повторной психиатрической экспертизе, отвода эксперта и даже отвода судьи.

При признании в результате проведения психиатрической экспертизы человека недееспособным, ему назначается опека.

При признании частичной недееспособности человека могут ограничить в правах, в том числе и родительских.

В любом случае, пользуйтесь помощью профессиональных адвокатов при назначении судебной медицинской психиатрической экспертизы, так как это ещё более специфическая область системы правосудия, в которой возможны фатальные ошибки и недобросовестность!

Если Вы хотите получить более подробную консультацию по этому вопросу, свяжитесь с адвокатом Карафеловым Александром Мироновичом по телефону: +7 985 227 45 97.

В начале выступления он рассказал об основах методологии и самой судебно-психиатрической экспертизы, сделав короткий экскурс в англосаксонское право, где предусмотрено равенство сторон в доступе к специальным научным познаниям.

Читайте также:  Могут ли адвокаты выезжать за границу

По словам Андрея Ткаченко, в России, даже после присоединения к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, сторона защиты далеко не всегда имеет возможность предъявить свое заключение эксперта. Он напомнил, что после изменений, внесенных в российское уголовно-процессуальное законодательство, появилась такая фигура, как специалист, благодаря чему не нарушается норма о состязательности процесса.

На сегодняшний день наше процессуальное право создало определенные механизмы, которые должны уравновесить права следствия и обвинения с правами защиты, считает Андрей Ткаченко. Умение пользоваться этими инструментами – один из навыков адвоката, необходимых при построении линии защиты.

Работа с экспертным заключением как с доказательством по делу должна выстраиваться по определенному алгоритму, основанному на процессуальном кодексе, имеющем приоритет над другими законами и нормативными актами. Такая работа может происходить только в судебном производстве, где такое заключение было признано доказательством. Лектор заметил, что преимущества перед другими доказательствами экспертное заключение не имеет, хотя и опирается на научные положения. Однако попытки оспорить его за пределами той судебной процедуры, где это заключение было получено, в том числе в рамках гражданского процесса, недопустимы.

Андрей Ткаченко рассказал о роли этических принципов и правил проведения СПЭ. Так, базовыми являются принцип личной ответственности, принцип независимости и принцип непосредственности исследования. К этическим принципам относятся конфиденциальность, профессиональная компетентность, уважение прав, чести и достоинства подэкспертного.

Спикер сообщил, что в связи с появлением негосударственных экспертных учреждений Закон о государственной судебно-экспертной деятельности будет в перспективе заменен законом об экспертной деятельности. Хотя, по мнению Андрея Ткаченко, для многих госэкспертиза все-таки является предпочтительной.

Профессор подчеркнул, что роль адвоката становится очень существенной еще на стадии назначения экспертизы. А при производстве экспертизы адвокат имеет право присутствовать, но редко пользуется этим, хотя может убедиться в качестве производимого исследования, в том, что эксперт осуществляет исследование объективно, на строго научной основе, в пределах своей специальности, всесторонне и в полном объеме.

Кроме того, лектор информировал о правах и обязанностях эксперта, ограничениях, которые на него накладываются, коллизиях, возникающих в случаях, если, например, эксперту поступили два экспертных задания с разным объемом информации. Андрей Ткаченко отметил, что адресатами экспертного заключения являются лица, не обладающие специальными познаниями в области психиатрии, поэтому текст должен быть понятен и суду, и сторонам по делу. Однако проверить и оспорить содержание заключения адвокат может далеко не всегда, но он вправе следить за соблюдением тех правил и процедур, которые установлены законом, и обжаловать любые нарушения, допущенные экспертом.

Цитируя положения закона, ссылаясь на судебную практику и рассказывая о типологии логических форм экспертных выводов, лектор дал рекомендации, которые могут быть полезны для адвокатов, сталкивающихся в своей практике с необходимостью изучить и оспорить обоснованность выводов эксперта.

Повтор данного вебинара запланирован на субботу, 5 мая. При его просмотре часы квалификации засчитают аналогично тому, как и при просмотре онлайн-трансляции.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector