Почему уходят из адвокатов

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Почему уходят из адвокатов?»

Коротко, типа пролог.

Я, начинающий юрист в небольшом провинциальном городке, после окончания ВУЗа попал в УФССП, но вскоре зазнался и ушел в «светлое никуда». Итог этого необдуманного поступка — пол года без работы.

Работу я все же нашел, правда не ахти какую –квалифицированный «подайприносильщик» в небольшой фирме со штатом в шесть человек. Здесь и застрял. Меня ждала стремительная головокружительная карьера (потолок правда оказался низковат). Очень быстро втянулся в атмосферу безделья нашей замечательной конторки. Через пару месяцев завоевал доверие руководства – стали поручать более ответственную работу. Еще через пол года – полноценный юрист (правда на полставки все еще «подайприносильщик», так как эту работу больше некому поручить). Наконец дали свободу – прошерстил документацию, привел все в более-менее Божеский вид. Еще спустя время, переключил на себя бухгалтерию (счета, акты, первичка) — старался быть нужным, держался за работу.

Чего добился в итоге? Знание и опыт, рост в профессиональном плане — зачетный минимум; Зарплата осталась прежней, несмотря на инфляцию, кризис, рост цен; Загруженность минимальная – с текучкой как правило справляюсь в первой половине дня, в остальное время – деградирую; Бывают и завалы — закатываю рукава — работаю, но в целом работа превратилась в пустую трату времени.

Успех, как видно, сомнительный, если учесть, что мои сокурсники, попав помощниками в юр.фирмы, за то же время выросли в самодостаточных юристов, и рубят неплохие деньги.

Как выбраться из болотца?

И тогда я начал «вампирить» — пока на работе штиль, активно вертелся в интернет среде, давал консультации, оказывал юридическую помощь страждущим и нуждающимся. Бесплатно, чисто ради опыта и кармы. И прокачка пошла: поднаторел в некоторых областях права, которые до этого были для меня темным лесом, попутно стал анализировать рынок юр.услуг, стал замечать, как плавно втекаю в юрсообщество, завел интересные знакомства с коллегами и связи, в общем и целом — приобрел некоторое понимание того, в чем заключается профессия юриста – настоящего юриста-судебника, а не штатной погремушки. Взглянул и на себя со стороны, оценил товар, выявил слабые стороны, о которых раньше не подозревал.

Так зачем, вот уже целых пол листа, я так распинаюсь? Просто очень хочу поделиться горьким опытом с коллегами по цеху, с теми кто вот-вот выбрался из стен ВУЗа и делает первые шаги. Многие сейчас задаются вопросом «Куда податься?», и вот на этот вопрос я постараюсь ответить.

Где дойти пирогу?

«Опытные кулинары не рекомендуют сразу доставать выпечку из духового шкафа. Необходимо приоткрыть дверцу и позволить выпечке дойти до готовности еще минут 30 — 40»

Когда еще только-только оперился, и открыл газету в поисках работы, первое что я увидел — в любом объявлении о соискании юриста было требование к опыту не менее 3-х лет. Помню, как тогда недоумевал над таким парадоксом , а теперь понимаю, что многие ВУЗы в нашей стране не выпускают готовых юристов, «доходит» свежеиспеченный юрист уже на поле боя. И работодатели не собираются платить за обучение своих сотрудников, им нужен опытный боец, который с ходу побежит на амбразуру. Такие из стен учебных заведений, к сожалению, выходят очень редко. Почему так? Думаю, из-за того, что в ВУЗах много внимания уделяют голой теории. Из памяти о своей студенческой жизни могу извлечь как минимум 3-4-х преподавателей, которые в процессе за всю свою юридическую карьеру бывали от силы пару раз. Такие вот книжные черви знают о праве лишь то, что написано в древних советских талмудах, а о суровой действительности наслышаны лишь из разговоров с коллегами – на себе шкуру не мерили. Есть и откровенный блатняк — это те, которых пристроили либо за красивые глазки, либо за большие связи. Как правило, встречается этот зверь на совсем уж экзотических дисциплинах, так как основы основ просто не вытянет, и, конечно же, научить такой контингент не может ничему, даже голой теории. В итоге, среднестатистический студент предоставлен сам себе, и у него складывается совсем неверное представление о профессии – в жизнь выходит с корочкой, но не пропекшийся.

Читайте также:  Как найти к какой коллегии относится адвокат

Не мне судить о нашей системе образования – не тот размер, да и многие скажут — «не в системе дело – было бы желание». Давайте просто рассудим здраво. Студентов-отличников с красным дипломом, которые чуть ли не с первого курса, работают в профессии, и к концу обучения уже имеют свою собственную практику, единицы – это будущие мэтры и маэстры — честь им и хвала. Но среднестатистический студент, не станет утруждать себя самостоятельным поиском опыта, он еще и не догадывается, как сильно ему понадобится этот опыт на выходе из ВУЗа. И тут уже начинается давка: кто куда успел пролезть — кого куда успели пропихнуть.

На мой скромный взгляд, было бы совсем не плохо слегка изменить образовательную программу для юристов и сделать, ну что-то вроде интернатуры для врачей. Мысль ясна — не буду размусоливать.

Ну, а если оставить мечты о несбыточном, реально у среднестатистического выпускника юрфака есть несколько вариантов пробиться в профессию:

1. Самый предпочтительный (но не всем везет) – искать доброго самаритянина, который найдет в тебе что-то этакое и поверит в твой потенциал. Если я слишком уж метафорично выражаюсь — речь идет о консалтинге, либо об адвокатском кабинете, на худой конец сойдет и небольшая юрфирма «все со всем». Лучше всего попасть в крупную юридическую фирму с именем, на роль помощника помощника помощников, а там уже как разбежишься. Хуже (намного хуже) оказаться в фирме с не очень чистой репутацией (черные юристы, коллекторы и прочий сброд) — там научат только всему плохому, долго еще отмываться будешь от такого опыта.

2. Не получилось устроиться в юр.фирму – идти на гос.службу, под крыло государства. Лучше всего в суд — там опыта хоть отбавляй — насидишься в процессах, наслушается умных адвокатов, начитается практики, заведешь полезные связи. Но в суд хотят все, там конкуренция и блат, таже четровщина и в Прокуратуре. Проще попасть в приставы, но там бардак, хотя опыт получишь тоже не маленький. Можно попробовать пробиться в любую федеральную службу. Главное, о чем стоит предупредить заранее – там «затачивают» под конкретные нужды. Если потом решишь уйти на вольные хлеба, придется долго и неприятно себя перекраивать. А уйти придется, если твоя цель — профессиональный рост.

3. Что делать, если не получается устроиться ни в юр.фирму, ни в суд? Попытаться найти работу у частника. Вариант чисто ради записи в трудовой. Минусов масса – профессиональный рост минимальный, научат немногому, опыта не много, платят как правило гроши. Главное не попасть в штат совсем уже мелкой фирм – болото жуткое. На первое время сойдет контора, где есть как минимум юр.отдел (2-3 человека) – год-два отпашешь и вали, иначе засосет.

4. Четвертый вариант – разлагаться около профессии. Так как в профессию пробиться не удалось, но жалко пять лет потраченных в ВУЗе, то пришлось искать работу близкую к юриспруденции (например, риелторы, или коллекторы). Хуже только барменом в ночной клуб.

Читайте также:  Чемпионы и адвокаты

5. В качестве отдельного варианта решил выделить вольные хлеба сразу после ВУЗа. Вариант рискованный. Можно по началу хорошо подпортить репутацию, 99% год-два придется сидеть без клиентов и сосать лапу, наслаждаясь нежным бурчанием живота. Но говорят (не проверял!), если быть настойчивым и упорным, то рано или поздно дела пойдут в горы — придут и опыт, и клиенты. Вариант для самых смелых!

Вместо подведения итогов.

Какой бы вариант не выбрал юный падаван, на мой взгляд, стремиться нужно к независимости. На западе венец карьеры юриста — это судья. У нас не так! У нас это частнопрактикующий юрист (или адвокат). Куда бы ты ни пошел, в консалтинг, на гос.службу, в штат, так или иначе ты упрешься в потолок. Да, можно сидеть на теплом месте в крупной компании, получать заоблачную зарплату и не париться, но..

С кем я только не сравнивал юриста, и с врачами, и даже с пирогами. Пожалуй, вот еще одно удачное сравнение — карьера юриста во много похожа на карьеру спортсмена. Спортсмену, чтобы не потерять форму, нужно быть постоянно в тонусе. Так и юристу, нужна постоянная практика, и необходимо постоянное самообразование. Образование юриста не заканчивается с получением диплома, юрист продолжает свое образование на протяжении всей своей карьеры. И когда юристу становится тесно в своем кабинете, в роли наемника, он собирает команду и сам отправляется в плаванье. И там у него уже нет ограничителей роста. Поэтому да, итог карьеры любого юриста — своя юридическая фирма.

Казалось бы, любой успешный юрист сможет сдать адвокатский экзамен, так почему ни я, и вообще никто из почти пятидесяти юристов ИНТЕЛЛЕКТ-С не обладает адвокатским статусом? Разумнее было бы ключевых юристов фирмы сделать адвокатами, считают некоторые мои коллеги — руководители юридических фирм, подготовившись тем самым к введению ограниченной адвокатской монополии на оказание юридических услуг в России в будущем.

Однако если мы поступим так, как рекомендуют уважаемые коллеги, то наша профессиональная деятельность, как это не удивительно, выйдет за пределы правового поля, т.е. ИНТЕЛЛЕКТ-С не сможет законно вести юридический бизнес, потому что ныне существующее нормативное регулирование адвокатской деятельности заниматься юрбизнесом запрещает. Я перечислю причины, мешающие частным юридическим консультантам и адвокатам стать ближе друг к другу.

Во-первых, законом адвокатская деятельность определена как некоммерческая — это чистой воды оксюморон, ведь адвокаты за свою юридическую помощь получают вознаграждение от доверителей. Мало того, они рекламируют свои услуги, конкурируют друг с другом и юрфирмами в цене, качестве, профессиональной привлекательности — словом, ведут экономическую деятельность на свой страх и риск с целью извлечения прибыли.

Во-вторых, существование юридической фирмы в форме адвокатского образования невозможно по другой причине, также вытекающей из непредпринимательского индивидуального характера адвокатской деятельности: клиент ни в какой форме не может заключить соглашение об оказании адвокатской помощи напрямую с адвокатским образованием. Такое соглашение всегда заключается с конкретным адвокатом лично, даже если адвокатская деятельность ведется в форме адвокатского бюро — управляющий партнер заключает договор с доверителем от имени и в пользу партнеров, по доверенности от них. Поэтому качественную и квалифицированную юридическую помощь становится невозможно оказать законно в случае, если, допустим, доверитель — коммерческая организация, которой требуется обширный взаимосвязанный комплекс разнообразных юридических услуг нескольких юристов, специализирующихся в различных отраслях права, а также сопутствующих услуг, в том числе технического характера, которые адвокат, в силу своего статуса, оказывать не имеет права.

Читайте также:  Когда в украине день адвокатуры

В-третьих, адвокату прямо запрещено делить свой гонорар с другими адвокатами, а также нанимать других адвокатов, в некоторых случаях сообщать им информацию, охраняемую адвокатской тайной, давать им обязательные указания по порядку выполнения ими их поручений и другим образом пытаться организовать совместную работу над одним или несколькими делами.

В свежей версии этого документа, в рамках первой части подпрограммы 1, касающейся реформирования рынка юридических услуг, не содержится ничего принципиально нового в сравнении с редакцией 2012 года. Если какие-то изменения и внесены, то они касаются, вероятно, бюджетно-финансовых аспектов реализации реформы.

Чтобы понять, на каком уровне находится национальный рынок юруслуг, достаточно посмотреть на выручку его лидера, который зарабатывает в двадцать раз меньше, чем юрфирма номер один в США согласно AmLaw200 ($2,44 млрд, DLA Piper — прим. ред.), и чуть больше, чем аутсайдер этого рейтинга ($90,5 млн, Strasburger & Price — прим. ред.). При этом от начала списка до его конца снижение доходов американских юркомпаний происходит плавно, 20 юрфирм имеют выручку больше $1 млрд в год), а всего юрфирмы из AmLaw200 оказали юруслуг на сумму, приближающуюся к космическим $100 млрд.

Я считаю, что рынок юридических услуг России еще не созрел для полномасштабной реформы — для введения адвокатской монополии. Резкое изменение правил игры в пользу адвокатов в сложившихся условиях неразумно и несправедливо.

Такое резкое вмешательство не может не сказаться на цене юридических услуг — она однозначно увеличится, такое вмешательство неминуемо сделает юруслуги менее доступными. Доказывает это обыкновенная арифметика: если количество участников рынка сократится вдвое, а спрос на юридические услуги останется на прежнем уровне, то стоимость возрастет существенно, ведь единственный ресурс, который могут предложить адвокаты своим доверителям — это время. И, согласитесь, нельзя в одну единицу времени оказывать юридическую помощь нескольким доверителям.

Приведет ли такая реформа к созданию единой и сплоченной юридической корпорации? Опять же нет. По моему мнению, в случае, когда объединение носит насильственный и несправедливый характер, ограниченные в возможностях юристы юрфирм не будут чувствовать себя полноценными, равными адвокатам со стажем.

Я считаю, что если признать объединение в одну корпорацию необходимым, то оно тогда должно быть равным и справедливым, что процесс объединения должен учитывать сложившееся положение вещей и не нанести вред интересам какой-либо из сторон и их доверителям. Такое возможно, если к обсуждению и совместной работе над программой привлекать не только представителей адвокатского сообщества, но и представителей частного юридического консалтинга.

Продолжение дискуссии по теме «авокатская монополия» доступна по ссылке .

Президент адвокатской палаты Саратовской области Алексей Малаев считает государственную поддержку бесплатной юридической помощи в регионе недостаточной. Об этом он заявил на проходящем в эти минуты круглом столе в областной думе .

«У нас задействована всего треть адвокатов. По сути, к ним только и обращаются. Люди с одного аула узнали этого адвоката и другого не хотят. И все к нему ходят. Вот еще одна проблема. Это психология«, — заявил Малаев и добавил, что адвокатский корпус ежегодно теряет по 100-120 человек.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector