Кто такой адвокат в 90-х

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Кто такой адвокат в 90-х?»

Адвокат — профессия уважаемая. В советские времена, чтобы попасть в адвокатуру надо было быть. В общем, надо было быть. В любой республике существовала одна коллегия. Иногда две — городская и областная. На один выпуск юрфака — одна-две вакансии. Только отличники с правом выбора места распределения шли в адвокатуру и аспирантуру. Развалился союз, настали 90-е, стало возможно всё. Аспирант стал синонимом ни на что не способного лоха. Адвокат — богатого всемогущего проныры. Коллегий расплодилось как кооперативных ларьков. В одном только Питере их было одиннадцать. Исчезли как пережитки прошлого требования к стажу, образованию, безупречной репутации. Да и у кого в те годы была безупречная репутация? Их есть, но они потерялись и растворились в массе пробивных людей способных работать локтями. В адвокаты ломанулись ранее судимые менты, тамбовские бандиты и прочие превратно понимающие смысл этой профессии бандерлоги.
Анюта была девушка красивая. Очень. Ей бы поступить в театральный, да не хватило могущества связей и чего-то еще. Но не таланта. Об этом позже. Вместо театрального Аня выбрала юридический факультет института, который десятки лет готовил летчиков гражданской авиации. В те времена любой заборостроительный техникум стал считаться неполноценным без своего юрфака. А фраза «закончил юрфак» неизбежно вызывала ранее странный вопрос «какой?». В юриспруденции Анечка не блистала. Не блистала, — это я любя. Она не знала чем отличается задержание от ареста, а осмотр от обыска. Пробелы в знаниях восполняли не скучные постановления пленумов, а увлекательные женские романы. Там «следователи уголовного» розыска раскрывали убийства, а «оперуполномоченные прокуратуры» гонялись по лесам с пистолетами ТТ за маньяками. Всё было понятно. Главное, у Анюты были длинные стройные ноги, которые очень нравились мужскому коллективу следователей одного из очень центральных РУВД Петербурга. Для следователя такое достоинство куда важней знания каких-то правовых норм. Кто их читает — эти законы? Сегодня одни, завтра другие. А вот длинные стройные ноги есть не у всех. Аню стали приглашать в качестве «государственного» обязательного адвоката. Появились связи и знакомства. Уголовные элементы видели красотку, которая часами проводит время в следственных кабинетах и со всеми «на ты». Теперь о театральном таланте. Защищает Аня какого-нибудь наркошу. Перед допросом заходит к следаку.
— Слушай, он тебя спросит — сколько ему дадут. По кодексу — три максимум, ты не мог бы ему так и сказать?
— На фига? — не понимает следователь. — По практике: вину признает, первый раз, — максимум года полтора условно.
— Ну. тебе что, жалко?
— А! Понял! — догадывается непонятливый следователь. — У меня в этом месяце три двести первых! Чур ты моя!
— Твоя навеки! — обещает Анюта.
201 статья старого УПК — ознакомление обвиняемого с материалами следствия перед отправкой их в суд. Скучная процедура, во время которой обвиняемый и его адвокат изучают дело. На фиг тут умный адвокат! Вопросы еще начнет задавать, падла интеллигентская! Ходатайств назаявляет! Отписывай их потом. Товарищ Ленин давно заметил: «Адвоката надо брать в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение ибо эта интеллигентская сволочь имеет обыкновение паскудничать». А вот на длинные ноги смотреть, пока обвиняемый пытается почерк следователя разобрать, самое то.
— У адвоката вопросы есть? — задает следователь вопрос по окончании процедуры.
— Нет, всё нормально! — отвечает Анечка с важным видом.
Отвлекся. Заходит Аня к следователю с обвиняемым.
— А сколько мне дадут? — глупый, но самый распространенный вопрос.
— Что значит сколько? Три года! Сейчас всех сажают! — отвечает следователь и достает бланк постановления о заключении под стражу. Обвиняемый, мягко говоря, пугается.
— В тюрьму сейчас поедем! — продолжает следователь.
. И тут в дело вступает Анюта, которая бросается на защиту обвиняемого всем своим бюстом третьего размера. Она театрально обещает пожаловаться прокурору. Она заявляет ходатайства и протесты. Она пишет в ООН и европейский суд по правам человека. Следователь вынужден отступить. Закон превыше всего!
Месяц-другой и пошла об Ане слава как об адвокате честном и принципиальном. Никого не боится! Нужно сказать, что Анюта не зарывалась. не воротила нос от «бесплатных» дел и не отказывала следакам в их маленьких просьбах. Слава расползалась. Гонорары росли вместе с востребованностью.
Прошли годы. Я уже давно не работал. И встретил я Аню в городском суде. Удивился, что она еще адвокат (там та-акие чистки были!). Пошли пить кофе и вспоминать былое. Удивился я, что она не в районном суде.
— А ты здесь по какому делу?
Аня ответила и я пролил на себя кофе. Фамилия питерского депутата обвиняемого по нескольким десяткам эпизодов бандитизма была очень известна. Я скомкано попрощался и ушел. Удивляясь и радуясь тому, что этот вурдалак на свободу точно не выйдет. (Кстати, пожизненное получил).
А Аня адвокат известный. Обращайтесь кому надо. Координаты есть. Ведь что такое законы? Скучный набор непонятных букв. А ноги у Анюты по-прежнему длинные.

  • 8 comments
  • Leave a comment
Читайте также:  Какие госы у адвоката

Судебно-правовая реформа 90-х годов XX в., вызывающая не только положительные оценки, но и обоснованную критику, существенно изменила правовой статус адвоката и адвокатских объединений.

Права адвоката и его правозащитные возможности расширялись в связи с формированием в стране судебной власти, внедрением в правовую систему России общепризнанных международных пактов о правах человека, совершенствованием уголовно-процессуального и созданием арбитражно-процессуального законодательства.

Конституцией РФ созданы необходимые правовые предпосылки для активной защиты адвокатами прав и законных интересов граждан, оказания юридической помощи населению. Это, прежде всего, широкий перечень закрепленных в ней прав и свобод граждан. Это нормы о доказывании, ограничивающие обвинительный уклон и противозаконные способы подкрепления обвинений фальсифицированными доказательствами и др.

Законы о собственности, о земле, об обжаловании в суд действий должностных лиц и коллегиальных органов управления, закон о печати, о пенсиях, ГК, УПК, ГПК и др. — дают адвокату мощное оружие — оружие права.

Закон также расширил число оснований оказания бесплатной юридической помощи (ст.26). однако оплата труда адвокатов за счет средств федерального бюджета предусмотрена только для случаев защиты по назначению органов уголовного преследования и суда (ст.25 п.8).

Имеет значение для обеспечения интересов адвокатуры, повышения её престижа, правовой и социальной защиты адвокатов имело создание адвокатских объединений — союзов адвокатов, а по новому закону — объединение адвокатских палат субъектов Федерации в Федеральную палату адвокатов РФ.

Классификация российских судей

  • Биографии бывают разные, но все они исключают возможность попадания на ключевые посты людей сколь-нибудь независимых

    Российские судьи — очень закрытая каста. Туда нелегко попасть, и еще труднее соскочить. Есть три источника и три составные части судейского корпуса в России. Прежде чем их живописать, давайте их как-то условно назовем.

    Читайте также:  Какие звания у адвокатов

    Люди из 90-х обычно очень похожи на знаменитую краснодарскую судью Хахалеву. Сейчас я вам расскажу более или менее подробно биографию одной действующей судьи в Москве, она довольно известна, ныне возглавляет районный суд, ей около 50 лет. Имеет устойчивую репутацию красивой, умной и весьма договороспособной женщины.

    В позднее советское время ее мама, имеющая непосредственное отношение к торговле всякими дефицитными товарами в ближнем Подмосковье, попала в переплет. Всякие махинации, пересортица, усушка-утруска — в общем, ей светил срок. Но адвоката маман взяла толкового. Отмазал, но дочку заметил, она как раз школу оканчивала. Не буду вносить в историю сексуальный подтекст, но в какое-то время он случился — сразу или после, или сильно после. Девушка поступила в сельскохозяйственный институт на вечернее, а работать пошла в контору к ушлому адвокату.

    Но будущая судья к тому времени была пристроена в прокуратуру. От коптевских. Уже там она была выдана замуж за одного из должников коптевских, особо утонченного деятеля искусств. Так будущая судья приобрела статус высококультурной дамы, и в начале 2000-х была назначена судьей. Разбирала в том числе громкие дела. В том числе — оправдала известного вора в законе. Будучи от природы смекалистой, имеет репутацию умной и строгой судьи. Хороший процессуалист. Прекрасно выглядит, ведет замкнутый образ жизни. Единственный сын учится в Европе.

    Секретарша. Имя им — легион. До более или менее значимых вершин судейской карьеры не дослуживаются, однако составляют костяк судебной системы в России.

    Мачо. Это самое условное название — на мачо они похожи мало, однако, наблюдая за ними, быстро становится понятно, что так они себя самоидентифицируют. Но зря. Судья-мачо чаще всего мужчина, но может быть и женщиной. Это выходцы из силовых структур — следователи по особо важным делам, военная разведка и прокуратура. Пошли в судьи по зову природы (больше власти над людьми, перспектива хорошей карьеры в преимущественно женском коллективе) или по зову каких-нибудь важных органов. Попали под серьезное административное давление, стало скучно, завяли и стали всерьез бухать. Другой вариант — без бухать, стали помогать органы, начали делать карьеру. Возможен переход в областной (краевой, республиканский) суд, с прицелом на Верховный. Часто несчастливо женат на дочке вышестоящего судьи.

    Читайте также:  Кто убил адвоката в москве

    Все эти люди — и персонажи из 90-х, и бывшие секретарши, и силовики — каждый день испытывают большой стресс. Нет, не от того, что им приходится решать людские судьбы — они к тому быстро привыкают. Судьи ежедневно работают в ситуации колоссального давления: давит следственный аппарат, давит прокуратура, давит ФСБ.

    О последней стоит поговорить чуть подробнее. Давление следователей и прокуроров понятно — им надо, чтобы обвинение устояло в суде, это смежники. Давление ФСБ обыватели склонны переоценивать там, где его почти нет, и недооценивать там, где оно есть. Судьи — это как раз такой классический случай.

    Нет, ФСБ очень редко влияет на судебной процесс. Да ей это и не нужно. Ведь ФСБ проводит спецпроверки. Судья при поступлении на должность подписывает согласие на спецпроверки в любое время. То есть на весь период занятия судьей должности в любое время и без судебного решения его телефон, его жилище может проверяться любыми способами — он соглашается изначально на нарушение его конституционных прав.
    Справки от ФСБ — например, при получении судьей классного чина — имеют колоссальное значение. Приходит отрицательная справка — мол, имеется информация о том, что на судью есть компрометирующие материалы, свидетельствующие о том, что он замешан в коррупции, — и все. Конец карьере.

    Как же существуют тогда судьи хахалевы? Потому что такие справки пишут люди. Многие потенциальные судьи к тому моменту, как они становятся судьями, уже являются конфиденциальными сотрудниками ФСБ. Официально, по контракту. Они не добровольные помощники. Они — сотрудники. И это еще имеет материальную сторону.

    Что со всем этим делать? На мой взгляд — ничего. Надо, конечно, проводить широкую и серьезную судебную реформу. Но это вещь политическая. Никто ее проводить в ближайшее время не будет, разве что обойдутся косметикой. Так что пока по этому вопросу можно не переживать и просто постараться не попасть под каток. А при первой же возможности — всех гнать в шею. Параллельно взять в руки любую из многочисленных концепций реформ судебной системы России и претворить в жизнь. Любую. Хуже-то уже не будет.

    Читайте также:
    1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
    Загрузка...
    Adblock
    detector