Кто адвокаты на тюрьме

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Кто адвокаты на тюрьме?»

Главными правовыми документами и нормативными актами, которые регламентируют работу и деятельность колоний и тюрем, являются следующие:

  1. Конституция России;
  2. УИК России;
  3. Закон РФ под номером 5473-I от 21.07.1993. Данный закон регламентирует работу, обязанности и права тюрем, органов и учреждений, занимающихся исполнением уголовных наказаний в качестве лишения свободы.
  4. ФЗ под номером №76 от 10.06.2008 О контроле за правами, свободами и обязанностями человека во время отбывания им наказания в тюрьме и колонии;
  5. Правила, касающиеся внутреннего распорядка учреждений исправительного характера. Это те правила, которые утверждены приказами Минюста РФ от 3.11.2005 года под номером 205;
  6. Приказ Минюста России от 01.12.2205 под номером 235. Это приказ, регламентирующий не только направление осужденных к местам лишения свободы, но также и регламентирующий перевод осужденного от одного учреждения исправительного характера к другому. Также приказ регламентирует назначение каких-либо лечений и обследований в учреждениях отбывания наказания.

Согласно этим и некоторым другим нормативным актам и законам, как до непосредственного заключения, то есть еще в ходе судебного делопроизводства, так и во время отбывания наказания, то есть время тюремного заключения, у обвиняемого и подсудимого всегда есть право на то, чтобы обжаловать решение суда или же потребовать от судебного делопроизводства пересмотра своего дела.

Для того, чтобы добиться этого, необходимо обратиться за помощью к квалифицированному адвокату, имеющему опыт в ведении данных дел. Только квалифицированный и имеющий опыт в ведении и защиты подсудимых по уголовным делам может обеспечить не только своевременный пересмотр судебного решения, но также и добиться его пересмотра и смягчения наказания.

Как и в каких случаях назначают колонию или тюрьму по УИК

Согласно уголовно-исполнительному кодексу и такой же по типу системе, колония или же тюремное учреждение в качестве наказания за различные преступления назначается в следующих ситуациях:

  1. Согласно статье 74, части 2 УИК России, исправительные колонии назначаются гражданам, достигшим совершеннолетия, в качестве места для отбывания наказания за различные уголовные, но не тяжкие преступления.
  2. Согласно статье 74, части 7 УИК России, тюрьма назначается в качестве места для отбывания наказания за совершенное уголовное преступление. Тюрьма является местом для отбывания наказания в случае рецидива уголовных преступлений, а также в том случае, если осужденный является злостным нарушителем порядков и правил отбывания уголовного наказания.

Для того, чтобы поменять окончательное решение о судебном наказании, рекомендуется обратиться за помощью к квалифицированному адвокату. Только помощь адвоката, специализирующегося на уголовных делах, поможет изменить окончательное судебное решение первой инстанции для того, чтобы смягчить наказание или пересмотреть судебное решение по делопроизводству.

Следует отметить, что при определенном судебном решении даже самостоятельная квалифицированная и подготовленная защита не может гарантировать изменения судебного решения или пересмотра дела. Только юридическая консультация и помощь юриста поможет решить вопрос и пересмотреть уголовное дело.

Читайте также:  Где в рязани есть коллегии адвокатов

В одной и той же колонии вне зависимости от условий или режима содержания может быть создано несколько изолированных друг от друга участков с разнообразными типами режима содержания. Для того, чтобы попасть в самый лучший из этих режимов, отличающийся самыми лучшими условиями, рекомендуется обратиться к помощи квалифицированного адвоката. Адвокат поможет пересмотреть судебное решение или инициировать новое судебное делопроизводство. Однако, если это невозможно в виду характера наказания, адвокат может смягчить или же сократить срок наказания.

  1. В колониях типа поселение отбывают свою наказание те осужденные, отбывающие законодательное наказание за те преступления, которые были совершены по неосторожности, а также за преступления, которые отличаются небольшой или же средней тяжести. Кроме того, в колониях поселениях отбывают наказание те осужденные, которых перевели из колоний строго или общего режима на основаниях или согласно порядкам 78 статьи УИК России.
  2. В колониях с общим содержательным режимом отбывают наказание представительницы женского пола, а также мужчины, если их деяние не отмечено в статье 74 УИК России (5 и 6 часть);
  3. В колонии со строгим режимом, согласно нормам действующего законодательства, отбывают свое наказание те, кто был осужден за уголовное преступление в первый раз, а также те, кто совершал подобные преступления (рецидив), если осужденный и ранее отбывал тюремное наказание за уголовное преступление.

В данном случае, а именно в ходе назначения наказания в виде отбывания осужденного в тюрьме или в колонии, помощь адвоката будет полезна для того, чтобы смягчить наказание или же вовсе поменять его на условное при достаточном количестве вещественных доказательств и законодательно утвержденных документов, доказывающих невиновность или смягчение вины подсудимого при определенных обстоятельствах.

Важно! По всем вопросам об исправительных колониях и тюрьмах, если не знаете, что делать и куда обращаться:

Звоните 8-800-777-32-63.

Юристы по уголовному праву, и адвокаты, кто зарегистрирован на Российском Юридическом Портале, постараются Вам помочь с практической точки зрения в сложившемся вопросе и проконсультируют Вас по всем интересующим вопросам.

При каких обстоятельствах адвокат может оказаться в тюрьме?

– Просто потому что он адвокат. Если это… хм. например, Украина, и он представлял в прошлом неугодных нынешнему режиму клиентов.

– Потому что он уголовный адвокат и встречается с клиентом, который находится под арестом или отбывает срок.

– Потому что он нотариус и должен заверить подпись клиента.

В моем случае, к счастью, последнее! Впрочем, от первых двух пунктов – как от тюрьмы и сумы – не зарекаюсь. Who knows…

Читайте также:  Кто женился на адвокате

Мне выдают ключ от шкафчика, куда помещаю портфель. Ампутирую приросший к руке айфон, перевожу на тихий режим и кладу туда же. Несколько раз прохожу туда и обратно металлоискатель, поочередно снимая часы, ремень и туфли. Из угла ожидания слышу, как мой недовольный неразлучный друг возмущенно вибрирует в деревянном шкафу, требуя внимания.

– Вы у меня уже третий Роман! В смысле, адвокат Роман.

– А так, наверняка, больше?

Девушка смеётся. Процедура подписания документов затягивается максимально. Гуля работает на кухне, а встреча со мной обещает хоть какое-то разнообразие. Внимательно вычитываем документы, и девушка, наконец, подписывает их.

Обратно меня провожает бородатый охранник, отдалённо напоминающий раздобревшего Клуни. Он несет подносы с едой или после еды, и я помогаю ему отворить тяжелую железную дверь. Пахнет супом.

– У вас тут очень по-домашнему.

– Женская тюрьма. Жена не ревнует?

– Прости, был в тюрьме.

– Ничего… В следующий раз.

Боюсь быть непонятым и на всякий случай, решаю пояснить:

– Да, я понял. Мы на сегодня уже договорились с другим адвокатом.

Забавно, что адвокаты это, пожалуй, представители единственной профессии, кроме врачей и журналистов, которые сочли необходимым принятие специального Кодекса адвокатской этики. Кто-нибудь слышал о специальном кодексе этики, скажем, разведчиков, художников-карикатуристов или пожарных? Создание такого кодекса более свидетельствует не о признании факта какой-то особой этики, существующей у адвокатов, а скорее, наоборот, о серьезных проблемах с оной. И мне, увы, пришлось убедиться в этом на собственном опыте.

PHOTOXPRESS

Так, складывается впечатление, что на этапе судебного следствия суд видит свою основную задачу в том, чтобы отмести все доказательства защиты и оставить в силе все, даже самые невероятные, доказательства вины. Обвинительное заключение, прочитанное и выученное уже наизусть, повторяется в приговоре иной раз слово в слово. Даже становится жалко прокурора и судью, которые затратили столько процессуальных усилий, чтобы перенести текст из одного компьютера (прокурорского) в другой (судебного секретаря), порой даже не исправив опечатки. И вот тут-то в действе, которое именуется судебным процессом, декоративная роль адвоката становится так же очевидна, как нагота короля в известной сказке.

Константин Ривкин – один из тех адвокатов, которые скорее не возьмутся за дело клиента, чем предадут его интересы

ИТАР-ТАСС

В этих словах забавно вот что. Автор книги, со всей яростью прокурорского работника нападающий на чуждых ему защитников, сознательно или нет подводит читателя к мысли, что планку этой незаконной работы задают сами работники правоохранительных структур. Став адвокатами, они привносят в эту деятельность весь свой специфический опыт. Так мы подходим к объяснению некоторых причин чудовищной искореженности всей нашей судебно-правоохранительной машины, которая, захватив кого-то в свои жернова, выпускает, только полностью перемолов.

По мнению моего друга, известного адвоката Константина Ривкина, причина всех этих, мягко говоря, перекосов лежит в судебной основе правоохранительной системы. По утверждению Ривкина, в царской России доля оправдательных приговоров по отдельным видам преступлений, вплоть до убийств, доходила до сорока процентов. В известное судебной свирепостью сталинское время оправдывали десять процентов, даже по делам о государственной измене.

Тридцать пять сотых процента – это никакое не свидетельство качества работы следствия и прокуратуры. Это причина того, что всякая макулатура, названная уголовным делом и направленная в суд с обвинительным заключением, будет однозначно легализована обвинительным приговором. Судьи выискивают любые доказательства виновности того, кто попал под каток правосудия. В частных беседах они оправдывают свою кровожадность так: даже если доказательства самые бредовые и незаконные, это все же лучше, чем быть заподозренным в получении взятки за оправдательный приговор.

По словам Ривкина, сегодня в суде можно наблюдать трогательное единство государственного обвинения и судей, поскольку и те и другие считают себя представителями государства. Коль оно платит им зарплату, они от имени этого государства стоят на страже борьбы с преступностью. Адвокат же – это так, частная лавочка, служащая личным или узкокорпоративным интересам. Времена построения коммунизма и развитого социализма прошли, а классовый юридический подход не изменился.

После навязчиво-углубленного знакомства с особенностями нашей правоохранительной системы самым удивительным для меня было то, что насильники и убийцы все-таки не всегда попадают за решетку.

А что, если предложить законодателям ввести жесткую квоту на оправдательные приговоры? Скажем, десять процентов от числа всех выносимых. Тогда любой судья гораздо серьезнее рассматривал бы законность, допустимость или относительность доказательств обвинения. То есть делал бы то, что ему и предписывает наш, как утверждают, один из самых прогрессивных в мире Уголовно-процессуальных кодексов.

Известно, что жестокость российских законов компенсируется лишь их исполнением. Демократия, которая предполагает адвокатский выигрыш процесса, скажем, только на основе процессуальных нарушений при сборе доказательств, – это слишком нежное и тепличное растение для выживания в наших суровых условиях. Рискну утверждать, что если отпустить вожжи правоохранительной системы и ввести квоты на оправдательные приговоры, то большую их часть в той же Москве попросту перекупят те, кто имеет на это достаточно средств. Угадайте, кто это будет.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector