Кто адвокат немцова

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Кто адвокат немцова?»

Друзья и соратники Бориса Немцова считают несостоятельной появившуюся в прессе со ссылкой на следствие и пока не подтвержденную официально версию о том, что у громкого убийства якобы не было заказчиков. Близкие Немцову люди считают, что следователи за минувшие выходные действительно задержали исполнителей расправы с политиком, однако уверены, что заказчика преступления среди пятерых арестованных нет. В частности, об этом заявили соратник Немцова по партии РПР-ПАРНАС и движению «Солидарность» Илья Яшин, оппозиционер Михаил Касьянов и адвокат убитого политика Вадим Прохоров.

Во вторник «Росбалт» со ссылкой на источник в правоохранительных органах сообщил, что убийство Немцова спланировали и исполнили два бывших члена чеченского спецбатальона «Север» Заур Дадаев и Беслан (Бислан) Шаванов. Дадаев, являющийся действующим сотрудником МВД Чечни, находится под арестом. Шаванов погиб в Грозном при задержании, устроив самоподрыв при помощи гранаты.

Как сообщили СМИ, Дадаев признался, что убил Немцова из-за его негативных высказываний о пророке Мухаммеде. В российской оппозиции раскритиковали подобное предположение о причинах преступления. «Я не верю в «исламские мотивы» убийства и считаю эту версию нелепой», — заявил Илья Яшин «Интерфаксу» во вторник. По его словам, Немцов был терпимым в религиозном плане человеком и никогда не говорил плохого про ислам.

«Я убежден, что стреляли в него по политическим причинам, а не из-за оскорбления религиозных чувств», — резюмировал Яшин. Как предположил оппозиционер, заказчики преступления могут быть связаны с властными структурами внутри страны. «Личных врагов в Чечне у Немцова не было», — отметил оппозиционер, добавив, что в то же время его соратник систематически подвергал критике власти Чеченской республики.

«Я допускаю, что арестованы реальные исполнители преступления, хотя доказательств этого по-прежнему недостаточно», — сказал Яшин. Он высказал мнение, что следствию стоит продолжить поиск заказчиков убийства и не доверять признаниям Дадаева, вероятно, пытающегося «выгородить реальных заказчиков». Если следствие остановится на этой версии, практика политических убийств продолжится», уверен оппозиционер.

В Facebook Яшин предположил, что написанные в Instagram главой Чечни Рамзаном Кадыровым слова о том, что Дадаев — «настоящий патриот России», вероятно, являются «публичной частью» сделки по прикрытию заказчиков.

По версии Яшина, силовики получили «явный знак из Кремля» о том, что задержание Дадаева и его помощников должно стать финалом дела и «дальнейшее расследование нежелательно». Оппозиционер прокомментировал и вручение Путиным Кадырову ордена Почета, которое пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уже назвал случайно совпавшим с арестами по делу Немцова. По мнению Яшина, вручение госнаграды «выглядит как своего рода охранная грамота», которой Путин демонстрирует «политическую защиту Кадырову и по сути ставит его в разряд неприкасаемых».

«Фактический отказ следствия устанавливать реальных заказчиков убийства Немцова в полный рост ставит вопрос о возможной причастности к этому преступлению персон, наделенных высокой государственно властью. Кроме того, это создает угрозу того, что практика политических убийств продолжится», — уверен Яшин.

В другом посте в Facebook Яшин напрямую обвинил Кадырова в организации убийства, написав: «Любому непредвзятому человеку очевидно: кровавый след с Большого Москворецкого моста (где убили Немцова. — Прим. NEWSru.com) ведет прямиком в кабинет Кадырова».

Накануне в интервью изданию Spektr Яшин назвал «главным бенефициаром, главным выгодополучателем» смерти Немцова Путина. Он призвал следователей допросить президента в качестве свидетеля. «Я не могу обвинять его напрямую, не известно, кто отдал приказ, но очевидно, что следует искать заказчиков во власти», — заявил Яшин.

«С учетом биографии»: адвокат Немцова «догадывается» о личности заказчика

Близкий друг и адвокат Немцова Вадим Прохоров тоже сомневается в том, что задержанные по делу Немцова сами организовали преступление. «Я допускаю, что задержанные — те самые люди, которые являются исполнителями убийства», — сказал он в беседе с «Газетой.ru». Однако, подчеркнул юрист, он «совершенно не верит», что эти люди «являются одновременно и организаторами, и заказчиками».

Как предположил адвокат, по всей вероятности, задержаны еще не все участники преступления. Прохоров не стал, как Яшин, выдвигать смелых предположений по поводу личностей заказчиков, однако высказал мнение, что к убийству Немцова, вероятно, причастны представители спецслужб — бывших или действующих, поскольку люди, недавно приехавшие из Чечни не могли самостоятельно так точно спланировать убийство у стен Кремля. Как отметил Прохоров, он «догадывается», кто реальный заказчик, «с учетом биографии этих деятелей» (арестованных). Конкретизировать свои догадки адвокат не стал.

Отметим, что, говоря о биографии арестованных, Прохоров вероятно, имел в виду их связь с правоохранительными органами Чечни. По данным «Кавказского узла», Эскерханов ранее был сотрудником РОВД Шелковского района Чечни, однако несколько лет назад уволился и переехал в Москву, где до ареста работал частным охранником. Мать Дадаева ранее сообщила НТВ, что ее сын в качестве сотрудника МВД принимал участие в нейтрализации боевиков, недавно напавших на Дом Печати в Грозном.

Читайте также:  Как в рязани стать адвокатом в

Бывший глава российского правительства, оппозиционер Михаил Касьянов также не сомневается, что были задержаны реальные исполнители, и тоже не видит среди них организаторов и заказчиков. «Следователи всячески пытаются избежать версии политического убийства и найти то, что может быть более или менее принято общественностью», — заявил Касьянов «Газете.ru». По мнению оппозиционера, мотивом убийства является политическая расправа.

В понедельник многие оппозиционеры заявили, что возложить ответственность на воинственный ислам — удобный способ создать впечатление, что преступление быстро раскрыто, и отвлечь внимание от Кремля, пишет по поводу продвигаемой в прессе версии убийства Немцова газета The New York Times.

Журналист Нейл Макфаркьюхар отмечает, что, по мнению друзей Немцова, именно жесткая критика оппозиционера в адрес российского правительства в итоге сделала его мишенью для убийц. «Немцов также критиковал Кадырова, в последний раз — за устройство парада его личного военизированного формирования в Чечне и клятвы, что его люди могут оказать любую услугу во имя России», — напоминает автор статьи.

Как отмечается в материале, который цитирует InoPressa, для россиян главный вопрос состоит в том, кто был заказчиком убийства Немцова. Оппозиционеры обвиняют правительство в соучастии. В Кремле сразу же возложили вину на «провокаторов», у которых были планы очернить власти, говорится в статье.

Напомним, согласно главной версии, непосредственным исполнителем убийства Немцова является бывший замкомандира чеченского батальона «Север» Заур Дадаев. Источник в правоохранительных органах сообщил «Интерфаксу», что, по одной из версий, мотивом убийства «могли стать резкие высказывания политика по поводу ислама». 8 марта судья Наталья Мушникова при оглашении постановления об аресте Дадаева заявила, что он признался в причастности к преступлению.

В настоящее время по делу проходят пять фигурантов. Басманный суд столицы дал санкцию на их арест — до 28 апреля арестован Заур Дадаев, до 7 мая — Шагит Губашев, до 8 мая — Рамзат Бахаев, Тамерлан Эскерханов и Анзор Губашев.

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

В Московском окружном военном суде на процессе по делу об убийстве Бориса Немцова продолжились прения сторон — во вторник выступали прокурор Алексей Львович, адвокаты дочери Немцова Ольга Михайлова и Вадим Прохоров, а также защитник одного из подсудимых Заурбек Садаханов.

Главным событием второго дня прений стало заявление представителей потерпевшей стороны о том, что в ходе процесса государственному обвинению так и не удалось представить убедительных доказательств причастности к убийству Немцова Хамзата Бахаева.

«Мы не уверены что Следственный комитет представил достаточно доказательств виновности Бахаева, в связи с чем мы сомневаемся в доказанности его вины», — сказала адвокат Ольга Михайлова.

«Следствию не удалось собрать достаточных данных для привлечения к ответственности Бахаева. Возможно, уважаемый Хамзат Бахаев знал о готовящемся преступлении и в чем-то помогал остальным обвиняемым, но доказательств этому мы не увидели», — в свою очередь заявил Вадим Прохоров.

В целом адвокаты Жанны Немцовой, дочери убитого политика, оценили работу следствия как неудовлетворительную, так как, по их мнению, до сих пор не установлены заказчики и организаторы убийства.

В отличие от прокурора Марии Семененко, выступавшей в минувший четверг почти семь часов, ее коллега Алексей Львович ограничился небольшой часовой речью, в которой лишь еще раз напомнил присяжным основные доказательства обвинения и противоречия в позиции защиты.

По словам Львовича, нет никаких сомнений в том, что убийство Немцова тщательно готовилось — злоумышленники знали, что преступление вызовет большой общественный резонанс.

С одной стороны, известность Немцова облегчала поиск информации о нем, но с другой, считает обвинение, «хаотичный» образ жизни политика затруднял преступникам выбор времени и места для исполнения убийства.

«Как ни странно прозвучит, самым удобными местом была пешеходная дорожка Большого Москворецкого моста в самом центре Москвы», — сделал неожиданный вывод прокурор Львович.

Он повторил главный тезис своей коллеги Семененко о том, что «еще до признательных показаний следствите знало, кто совершил преступление».

Третий представитель обвинения, военный прокурор Антуан Богданов решил не принимать участия в прениях.

Представитель пострадавшей стороны адвокат Михайлова начала свое выступление с признания присяжным: по ее словам, она не может дать им совет, какой вердикт вынести по этому делу, так как совершенно не удовлетворена тем, как проведено следствие.

Тем не менее, Михайлова согласилась с гособвинением в том, что вниманию присяжных был представлен целый ряд весомых доказательств причастности подсудимых — за исключением Хамзата Бахаева — к этому преступлению.

В числе этих доказательств — генетические следы Заура Дадаева, Анзора и Шадида Губашевых, а также погибшего при задержании Беслана Шаванова, найденные в машинеZAZ Chance, которая использовалась для слежки за Немцовым.

«Имея такие данные, говорить, что они не имеют к нему [автомобилю] отношения, нет никаких оснований», — считает Михайлова.

У адвоката нет сомнений в том, что двое мужчин, следивших за Немцовым у ГУМа перед убийством, это Беслан Шаванов и Анзор Губашев.

Читайте также:  Кто такой товарищ адвокат

Адвокат Михайлова подчеркнула, что признательные показания Дадаева и Губашевых подтверждают, что они причастны к убийству Немцова.

Представитель стороны потерпевших вообще предпочитала использовать весьма неконкретное выражение «причастны к преступлению», тем самым оставляя присяжным судить о том, в чем именно заключалась роль в преступлении каждого из подсудимых.

По словам Михайловой, подсудимые имели возможность представить свою версию событий, но не воспользовались ей.

«Нежелание подсудимых отвечать на вопросы неизбежно вызывает сомнения. На мой взгляд, подсудимые не были честны, не были убедительны. Они не сумели убедить в своей непричастности к убийству Немцова», — сделала вывод Михайлова.

Как и прокурор Семененко, адвокат законичила свое выступление рассуждением о прямых и косвенных доказательствах, однако была менее категорична в своем обращении к присяжным.

«Да, мы видим только косвенные доказательства. Вопрос, достаточны ли эти доказательства, можете решить только вы, и мы ждем вашего ответа», — заключила Михайлова.

Адвокат Вадим Прохоров посвятил большую часть своего выступления обличению плохой, по его мнению, работы следствия, которое не смогло, а возможно и не хотело выяснить всю правду об убийстве Немцова.

«К великому сожалению, это убийство стало закономерным следствием ситуации, когда травля оппозиции стала обыденной. На Немцова часто нападали и до этого. Но никто за это не был привлечен к ответственности. Все это породило чувство полной безнаказанности. В широком политическом смысле ответственность лежит на действующем режиме», — заявил адвокат Прохоров.

По его мнению, не может быть никаких сомнений в том, что единственным мотивом заказчиков убийства было пресечение политической общественной деятельности Немцова.

«Следствие потерпело фиаско — заказчики не задержаны и не установлены», — напомнил Прохоров.

В своей речи Прохоров заострил внимание на личности Руслана Геремеева, имя которого постоянно звучит в связи с этим делом.

«Кто такой этот Руслан Геремеев, о котором тут много говорилось?» — задалася он вопросом и сам ответил: некий солидный человек, чей авторитет признавали все обвиняемые, а не только Заур Дадаев, бывший непосредственный подчиненный Геремеева в чеченском батальоне «Север».

Дадаев и Руслан Мухудинов (организатор преступления по версии обвинения) возили Геремеева на его «Мерседесе» в качестве водителей. Прохоров напомнил присяжным номер его машины — 007 — и тут же пошутил: Геремеев — это «кадыровский Джеймс Бонд на спецоперации в Москве».

Прохоров вслед за адвокатом Михайловой выделил из всех подсудимых Хамзата Бахаева, вина которого, по мнению адвоката, так и не была убедительно доказана.

Остальных подсудимых он считает причастными к преступлению, но также не стал вдаваться в подробности того, кто в чем конкретно виноват.

«Распределение ролей в преступлении Дадаева и Шаванова мне кажется не исчерпывающе расследованым. Мне кажется, что Дадаев пригласил своего такого же тренированного друга Шаванова принять участие в преступлении. По крайней мере он пригласил его в Москву, послал Шадида Губашева за ним в аэропорт», — напомнил Прохоров.

Выступление свое он закончил признанием, что «нам больше всего хотелось бы, чтобы на этом месте [на скамье подсудимых] сидели организаторы и заказчики данного преступления, и я уверен, что когда-нибудь они там будут».

На фоне вречи Прохорова выступление адвоката Заурбека Садаханова, представляющего интересы Хамзата Бахаева, выглядело менее выигрышным, однако Садаханов буквально по полочкам разложил перед присяжными прозвучавший до этого уже дважды тезис о недоказанности вины его подзащитного.

В первую очередь адвокат процитировал обвинительное заключение: все, что следствие вменяет в виду Бахаеву. И тут же обратил внимание присяжных, что ни по одному из пунктов гособвинение доказательств не представило — ни в части «вступления в приступный сговор не позднее сентября 2014 года», ни в части сбора информации о Немцове и «перевозке» других членов группы по Подмосковью.

Садаханов напомнил присяжным результаты нескольких экспертиз, которые однозначно установили, что следов Бахаева не найдено ни в машине ZAZ Chance, ни в квартирах на улице Веерной. Нет, по его словам, следов Бахаева и в других машинах, на которых ездили остальные подсудимые, — ни в «Мерседесе» Геремеева, ни в БМВ Шадида Губашева.

Собственная же машина Хамзата Бахаева «Лада Приора» даже не была направлена на экспертизу. По мнению адвоката Садаханова, следователи понимали, что не найдут в ней ничего инкриминирующего Бахаева, поэтому решили с ней просто не связываться.

«Это означает, что Бахаев не перевозил членов ОПГ на своем автомобиле по Подмосковью и эта машина не использовалась для совершения преступления», — сделал вывод Садаханов.

По его словам, маршруты перемещений Бориса Немцова и Хамзата Бахаева по Москве и Подмосковью никогда не совпадали, это же подтверждает сравнение биллинга их мобильных телефонов.

«Факты и доказательства отказываются подчиняться обвинению», — резюмировал Садаханов.

В заключение своей речи адвокат пожелал присяжным мужества.

«Было бы бесчестно, если бы я сейчас это не сказал. Власть в этом деле боролась не за истину, власть защищала интересы политического режима. Когда Бахаев выбирал суд присяжных, он надеялся на то, что вы восстановите справедливость, потому что государственной власти давно нет никакого доверия. Я вам желаю мужества, потому что дело это нелегкое», — считает Садаханов.

Читайте также:  Кто адвокат политковской

Пятеро исполнителей убийства проведут в колонии от 11 до 20 лет. Приговор им вынес Московский окружной военный суд. Организаторы и заказчики громкого преступления пока на свободе


Фигуранты дела об убийстве политика Бориса Немцова после оглашения приговора в Московском окружном военном суде. Фото: Tatyana Makeyeva/Reuters —>

Московский окружной военный суд 13 июля приговорил к срокам от 11 до 20 лет лишения свободы пятерых фигурантов громкого дела об убийстве Бориса Немцова, застреленного в феврале 2015 года недалеко от Кремля. Максимальный срок получил бывший сотрудник МВД Чечни Заур Дадаев, который исполнил роль киллера. Защита уже заявила, что не согласна с исходом дела и будет добиваться отмены судебного акта в Верховном суде России.

Оглашение приговора в военном суде началось в по-военному точно: ровно в 11:00 судья Юрий Житников зашел в зал суда, где разместились многочисленные журналисты, участники процесса, родственники подсудимых и спецназ. Фигуранты уже находились в клетке с бронированным стеклом, с них так и не сняли наручники. Финальное заседание прошло не там, где весь процесс, а в соседнем зале, где когда-то оглашали приговор последнему участнику захвата заложников на Дубровке, потому что зал для присяжных потребовался для другого дела.

Обычно жизнерадостные подсудимые на этот раз были предельно серьезны. Хамзат Бахаев облокотился на окошко клетки и нервно потирал руки, глядя в потолок, Шадид Губашев теребил бороду, а главный фигурант дела Заур Дадаев переговаривался с его старшим братом Анзором. Темирлан Эскерханов то изучал ногти, то смотрел в потолок.

Сроки для исполнителей

Максимальное наказание, 20 лет лишения свободы, получил Заур Дадаев. Братьям Анзору и Шадиду Губашевым судья назначил 19 и 16 лет заключения соответственно. Темирлан Эскерханов был осужден на 14 лет, а Хамзат Бахаев пробудет в колонии 11 лет. Дадаева лишили звания лейтенанта полиции, а также госнаграды — ордена Мужества, Эскерханова — звания прапорщика. Все осужденные будут отбывать сроки в колонии строгого режима.

В качестве дополнительного наказания судья назначил всем подсудимым штраф в размере 100 тысяч рублей, а четырем из них, за исключением Дадаева, еще и два года ограничения свободы. Это значит, что когда они отбудут основные сроки, то в течение двух лет после освобождения не смогут сменить место жительства или работы. Кроме того, дважды в месяц им придется отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции.

При назначении наказания судья учел, что все подсудимые ни в чем предосудительном замечены не были, преступления совершили впервые, имеют положительные характеристики с места жительства и учебы, а Дадаев и Эскерханов — с места службы. Также было принято во внимание боевое прошлое Дадаева, который проходил службу на территории Северо-Кавказского региона. К смягчающим вину Эскерханова и Бахаева обстоятельствам суд отнес наличие у каждого на иждивении шестерых детей.

Вердикт присяжных

Хамзат Бахаев выступил связующим звеном между соучастниками и организатором, а также проконтролировал отлет подельников из Москвы. Его причастность к преступлению вызвала сомнения у представителей потерпевших, которыми были признаны четверо детей Немцова. Они считали недостаточными доказательства причастности подсудимого к убийству, но восемь из 12 присяжных решили иначе, проголосовав за виновность Бахаева.

Жюри согласилось с версией обвинения о том, что подсудимыми двигал корыстный мотив: неустановленные заказчики обещали заплатить им не менее 15 млн рублей. Предполагаемый организатор преступления, водитель командира Дадаева Руслана Геремеева Руслан Мухудинов, скрылся от следствия и сейчас находится в розыске. Еще один подельник, друг Заура Дадаева Беслан Шаванов, 6 марта 2015 года погиб при задержании в Чечне.

В ходе судебного процесса, который длился с октября 2016 года, подсудимые отрицали свою причастность к преступлению, а защита просила их оправдать. Ранее, на следствии, трое из пятерых фигурантов дали признательные показания, но потом отказались от них.

Поддержат ли потерпевшие защиту в части обжалования приговора, пока не ясно. По словам адвоката Вадима Прохорова, представлявшего интересы родных политика в суде, окончательное решение будет принято после консультации со старшей дочерью оппозиционера Жанной Немцовой.

Оспаривать ли приговор в связи с его мягкостью, прокуратура определится в ближайшие дни. Гособвинитель Мария Семененко просила для убийц Бориса Немцова гораздо более жесткое наказание — от 17 лет до пожизненного лишения свободы, требуя назначить самый большой срок Зауру Дадаеву.

Без организаторов и заказчиков

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector