Как бороться с адвокатом

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Как бороться с адвокатом?»

В середине марта этого года ВС рассмотрел дело, в котором юрфирма добивалась удаления негативных отзывов о себе с интернет-форума. Истец настаивал, что подобные комментарии не соответствуют действительности и носят порочащий характер для организации. Однако три инстанции отказались так считать. А вот Экономколлегия направила это дело на новое рассмотрение (см. «Борьба за репутацию: как удалить из интернета негативные отзывы о юрфирме»).

У юристов снова появился шанс доказать обоснованность требования стереть с интернет-портала отрицательные отзывы об их деятельности. Во время заседания в ВС представитель истца рассказала, что у них уже получалось через суд признать недостоверными и порочащими подобные мнения пользователей, написанные на других сайтах.

Сотрудники юрфирмы заверили, что помогут ей разрешить спор с соседями, утверждает Вареничева: «Для этого я заключила с «Модисом» два договора на оказание услуг, заплатив всего 116 200 рублей». При этом второе соглашение (прим. ред. – имеется в распоряжении «Право.ru») мало чем отличалось от первого: оба документа предусматривали, что исполнитель проведет правовой анализ ситуации, а также представит интересы заказчика в различных ведомствах (от Департамента ЖКХ до Прокуратуры) и управляющей компании (УК).

Тогда женщина потребовала у «Модиса» обратно свои деньги. Она вспоминает: «Однако в ответ на мою претензию компания прислала мне ответ, где указала, что выполнила все условия соглашения и ничего мне не должна».

Вареничева добавила, что ответчик даже не изучил документы, которые она передала юрфирме, иначе бы юристы не стали по ошибке писать жалобу в управляющую компанию, не обслуживающую дом заявителя. С учетом неустойки, потребительского штрафа и компенсации морального вреда пострадавший клиент просила присудить ей 300 000 руб.

В итоге судья Ольга Колесниченко удовлетворила иск лишь частично, постановив взыскать с юфрирмы 140 000 руб. Первая инстанция сослалась на то, что истец направил ответчику претензию только по одному заключенному договору (дело № 02-3947/2017). Но ее такое решение вполне устроило, говорит пенсионер.

Хотя, если у обманутого заказчика получится собрать хорошую доказательную базу, то недобросовестных юристов все же удастся привлечь к уголовной ответственности. Главное – найти аргументы, которые подтвердят, что сотрудники компании изначально не собирались выполнять работу и умышленно вводили клиента в заблуждение с целью получить деньги, говорит адвокат. Вот и Тимур Хутов, руководитель уголовной практики BMS Law Firm, уверен, что в обсуждаемой истории есть состав мошенничества путем обмана или злоупотребления доверием. Если переезд фирмы в другой офис может лишь косвенно указывать на нежелание организации исполнять обязательства, то открытие полностью нового общества (с другим ИНН, ОГРН) – это более очевидное доказательство умысла, считает эксперт.

  • кто принимал на работу;
  • кто был непосредственным руководителем и давал указания;
  • как была выстроена работа в компании по отношению к клиенту и выполнению клиентский поручений;
  • какой была основная цель создания компании по его мнению – получение денег от клиента путем введения в заблуждение или руководство настаивало на качественном выполнении работ;
  • с чем связаны многочисленные ошибки в работе компании и негативные отзывы – это неосторожность, выразившаяся в приеме на работу молодых и неопытных юристов, учитывая низкую платежеспособность целевой аудитории или умысел – создание имитации работы для получения возможности как можно более длительного периода работы компании до начала обращения клиентов с жалобами;
  • с чем было вызвано закрытие компании – неверная стратегия развития компании и банкротство или желание уйти от ответственности.
  • создавались ли собственниками компании после закрытия аналогичные компании, работавшие по тем же принципам.
Читайте также:  Что такое ювэд адвокат

Пока саморегулирование юридической профессии отсутствует, гражданам следует обращаться к адвокатам, чья ответственность следует не только из закона с договором, но и определена их Кодексом профессиональной этики. Еще один вариант – идти за помощью к другим авторитетным организациям или специалистам, чья репутация не вызывает сомнений.

Эксперт АЮР, директор Центра мониторинга законодательства и правоприменения МГЮА, к. ю. н. Олег Гринь

Два года назад попал в ДТП, пришлось судиться со страховой компанией и воспользоваться помощью юриста — закончилось все хорошо. Однако месяц узнал, что мой бывший адвокат от моего имени еще судился со страховой компанией, выиграл дело и получил денежную выплату, с которой я теперь должен заплатить налог.

Доверенность на представительство в суде я у него не забрал, по своей глупости.

Как мне поступить в данной ситуации? Офис этого юриста-мошенника закрылся, его телефона у меня нет, есть лишь его фамилия имя отчество.

Дело в том, что сейчас в адвокатуре нет единой дисциплинарной практики, а число юристов, привлекаемых к ответственности за некачественную работу, невелико. Об этом, в частности, заявила недавно заместитель министра юстиции России Елена Борисенко.

«Может быть, это было бы хорошо, если бы работа адвокатуры была безупречной, — сказала она. — Но, к сожалению, это не так». В подтверждение своих слов заместитель министра напомнила о работе адвокатов по назначению, где роль в правозащитной деятельности у адвокатуры максимальная.

«Качество той защиты, которую представляют адвокаты по назначению, оставляет, мягко выражаясь, желать лучшего», — сказала Елена Борисенко, но оговорилась, что не во всех случаях, так как есть профессионалы, которые одинаково хорошо работают как по соглашению, так и по назначению.

По ее словам, жалоб на случаи, когда «адвокат просто отбывает номер», становится все больше и больше. Усовершенствовать роль адвокатуры в правозащитной деятельности можно было бы, введя стандарт качества оказания услуги, полагает она. «Мы говорим о стандарте не как о пошаговой инструкции, как защищать, а о неких очевидных принципах, которые должны соблюдаться всегда», — объяснила она смысл своего предложения. На соответствие этим стандартам, по ее мнению, можно было бы проверять полноту и качество оказанной клиенту помощи, если доверитель ею недоволен и жалуется в палату.

Эксперты надеются, что четкие и единые по всей стране требования сделают невозможной работу адвокатов, привыкших работать заодно со следствием. Есть такая особая категория защитников: они ведут себя сговорчиво, и потому следователи стараются вызывать именно их для защиты по назначению.

Во многих регионах стараются разбить эту связку, для чего создают электронные очереди. Совет Федеральной палаты адвокатов России создал специальную комиссию, которая изучит опыт регионов по борьбе с «карманными адвокатами» и подготовит концепцию для универсальной компьютерной программы, способной разорвать постоянную связь между следователем и назначаемым защитником.

Однако опыт регионов показывает, что введение особого порядка назначения адвокатов не всегда достигает нужного результата. «Карманные адвокаты» находят разные способы, чтобы обойти порядок. К тому же они имеют серьезную поддержку в правоохранительных и судебных органах.

Читайте также:  Какие должности у адвоката

Как рассказывают, например, в Хабаровском крае, некоторые работники следственных органов и судов прямо заявляли, что им удобно работать со «своими» адвокатами. После того как совет краевой палаты разработал и утвердил новый порядок назначения адвокатов, предусматривающий ежедневные дежурства адвокатов по графику, централизованное направление заявок в координационный центр, такой порядок был немедленно обжалован группой инициативных адвокатов в районный суд. Но суд встал на сторону совета адвокатской палаты.

«И мы постепенно начали внедрять новый порядок назначения адвокатов, который с его графиками дежурств и единым центром назначения адвокатов стал вызывать недовольство и раздражение в судебно-следственных органах, неприятие среди части адвокатов, считавших, что их профессиональная самостоятельность ограничивается, — рассказывают в краевой палате. — Сговорчивые адвокаты приспосабливались к новому порядку, всячески пытаясь его обойти. Придумывали разное. Следователи ждали дня, когда дежурил «свой» адвокат. Адвокат приглашался следователем как бы для заключения соглашения, но потом его официально назначали, мотивируя тем, что обвиняемый не платежеспособен и т.д.»

Однако, когда назначенный адвокат «возникает» вне графика, это повод пожаловаться на него. Например, в Краснодарском крае адвокатская палата нашла признаки нарушения кодекса профессиональной этики в действиях адвоката Галины Желтухиной. Она осуществляла защиту в одном из уголовных дел на стадии предварительного расследования по назначению органов следствия. Но, как выяснилось в ходе проверки, филиал коллегии адвокатов, в котором она работала, в тот период не был в графике дежурств. Соответственно, она в момент назначения «дежурным адвокатом» таковым не являлась, и в этом адвокатская палата усмотрела признаки нарушения кодекса этики.

К тому же адвокат дала свидетельские показания в отношении своего подзащитного по его делу, рассказала, с каким желанием он сотрудничал со следствием и т.п. Адвокатская палата Краснодарского края сочла, что в показаниях Желтухиной содержатся признаки разглашения адвокатской тайны. Однако привлечь защитницу к дисциплинарной ответственности оказалось невозможно, так как истек срок давности — прошло больше года с момента нарушения.

А вот что написал один из подследственных, кому выпало оказаться под защитной краснодарских адвокатов Борлаковой Ф.Т. и Ермакова А.А. «Как видно из материалов следствия, Борлакова Ф.Т. с материалами, предоставленными следователем в суд, не знакомилась, а в решении вопроса об избрании в отношении меня меры пресечения в виде заключения под стражу оставила вопрос на усмотрение суда». Вынесенное судом постановление об избрании в отношении гражданина меры пресечения в виде заключения под стражу адвокат не обжаловала. Надо ли говорить, что она работала недобросовестно?

Затем подследственному был предоставлен другой адвокат, бывший следователь Ермаков А.А. По словам подследственного, этот защитник не оказывал никакой юридической помощи, отказывался замечать у подопечного телесные повреждения. В следственных и иных документах, которые подследственному давали на подпись оперативные работники, тот ничего не понимал, позже адвокат их подписывал сам. Также, как сказано в материалах Адвокатской палаты Краснодарского края, гражданин указал, что «12.07.2013 следователи не пускали к нему адвоката по соглашению, которого пригласила его жена. Ермаков же, зная об этом, продолжал со следователями приходить к нему и склонять его к даче признательных показаний и не пожелал обжаловать в суде избранную в отношении него меру пресечения». Вообще, по мнению гражданина, «адвокат выступал на стороне следствия».

Адвокатская палата и здесь сочла жалобу обоснованной. Однако статус адвоката Борлаковой, как выяснилось, был прекращен по ее личному заявлению. А раз она уже не адвокат, то и заводить дисциплинарное дело поздно. Что же касается Ермакова, то адвокатская палата нашла в его действиях два признака нарушения им кодекса этики. Во-первых, он оказался в деле вне графика дежурств. Иными словами, на его месте должен был оказаться кто-то другой, чья очередь подошла. Во-вторых, даже не поинтересовался у подзащитного, хочет ли тот обжаловать арест. Однако и здесь привлекать к ответственности адвоката не стали из-за истечения срока давности.

Читайте также:  Можно ли работать адвокатом имея погашенную судимость

Надо заметить, что все эти случаи объединяет одно: адвокаты работали в рамках известного дела экс-депутата заксобрания Кубани Сергея Зиринова, вместе с которым на скамье подсудимых находятся несколько человек. В том числе подзащитные упомянутых адвокатов.

«Вообще количество адвокатов по назначению в этом деле беспрецедентно», — рассказывает «РГ» один из практикующих в Краснодарском крае юристов. Про его словам, «по делу Зиринова были случаи, когда адвокаты по назначению приносили подзащитным в камеры на подписание процессуальные документы вместо следователей. Также адвокаты по назначению в рамках этого дела порой скрывали от ближайших родственников местонахождение подследственного. О чем говорят подобные методы работы назначенных адвокатов? Выводы очевидны».

Поэтому, как утверждает собеседник «РГ», адвокатское сообщество не просто занялось самосовершенствованием, «а буквально вынуждено реагировать на явочным порядком установившуюся в ряде регионов практику использования адвокатов по назначению в качестве прямого инструмента следствия».

Примечательно, что, после того как у фигурантов так называемого дела Зиринова появились обычные адвокаты, привлеченные родными, от защиты стали поступать жалобы на неправомерные действия следствия. Нормальная защита может и должна быть активной. В то время как «карманные адвокаты» часто выступают в роли пассивных наблюдателей, а то и сочувствующих якобы благодетелей, которые «по-дружески» советуют подозреваемым подписать показания, необходимые следствию.

Термин «карманные адвокаты» широко распространился в начале двухтысячных годов после организации адвокатских палат, борьба с явлением ведется уже не первый год.

В свое время сложилась ситуация, когда следователи, дознаватели и судьи практически сами назначали удобных им адвокатов. Доходило до того, что все документы на следствии подписывались таким адвокатом в отсутствие доверителя, задним числом, а в коридорах суда всегда сидели одни и те же приближенные адвокаты, которые по первому зову судьи без всяких заявок вступали в любое дело, особо не заботясь о судьбах подзащитных.

Действия «карманных адвокатов» нарушают право граждан на получение квалифицированной юридической помощи, гарантированное Конституцией. Пассивная позиция или, что еще хуже, заинтересованность адвоката подыгрывать стороне обвинения часто приводит к ошибочно вынесенным приговорам. Поэтому адвокатское сообщество крайне заинтересовано в наведении в своих рядах законности и порядка.

Во время участия адвоката по назначению Бурцева в защите Д. Сапожникова в «деле Зиринова» Сапожников заключил досудебное соглашение.

Для качественного развития адвокатской корпорации и создания на ее основе единой профессиональной самоуправляемой организации практикующих юристов всей страны необходимо формирование общих подходов к пониманию принципов и норм адвокатской этики, применению положений Кодекса о дисциплинарной ответственности. Эксперты полагают, что выработка стандартов адвокатской профессии как раз и послужит укреплению единства российской адвокатуры.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector