Что с адвокатом гисич

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Что с адвокатом гисич?»

В Самарском областном суде продление срока своего ареста пыталась оспорить адвокат Ольга Гисич.

Задержали ее в конце октября 2014 г. по подозрению в причастности к поджогу машин сотрудников клиники ИДК. А в марте 2015 г. в отношении нее было возбуждено еще одно уголовное дело — о вымогательстве миллиона долларов с той же организации, которое якобы было совершено еще в 2013 году.

«Вся эта история началась с того, что Ольга Гисич захотела детей. В 2013 г. пришла на обследование в клинику ИДК, где у нее диагностировали рак и сказали, что жить осталось буквально несколько месяцев, — рассказал адвокат Андрей Савченко. — Она собрала последние деньги и уехала на операцию в Израиль, где никакого рака не нашли. Когда вернулась в Самару, оказалось, что пациентов с неправильным диагнозом, поставленным в этом учреждении, довольно много. Она добилась статуса потерпевшей как для себя, так и для всех своих клиентов, чьи интересы представляла в суде по делам против клиники ИДК. «Полетели» иски о привлечении организации к ответственности за оказание неквалифицированной медицинской помощи. И тогда произошла история с поджогами».

Самарские следователи задержали предполагаемого поджигателя, от чьих рук пострадали несколько машин сотрудников клиники ИДК. По словам главы регионального СУ СК Валерия Самодайкина, исполнитель дает признательные показания и подтверждает, что Гисич предлагала ему деньги и взамен просила «совершить поджоги и причинить вред здоровью граждан».

Сейчас этот человек уже заключил досудебное соглашение, его дело выделено в отдельное производство и в ближайшее время может быть передано в суд.

«Этот человек — директор коллекторского агентства, с которым моя подзащитная знакома более 10 лет, — сообщил Андрей Савченко. — Когда-то она помогала ему с оформлением необходимых бумаг для создания его организации, они часто общались, созванивались, так что следствию не составит труда найти место и время, когда Гисич якобы сделала свой заказ. Но зачем ей это было нужно? Она была потерпевшей по делу, выигрывала у ИДК суды, собиралась привлечь их за фальсификацию документов, так как из ее медкарты неожиданно «пропала» часть исследований».

В СИЗО Гисич провела уже более полугода, это был бы предельный срок содержания ее под стражей, но в отношении нее возбудили еще одно уголовное дело — за вымогательство миллиона долларов с сотрудников клиники ИДК. На основании этого арест продлили еще на месяц, до 14 мая.

«Между тем мы так и не смогли изучить ни приложенные к ходатайству о продлении ареста материалы уголовного дела, ни даже само постановление о возбуждении второго уголовного дела», — заявил Андрей Савченко.

В апреле Ольга Гисич со своим адвокатом просила Сызранский городской суд дать им время на изучение материалов уголовного дела, им позволили это сделать перед заседанием.

«За то время, что нам дали, мы пролистали буквально полсотни страниц, а их там всего около 200, — заявила Ольга Гисич в Самарском областном суде, где пытается оспорить продление своего ареста. — Дайте нам еще время. Тем более что я даже не видела протокола прошлого судебного заседания».

Но судья Игорь Пикалов рассудил, что с материалами дела адвокат Савченко может ознакомиться и в Самарском областном суде, где они сейчас находятся, а потом пересказать их своей подзащитной Гисич. А вот протокол судебного заседания переслал в СИЗО факсом. Изучив его, Ольга Гисич пришла в ужас.

Читайте также:  Как стать почетным адвокатом

«В нем не было и половины того, что говорилось на суде, — рассказал адвокат Андрей Савченко. — Гисич обещала написать жалобу на неполноту протокола, поэтому дело вернули в Сызранский городской суд».

В Самарском областном суде продление срока своего ареста пыталась оспорить адвокат Ольга Гисич.

Задержали ее в конце октября 2014 г. по подозрению в причастности к поджогу машин сотрудников клиники ИДК. А в марте 2015 г. в отношении нее было возбуждено еще одно уголовное дело — о вымогательстве миллиона долларов с той же организации, которое якобы было совершено еще в 2013 году.

«Вся эта история началась с того, что Ольга Гисич захотела детей. В 2013 г. пришла на обследование в клинику ИДК, где у нее диагностировали рак и сказали, что жить осталось буквально несколько месяцев, — рассказал адвокат Андрей Савченко. — Она собрала последние деньги и уехала на операцию в Израиль, где никакого рака не нашли. Когда вернулась в Самару, оказалось, что пациентов с неправильным диагнозом, поставленным в этом учреждении, довольно много. Она добилась статуса потерпевшей как для себя, так и для всех своих клиентов, чьи интересы представляла в суде по делам против клиники ИДК. «Полетели» иски о привлечении организации к ответственности за оказание неквалифицированной медицинской помощи. И тогда произошла история с поджогами».

Самарские следователи задержали предполагаемого поджигателя, от чьих рук пострадали несколько машин сотрудников клиники ИДК. По словам главы регионального СУ СК Валерия Самодайкина, исполнитель дает признательные показания и подтверждает, что Гисич предлагала ему деньги и взамен просила «совершить поджоги и причинить вред здоровью граждан».

Сейчас этот человек уже заключил досудебное соглашение, его дело выделено в отдельное производство и в ближайшее время может быть передано в суд.

«Этот человек — директор коллекторского агентства, с которым моя подзащитная знакома более 10 лет, — сообщил Андрей Савченко. — Когда-то она помогала ему с оформлением необходимых бумаг для создания его организации, они часто общались, созванивались, так что следствию не составит труда найти место и время, когда Гисич якобы сделала свой заказ. Но зачем ей это было нужно? Она была потерпевшей по делу, выигрывала у ИДК суды, собиралась привлечь их за фальсификацию документов, так как из ее медкарты неожиданно «пропала» часть исследований».

В СИЗО Гисич провела уже более полугода, это был бы предельный срок содержания ее под стражей, но в отношении нее возбудили еще одно уголовное дело — за вымогательство миллиона долларов с сотрудников клиники ИДК. На основании этого арест продлили еще на месяц, до 14 мая.

«Между тем мы так и не смогли изучить ни приложенные к ходатайству о продлении ареста материалы уголовного дела, ни даже само постановление о возбуждении второго уголовного дела», — заявил Андрей Савченко.

В апреле Ольга Гисич со своим адвокатом просила Сызранский городской суд дать им время на изучение материалов уголовного дела, им позволили это сделать перед заседанием.

Читайте также:  Кто такой адвокат кони

«За то время, что нам дали, мы пролистали буквально полсотни страниц, а их там всего около 200, — заявила Ольга Гисич в Самарском областном суде, где пытается оспорить продление своего ареста. — Дайте нам еще время. Тем более что я даже не видела протокола прошлого судебного заседания».

Но судья Игорь Пикалов рассудил, что с материалами дела адвокат Савченко может ознакомиться и в Самарском областном суде, где они сейчас находятся, а потом пересказать их своей подзащитной Гисич. А вот протокол судебного заседания переслал в СИЗО факсом. Изучив его, Ольга Гисич пришла в ужас.

«В нем не было и половины того, что говорилось на суде, — рассказал адвокат Андрей Савченко. — Гисич обещала написать жалобу на неполноту протокола, поэтому дело вернули в Сызранский городской суд».

Лечить нельзя судить

16.05.2016 в 15:51, просмотров: 2872

В Самаре готовятся к продолжению громкого процесса над адвокатом Ольгу Гисич. 25 марта этого года суд признал ее виновной в вымогательстве 1 млн долларов и организации поджогов машин, а также нападений на руководство клиники ИДК и врача областного онкологического диспансера. Ей предстоит отсидеть 8,5 лет, если только вышестоящий суд не отменит приговор.

В апелляции интересы Гисич будут представлять адвокат Андрей Паулов и защитник Алла Фомина.

До этого почти год в обстоятельствах дела разбирались сотрудники первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Самарской области. В итоге они пришли к выводу, что из-за врачебной ошибки Гисич в 2013 году начала буквально терроризировать клинику ИДК: сначала писала письма в различные надзорные ведомства для проведения массы проверок, начиная от пожарной безопасности и обеспечения соблюдения удобств инвалидов, до чисто медицинских тонкостей вроде соблюдения правил хранения инструментов. Потом, как полагает следствие, Гисич начала угрожать гендиректору клиники ИДК Владиславу Шерстобоеву и некогда лечившему ее главврачу ИДК Марату Тугушеву, с последнего она также требовала 1 млн долларов.

Для того чтобы ее угрозы восприняли серьезно Гисич якобы попросила помощи у своего старого знакомого – директора коллекторского агентства Дмитрия Козлова. Они были знакомы около 10 лет, и Гисич нередко помогала ему с юридическими консультациями.

— Козлов в ходе судебного заседания подтвердил, что 23 июля 2013 сломал руку сотруднице онкодиспансера Оксане Югиной, в мае 2014 совершил нападение на Шерстобоева, а в сентябре того же года поджег 2 автомобиля, принадлежащих Тугушеву и Шерстобоеву, причем со второй машины огонь перекинулся на стоявшую рядом иномарку жены гендиректора клиники, — рассказал помощник прокурора Советского района Александр Вельмин. — За все это от Гисич он получил в общей сложности 255 тысяч рублей.

— Суд игнорировал все наши аргументы, обвинение рассыпалось на глазах, а все делали вид, что так и надо, — удивляется защитник Алла Фомина. По ее мнению, о вымогательстве не может быть и речи.

— Когда в начале 2013-го Оля пришла в ИДК, ей сказали: у вас рак последней стадии, и жить осталось от трех месяцев, — рассказал ее брат Сергей Гисич. – Ей предложили провести еще операцию, но она собрала столько денег, сколько смогла, и поехала в Израиль. Там провели обследование и сообщили: рак есть, но в начальной стадии, все это лечится. Когда впоследствии моя сестра инициировала проверки в отношении клиники, оказалось, что учреждение не имело право проводить ей операцию, а врач не имел нужной квалификации.

Читайте также:  Как найти к какой коллегии адвокатов относится адвокат

Женщина-адвокат продолжила наводить справки, и выяснилась, что врачебные ошибки в ИДК – уже бывали, и тогда она занялась привычным делом: защищать права других людей. И начала выигрывать в судах дела против ИДК.

В разгар судебной войны Гисич и клиники ИДК в октябре 2014 года ей предъявляют обвинение в организации поджогов автомобилей руководства ИДК и отправляют в следственный изолятор. Когда же расследование затягивается и срок возможного заключения под стражу почти истекает, в марте 2015 в отношении Гисич возбуждают еще одно уголовное дело – на сей раз о вымогательстве 1 млн долларов и на этом основании продлевают срок ареста.

— Обвинение надуманно, — считает адвокат Андрей Паулов. По его словам, в данном случае суд пытались убедить, что Гисич требовала передать ей 1 млн долларов, обещая в противном случае применить насилие к обидчикам и уничтожить их имущество.

— В представленных суду аудиозаписях разговоров с Тугушевым Гисич спрашивала о его предложениях по урегулированию конфликта, не требуя возмещение ущерба и не обозначая конкретных сумм.

Много вопросов у адвокатов и к эпизодам с поджогами машин. К примеру, сгоревший автомобиль Тугушева был без госномеров, точнее, они оба валялись рядом, хотя задняя часть RAV-4 пострадала мало. Интересно, что в протоколе полицейские также отметили: мало того, что у автомобиля отсутствует капот, повреждена передняя часть, деформирована крыша, диски расколоты так, что ездить невозможно, так там еще и не было руля и ручек от всех дверей. При таком же поджоге у иномарки Шерстобоева запчасти почему-то остались на месте. Доподлинно прояснить вопрос, что за машина сгорела, не получилось — эксперты не смогли прочитать идентификационный vin-код автомобиля, поэтому Тугушеву выплатили страховку в полном объеме как за исправную машину, а сгоревшую иномарку утилизировали, не дожидаясь суда. Странно, что видеокамера у его дома, которая как раз была направлена на машину, в день поджога не работала, хотя до этого он заверял суд, что сильно напугался угроз Гисич и сделал все для обеспечения безопасности себя и своих близких. Не дошли до суда и часть видеозаписей поджога автомобиля Шерстобоева и собственно нападения на него.

Отменить обвинительный приговор катастрофически сложно, одно прецеденты были, причем относительно недавно. В декабре 2015 года Самарский областной суд отменил приговор Екатерине Пуговкиной, которую до этого в Красноярском районе признали виновной в убийстве собственного мужа-банкира. Дело отправили на дополнительное доследование. Удастся ли добиться того же результата адвокатам Ольги Гисич, покажет время. Апелляции поданы, рассмотрение дела ожидается в июне этого года. Вот только времени у женщины не так много: от онкологического заболевания она не избавилась, а нужного лечения, по словам родственников, в местах лишения свободы Гисич не получает.

Читайте также:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector